Две задачи Пашиняна после выборов. Интервью с политологом Эдгаром Варданяном



«Объявлена война против государственности Армении», – так исполняющий обязанности премьер-министра Армении Никол Пашинян назвал публикацию второй части прослушки его разговоров с руководителем службы национальной безопасности, а также ранее опубликованных разговоров руководителей спецслужб. Кому выгодно объявить эту войну, и как бы вы вообще прокомментировали эту ситуацию?

Последние, главные дебаты, показали, что эта тема используется Республиканской партией Армении для дискредитации властей, для дискредитации революции в целом. Они объявляют, что революции на самом деле и не было, что все, что случилось – это некие манипуляционные действия Никола Пашиняна и его команды. Якобы народ находится под гипнозом, и завтра он проснется, и мы должны каким-то образом способствовать тому, чтобы народ проснулся. Эту прослушку использовали: на основе этих тезисов Республиканская партия Армении строила свою риторику или свою основную речь, которая базировалась на этой прослушке. Вот, мол, смотрите, у вас «телефонное» правосудие, вы давите на прежнюю власть, это по сути вендетта, и так далее. На самом деле, ничего криминального, даже и в самой прослушке, не было. Конечно, сама по себе прослушка – это очень серьезное преступление, лежащее в основе манипуляции, которую проводит Республиканская партия Армении. Это серьезная проблема, но в самом содержании беседы ничего криминального нет. Всего лишь премьер-министр страны обсуждает с людьми, которые должны принять решение относительно того, каким образом нужно возбудить дело, каким образом в целом нужно вести себя по отношению к этим лицами, и, в частности, к Хачатурову – вот и все. Конечно, там говорилось о том, что в Москве недовольны этими действиями, что это может вызвать отрицательную, негативную реакцию со стороны Москвы, и нужно быть осторожным в этом вопросе. Говорилось только об этом, но Республиканская партия Армении интерпретировала это в таком ключе, что это «телефонное правосудие», вмешательство в судебную власть, и так далее.

Расскажите о сути дел против генерала Хачатурова, который был генсеком ОДКБ от Армении, и против бывшего президента Армении Роберта Кочеряна.

Этих людей обвиняют в том, что они свергли конситуционный строй путем введения военного положения, путем задействования армии для подавления протестов, которые были 1 марта 2008 года. Это были поствыборные события, народ протестовал против фальсификации выборов, и общие народные протесты прошли по всей стране. После того, как были объявлены результаты голосования, и после того, как стало понятно, что имели место серьезнейшие фальсификации, народ вышел на улицу протестовать. По истечению некоторого времени власти решили рано утором подавить протестующих, а потом уже поздно вечером подтолкнули к столкновению между силовиками и протестующими. И по совершенно непонятным обстоятельствам были убиты люди, десять человек, было много раненых.

Это было десять лет назад?

Да, это было десять лет назад. И вот, пользуясь этой ситуацией, власти ввели чрезвычайное положение, по сути военное, так как они задействовали армию. У Следственного комитета уже есть доказательства относительно того, что они стреляли, т. е. были задействованы определенные воинские подразделения в подавлении этого протеста. По сути Роберта Кочеряна обвиняют непосредственно в этом, а Хачатуров не только исполнял приказы, но и издавал их.

Никол Пашинян во время визита в Россию дал интервью одному из российских телеканалов, где прокомментировал этот спор относительно должности генсекретаря ОДКБ между Беларусью и Казахстаном с одной стороны, и Арменией с другой, Россия немного в стороне стоит, сказав, что ОДКБ – очень важная организация для Армении, но генеральный секретарь – это не очень важная должность. Что это значит? Что Армения тем самым отказывается, выходит из этого спора и уступает России либо Беларуси?

Нет, не отказывается. Армения говорит, что этот вопрос будет решаться на основе консенсуса. В любом случае, если даже право назначения на этот пост уйдет другому государству, ничего страшного в этом нет. Власти Армении дают всем понять, что это не тот вопрос, вокруг которого нужно поднимать шумиху.

Да, Армения будет говорить, будет настаивать на том, что этот пост по праву сейчас принадлежит ей на основе Устава ОДКБ, но даже если стороны не придут к согласию, возможно, Армения пойдет на определенные уступки в этом вопросе.

Т. е. это, действительно, вопрос не такой важности, и на самом деле, это так: секретарь Совета Национальной безопасности – координатор, временная должность, это не тот человек, который решает важнейшие вопросы относительно функционирования ОДКБ.

По этому скандалу, связанному с записью разговоров между руководителями государства и руководителями спецслужбы, видно, что республиканцы пытаются влиять на ситуацию перед выборами. В Парламент они, вероятнее всего, не попадут. Но зачем им в таком случае нужно мешать карты нынешней власти?

Действительно, у них очень низкий рейтинг, и по сути их не воспринимают в качестве оппозиционной политической силы. Хотя вся их предвыборная агитация основана на этом тезисе, что «мы и есть – самая настоящая оппозиция. Кроме нас никакая политическая сила не может претендовать на это, потому что все остальные политические силы поддержали революцию или участвовали в ней. Мы же – единственная политическая сила, которая против революции, и вообще – мы не признаем революцию, поэтому мы оппозиция».

Но на самом деле люди понимают, что они не оппозиция, потому что они всего лишь политическая группа, которая по сути основала и поддерживала долгое время авторитарный режим в Армении.

А что есть революция? Это переход от авторитарного режима к демократическому. Я хочу сейчас определенную аналогию привести. Это то же самое, как если, к примеру, после Второй мировой войны Национал-социалистическая партия Германии сказала, что все остальные партии не могут быть оппозицией при новом режиме, самая настоящая оппозиция – Национал-социалистическая партия.

То есть, вы сравнили республиканцев с нацистами?

Я сравниваю потому, что они есть старый, авторитарный, антидемократический, антинародный режим. Они – оплот этого режима. Это группа, которая основала этот авторитарный режим. Независимо от того, что при нацистах были концентрационные лагеря – в Армении их не было, в Армении не было тоталитарного режима – но по сути Республиканская партия, как и Национал-социалистическая партия Германии, были антидемократическими, антиконституционными, они по сути поддерживали антиконституционный, антидемократический, авторитарный режим. То есть в этом отношении, я думаю, что аналогия очень даже к месту, естественно, с некоторыми поправками. Люди отвергли этот режим. Они не просто сказали: Знаете, нам не нравится эта политическая партия, нам не нравится ее правление, мы хотим другую партию, другого руководителя. Нет, на самом деле, это не так.

Люди просто сказали: Мы отвергаем вас в качестве авторитарного, антинародного, демократического режима. Вы – не партия, вы просто антиконституционная группировка.

И сегодня Республиканская партия пытается поменять этот дискурс и позиционирует себя в качестве просто оппозиционной партии, нормальной, европейской, которая просто потеряла власть и завтра может прийти к власти. Смысл в этом: вы – плохие, нынешние власти не справляются. Их основной тезис, что они пришлки к власти незаконным путем, путем манипуляций, и во-вторых, они не в состоянии решать проблемы, они плохие руководители, они проводят антигосударственную политику, и так далее, и тому подобное. Если не завтра, то послезавтра народ поймет – и опять мы придем к власти. Вот вся их стратегия и тактика.

Немного нереальное мышление. Я хочу задать последний вопрос: блок Никола Пашиняна «Мой шаг» побеждает в выборах – это уже точно. Кто войдет кроме них в Парламент – большого значения не имеет, потому что Пашинян сможет принимать любые законы, любые решения. Какие главные проблемы в первую очередь придется решать сразу после выборов?

Было объявлено о том, что нам предстоит экономическая революция. А это означает, что в течение этих 6-7 месяцев радикальных перемен в экономике не было. Да, сейчас нет этих экономических искусственных монополий, сейчас по сути нет олигархов, и в принципе, уже созданы равные условия для бизнеса и т.д. Но этих радикальных экономических перемен, которые в состоянии создать условия для того, чтобы было настоящее экономическое развитие в Армении, пока что этих программ не было. Я думаю, что после выборов это предстоит сделать. Кроме экономики, я думаю, у нас будет действовать институт переходного правосудия. С помощью этого института по сути две важные вещи будут решены: во-первых, это примирение всего общества, хотя подавляющая часть общества у нас была на стороне революции, но все-таки определенная часть общества в течение долгих лет участвовала в разного рода антиконституционных действиях, в разных манипуляциях – предвыборные взятки, судебная власть была не на должном уровне, много людей были вовлечены в эти интиконституционные решения и т. д. Я думаю, на основе этого переходного правосудия будет возможно примирить стороны и еще более сплотить нацию. С другой стороны, люди, которые совершали серьезные преступления, будут наказаны. И сегодня народ думает, что в этом отношении есть определенные проблемы, потому что очень много людей, которые заслуживают того, чтобы оказаться за решеткой, пока что на свободе.

Сюжет показали в программе «Просвет» с Алиной Ковшик:

Фото: Olga Maltseva / Pool via REUTERS / FORUM

Смотрите также
Комментарии