Евродепутат: Брюссель ждет от Минска простых, но конкретных шагов


«Самые сложные переговоры – с Государственной избирательной комиссией», – утверждает в интервью Александру Силичу Богдан Здроевский, глава делегации Европарламента по связям с Беларусью Богдан Здроевский.

По его мнению, несмотря на другие важные события в мире, такие, как «брекзит» или аннексия Крыма, заинтересованность Евросоюза к Беларуси удерживается на достаточно высоком уровне. Переговоры Брюсселя с белорусскими министрами выглядят лучше, чем два года назад, но делать оптимистические прогнозы рано. Почему открытые европейские двери для белорусских властей – все еще только предложение, а не факт?

Лукашенко в прошлом году дважды приглашали в Европу: первый раз на Саммит в Брюссель, второй – на празднование годовщины окончания Первой Мировой войны в Париж, но он ни разу так и не приехал, фактически проигнорировав возможность встретиться с мировыми лидерами. При этом он активно встречается в Минске с президентом Азербайджана, совсем недавно – Зимбабве. Почему, на ваш взгляд, такой «евроигнор» с его стороны?

Я не люблю комментировать Александра Лукашенко по простой причине: часть его слов направлена ​​только на внутреннего потребителя, и так к ним надо относиться. А некоторые заявления, появляющиеся в международном пространстве, быстро отбрасываются, так как контекст выглядит совсем иначе, чем бы хотел сам Александр Лукашенко. Надо помнить и о месседже в направлении России, чтобы сохранить определенную независимость. Другие месседжи – для собственного пользования, чтобы показать собственную силу, а еще другие – для Европейского Союза. В зависимости от того, какой контекст, такая должна быть интерпретация.

В последнее время Кремль начал сильно давить на Лукашенко в деле более тесной интеграции между Беларусью и Россией. Как реагирует на такую риторику Брюссель? Боится ли российских танков в пограничном с ЕС Бресте?

Важно то, что заинтересованность удалось удержать на достаточно высоком уровне. Помните, что в течение последних четырех лет случилось много событий, которые отвлекали внимание от Беларуси. Это и «брекзит», и аннексия Крыма, и поиск актуальных общих финансовых рамок. Страны Центральной и Восточной Европы четко понимают геополитическое положение Беларуси. Мы как европейцы верим, что Беларусь способна увеличивать и углублять независимость, развивать экономику и с уважением относиться к правам тех, кто политически думает иначе. Мы четко понимаем, что это не случится в течение следующих месяцев, так как ваша страна не имеет такой долгой традиции суверенности. Терпение здесь нужно обеим сторонам, но еще раз подчеркну, что Брюссель не теряет из поля видения Беларусь.

Как по вашему мнению Евросоюзу стоит строить формальные отношения с официальным Минском на среднесрочную перспективу, как минимум на этот год? Есть ли у ЕС какая-то стратегия, стоит ли ожидать каких-то изменений в этом вопросе?

Есть несколько хороших примеров в разговорах с конкретными министрами. Мои переговоры с министром культуры или экономики выглядят лучше, чем два года назад, но строить на основании этого оптимистические выводы слишком рано. Зато на этом можно строить определенную перспективу, хотя и с соблюдением большой осторожности. Самые сложные переговоры идут у нас с Государственной избирательной комиссией и с теми министерствами, которые отвечают за права и свободы граждан. Европа, особенно Скандинавские страны рассчитывают на введение моратория на исполнение смертной казни. Определенные простые и дешевые сигналы с белорусской стороны могли бы очень хорошо воспринять здесь, в Брюсселе. В реальности эти жесты очень скромные и редкие, но они есть.

Стоит ли Евросоюзу продолжать попытку диалога с Лукашенко? Будут ли его снова и снова приглашать в Брюссель?

Очень многое будет зависеть от нового Парламента и новой Комиссии. Нужно помнить, что активность Парламента закончится в конце апреля, а новый начнет работать с 1 июля. Я бы хотел пожелать, чтобы в наших отношениях наблюдался прогресс, может не такой быстрый, как хотелось бы, но верю, что он будет. Главные достижения этого Парламента в том, что мы отстроили каналы коммуникации, и есть общее понимание важности определенных вопросов. А в следующем Парламенте можно будет сделать больше для белорусского общества и тех у Европы, кто хочет с вашей страной сотрудничать.

Насколько готов Брюссель полностью открыть дверь Лукашенко, какими принципами пожертвовать, и что сделает ЕС в случае, если Россия аннексирует Беларусь?

Открытые двери для белорусских властей это предложение, а не факт. За ними стоит много условий от европейских учреждений, даже делегации, которой я руковожу. Но должен подчеркнуть, что реакция на эти ожидания очень медленная и сдержанная, с заметным недоверием и настороженностью. Будто бы введение реформ и изменений могло бы поставить под угрозу ситуацию в Беларуси. Я бы этого не боялся, я бы уговаривал белорусские власти, главы, чтобы эти шаги были более заметны, и чтобы их лучше оценивало общество и оппозиция, чтобы СМИ могли легче работать. Если это обращение вернется в Брюссель из Минска, то европейские двери смогут открыться шире.

Интервью показали в программе «Просвет» с Алиной Ковшик:

Фото: Aleksiej Witwicki / FORUM

Смотрите также
Комментарии