Директор Программы Калиновского: молодые белорусы перестают интересоваться политикой


О будущем Программы Калиновского «Белсат» разговаривает с Яном Малицким, управляющим инициативой польского правительства уже 10 лет. На фотографиях — выпускники Программы.

Что было самое трудное в начале существования Программы?

Во время первого и частично второго набора на Программу самые большие проблемы были связаны с подготовкой кандидатов к обучению в Польше: первые калиновцы не знали польского языка, часто не были подготовлены формально — да, как, например, польские абитуриенты.

Их удалось решить просто: частично от второго и полностью от третьего наборов вплоть до сегодня я ввел безусловную систему сурового отбора: сначала кандидаты подают заявление, потом проходят через две квалификационные комиссии — в польском посольстве в Минске, а потом в Варшаве. Это касается каждого кандидата. Речь здесь не о способностях или знаниях кандидата: если бы он не имел никаких знаний, не думал бы об обучении во университете.

Людміла Асіпенка, магістр Інстытуту польскай культуры Варшаўскага ўніверсітэту. Жыве ў Берліне, працуе ў медыясферы.

Опытный профессор или преподаватель может во время квалификационной беседы оценить эмоциональную зрелость кандидата вообще к обучению в высшей школе — независимо от того, хочет ли он изучать математику или классическую филологию. Это вопрос общей, базовой подготовки кандидата.

Белорусские ученики заканчивают школу на один, а иногда на два года раньше, чем в Польше — в нашем понимании люди в таком возрасте просто слишком молоды для того, чтобы идти в университет.

Аляксей Пілевіч, магістр сітадруку Лодзскай акадэміі мастацтваў і бакалаўр Лодзкай кансерваторыі. Ад панядзелку да пятніцы – дызайнер у рэкламным агенцтве ў Лодзі, па выходных – дырыжор у плоцкай парафіі.

Третий аспект — польский язык. Во время разговора квалификационная комиссия оценивает, кандидат (при условии общей подготовки к учебе) справится в университете после двух месяцев летних курсов языка или требует, однако, годового языкового курса.

Как Вы оцениваете важнейшие результаты Программу в глобальном смысле?

Я бы определил два главных результата. Во-первых, из-за Программы Калиновского режим Лукашенко перестал исключать молодых людей из университетов. Власти поняли, что исключение не ухудшает, а улучшает ситуацию студента, так как он получает шанс учиться в Польше.

Во-вторых, это 274 диплома, 1 начатая кандидатская и 1 докторская. Это — очень много, несмотря на то, что у калиновцев нет обязанности заканчивать учебу.

Особенно много вылетело из первого набора — люди были просто не подготовлены к учебе. Мы гордимся, что смогли предложить помощь этим людям — пригласить учиться в Польшу, но они просто не выдержали университетских требований.

Есть еще третий результат: я лично уже десять лет не могу посетить Беларусь. Это несправедливо, потому что те, кого исключили из университета и кого я принял на Программу, могут въезжать. А я, хотя никто не давал мне стипендии, имею запрет на въезд. Надеюсь, в будущем калиновцы помогут мне разобраться с этой проблемой. (Смеется)

Заметили ли Вы на протяжении этих десяти лет изменения в молодых белорусах, которые приезжают на Программу?

Нарастают две вещи — теоретически противоположные себе.

Во-первых, снижается интерес молодых людей к общественным и политическим проблемам, делам национальной борьбы. Это заметно во время вступительных экзаменов. Приходит множество людей, которые просто хотят поехать учиться в Польшу, так как польский диплом — лучше. Иногда кандидаты на Программу говорят, что плохие результаты ЦТ и боятся, что не попадут в белорусские вузы. Они хотят попасть на Программу, так как что-то делали и где-то засветились. Это негативный процесс.

Таццяна Кебікава, магістр малекулярнай біялогіі Познаньскага ўніверсітэту. Вярнулася ў Беларусь. Працуе ў Таварыстве беларускай школы.

Во-вторых, среди тех, кто попадает на программу, есть такие личности, как, например, Витовт Сивчик, которые убеждены, что нужно тяжело работать и учиться, так как Беларуси нужны новые элиты. Это позитивный процесс.

Во время съезда Александр Милинкевич выразил надежду, что Программа Калиновского сохранится навсегда. Существует ли такая возможность в свете того, что Польша начала роман с Лукашенко — недавно в Минске с визитом был министр иностранных дел Витольд Ващиковский?

Программа Калиновского — политическая, созданная, чтобы помочь непосредственно тем, кто попал под преследование или их детям. Мы хорошо знаем, что ситуация в Беларуси изменилась: политических репрессий сейчас нет. С этой точки зрения через пять лет Программа должна быть закрыта, когда последние стипендиаты закончат учебу.

Но в Министерстве науки и высшего образования, а особенно в Министерстве иностранных дел задумываются о том, о чем сказал Александр Милинкевич: что эту Программу, направленную для белорусских граждан, нельзя ни с чем сравнить. Это шанс воспитывать белорусские элиты.

Стася Дзічкоўская. Магістр Універсітэту Казіміра Вялікага ў Быдгашчы. Піша вершы ды кнігі для дзяцей. Выкладае расейскую мову як прыватны настаўнік. Займаецца перакладамі. Жыве ў Быдгашчы.

Но недавно средства на Программу Калиновского резко обрезали — в этом году я принял только 25 стипендиатов — несравнимо меньше, чем до сих пор.

Но нужно помнить, что взамен был создан Центр белорусских исследований, предназначенный для тех белорусских преподавателей, которых уволили из высших учебных заведений из-за политики, прежде всего из Гродненского университета. На сегодня в этом центре работает 12 специалистов — это очень серьезный исследовательский коллектив.

Антось Пракацень, выпускнік факультэту адміністрацыі і кіравання Гданьскага ўніверсітэту. Працягвае вучобу ў Collegium Civitas у Варшаве, цяпер піша бакалаўрскую працу.

Если средства, предназначенные на Программу Калиновского, не пропали и будут назначаться на помощь белорусским гражданам в широком смысле — считаю, это позитивное сальдо.

Что касается судьбы Программы Калиновского — она неизвестна. Но даже если ее закроют — то только из-за того, что остановились политические репрессии. Каждый из нас должен быть этим доволен.

Беседовали Марина Вашкевич и Денис Дзюба; фото Дениса Дзюбы

Смотрите также
Комментарии