Девушка погибла 20 лет назад, а родителям присылают письма, чтобы она поменяла паспорт


Родители Аллы Мельниковой, которая погибла 20 лет назад во время трагедии на Немиге, до сих пор получают письма на ее имя со стороны государства. Последней каплей терпения стало сообщение, что Алла должна появиться в местный исполком и рассказать о своем трудоустройстве, иначе будет зачислена в дармоедскую базу.

Зинаида Губская, мать Аллы, говорит, что в течение этих 20 лет она и раньше получала письма, но в основном из паспортной службы. В определенный момент женщина не выдержала и позвонила в учреждение.

«Я попросила, чтобы нам перестали присылать письма, так как ребенка моего нет уже 20 лет. Что это такое? Там извинились и сказали, что передадут по инстанции и нас больше никто никогда не будет беспокоить. Но в прошлом году мы получили два письма, которые посылаются безработным. Приглашали для трудоустройства. А вот теперь пришло такое письмо. И это несмотря, что нам обещали, что не будут больше беспокоить», – возмущается Зинаида Губская.

Женщина считает, что в таких случаях службы обязаны выяснять обстоятельства и звонить, а не вести переписку.

«Кажется, что это простое очень дело. Даже достаточно посмотреть в жировки, там же записано, что прописанно в квартире два человека. Я просто не знаю», – говорит Зинаида Губская.

Женщина отмечает, что ест справка о смерти девушки. А раз есть справка, значит, сведения имеются и у ответственных служб.

В результате родители умершей девушки обратились к правозащитникам за советом. Но оказалось, что такая проблема актуальна не только для них.

«Человека нет в мире уже 20 лет. Я считаю, что такие письма приходят не случайно. Дело в том, что система держит всех «мертвых душ» в компьютере для определенных целей. Возможно, для выборов, чтобы показать явку. Ведь если бы хотели удалить сведения о человеке, то сделали бы это еще в 1999 году. Паспортный стол всегда сообщает в социальные службы, что человек умер. А в этом случае просто кощунство сообщать родителям, чтобы их ребенок пришел в исполком и рассказал о трудоустройстве. Такие письма получал и Юрий Захаренко, который исчез в 1999 году. Да и других примеров очень много», – рассказал «Белсату» правозащитник Олег Волчек.

Зинаида Губская действительно вспоминает, что первые выборы, после того, как не стало дочери, она еще была в избирательных списках. Но в последние выборы, то вроде уже не было.

«Нам хочется, чтобы просто оставили нас в покое и не цеплялись. А во-вторых, хочется, чтобы просили прощения за такое отношение», – говорит Зинаида.

Алла Мельникова – единственная дочь Зинаиды Губской. Девушка отучилась в медицинском институте, год отработала после обучения. Она была хорошим врачом. Муж Зинаиды после гибели дочери перенес инсульт, имеет повышенный сахар в крови.

«20 лет прошли очень быстро. Первое время мы чуть ли не каждый день посещали кладбище. Плакали, говорили с ребенком там. Но позже нам посоветовали, чтобы не беспокоили так часто покойницу. Да и вообще, знаете, каждое посещение могилы ребенка стоит здоровья. Боль не уходит. Приходится успокаиваться потом долго. Это единственная дочь, ангел наш. Это ужасно. У нас вся жизнь теперь разделилась на «до» и «после», – печально отмечает Зинаида Губская.

Женщина говорит, что каждое письмо со стороны государственных служб вызывает новую волну боли, отражается это не только на психологическом состоянии, но и на физическом, поскольку пожилые люди вынуждены сбивать давление, брать лекарства, чтобы успокоиться.

Мертвые души в избирательных списках

СК/ИР belsat.eu

Смотрите также
Комментарии