Детектив от истории: Приказ убить Янку Купалу в Москве мог отдать заместитель Сталина в БССР

28 июня 1942 года Янка Купала погиб-упал в лестничный пролет гостинице «Москва» в столице СССР. По официальной версии, момент и обстоятельства происшествия никто не видел, поэтому дело сразу закрыли. Однако до сих пор предпринимаются попытки разобраться в том, как произошла загадочная трагедия.

Детектив от истории Андрей Тисецкий, бывший офицер милиции, который много лет посвятил истории белорусских правоохранительных органов и спецслужб, в интервью «Белсату» приводит свою версию причин гибели белорусского поэта.

— Как вы стали «детективом от истории»?

— Интерес к истории мне передала бабушка – сельская учительница истории. И я в свое время поступал на истфак БГУ, не хватило половины балла. Отслужил в армии, а потом, как посоветовал родственник, пошел учиться в академию Министерства внутренних дел по специальности «оперативно-розыскная деятельность». Потом 5 лет работал в милиции.

Андрей Тисецкий во время работы в милиции. Фото из материалов Андрея Тисецкого

Начал заниматься историей белорусской антисоветской деятельности, милиции, криминала, протестного движения, в первую очередь на моей Родине – Борисовщине и окрестностях. Стал искать и изучать мемуары местных людей, включая нигде не печатавшиеся до тех пор рукописи.

У нас их никто особо не читает, а там много чего интересного можно найти, даже у тех, что публиковались в советское время и проходили жесткую цензуру перед печатью.

Много встречаюсь с непосредственными участниками исторических событий, их потомками, родственниками, краеведами, профессиональными историками. Использую материалы из государственных и семейных архивов, а также специальную литературу.

Постепенно мои исследования стали публиковаться в краеведческих изданиях, на исторических интернет-ресурсах, а также в журнале «Милиция Беларуси». Принимал участие в подготовке к изданию книги «Белорусский уголовный розыск – 100 лет» вместе с историком, также офицером милиции в отставке, Юрием Курьяновичем.

— Как родилась ваша версия смерти Янки Купалы?

— По большому счету стихийно так получилось. Я занимался темой немецкой оккупации, темой белорусского независимого подполья. Сошлись мысли на том, что смерть Янки Купалы связана с борисовскими событиями, в первую очередь со Станиславом Станкевичем, бургомистром Борисова в то время, с тайнами семей Станкевича и Купалы.

Белорусскоязычные документы Борисовского городского управления, 1942 год. Фото из материалов Андрея Тисецкого

— Каким образом в 1942 году Борисов и Станкевич были связаны с Купалой?

— Ничего бы не было, если бы не встреча с Максимом Климковичем, внуком Михася Климковича – первого председателя Совета Союза писателей БССР ( с 1934 по 1938 год), будущего автора гимна БССР. Максим Климкович рассказал, что его дед во время немецкой оккупации встречался со Станиславом Станкевичем.

Михась Климкович с женой. Фото из материалов Андрея Тисецкого

Станкевич предложил ему поставить его историческую пьесу «Барбара Радзивилл», а получив отказ из-за того, что дочь Климковича на советской территории, и постановка может привести к репрессиям против нее, защитил Михася Климковича от ареста немцами и посоветовал ему уходить к партизанам. Что тот и сделал.

В тоже время Станкевич рассказал Климковичу, что хотел поставить на сцене Купаловскую «Павлинку», но этого не позволила сделать немецкая цензура.

— Что могло связывать Станкевича с Купалой?

Купала же был связан с Борисовщиной историей своей семьи, его здесь хорошо знали, а жена Янки Купалы Владислава Станкевич, по моему мнению, могла быть родственницей бургомистра (хотя бы по мнению самого Станислава Станкевича). Даже последняя книга Станкевича (вышла уже посмертно) посвящена личности Янки Купалы.

Архивный перевод документа немецкой цензуры о постановке «Павлинки». Фото из материалов Андрея Тисецкого

Купала погиб 28 июня – буквально за несколько дней до своего 60-летия. Вероятно, именно на эту дату Станкевич планировал постановку «Павлинки» и, как мне видится, также торжество по случаю юбилея поэта в оккупированном немцами Борисове.

Эту информацию мог передать советским партизанам Климкович, а те – в Москву.

— Думаете, это толкнуло бы коммунистов на убийство?

Известно, что претензии к Янке Купале у большевистского режима возникали еще в 1930-е не только из-за его старых заслуг перед белорусским независимым движением, но и по той причине, что в Виленской белорусской гимназии, где директором был Радослав Островский, будущий глава белорусской Центральной Рады, проходили торжества в честь поэта на его 50-летие.

Группа белорусских писателей в 1936 году. Сидят: Якуб Колас, Тишка Гартный, Янка Купала, Михась Чарот, Василь Сташевский; Стоят: Алесь Лежневич, Михайло Громыко, Владислав Голубок, Михась Зарецкий, Анатоль Вольный, Алесь Дудар, Алесь Гурло. Только Якуб Колас и Янка Купала из этой группы не были арестованы НКВД. Были расстреляны коммунистическими оккупантами или умерли в заключении 9 из 12 человек на снимке. Фото wikipedia.org

Руководитель Компартии БССР Пантелеймон Пономаренко в 1938 году писал о необходимости арестовать и судить как врагов народа и Купалу, и Якуба Коласа.

То же самое могло произойти в июле 1942 г. Громкое празднование купаловского юбилея белорусскими националистами было бы пощечиной и Пономаренко, и Сталину.

Пантелеймон Пономаренко не был белорусом и был прислан Сталиным управлять Беларусью в 1938 году. С этого времени руководил массовым террором во время большевистской оккупации Беларуси. Фото из материалов Андрея Тисецкого

— В то время как раз активизировалась деятельность Белорусской Самопомощи в Минске, планировалось расширение ее полномочий, создание антисоветских белорусских формирований самообороны…

— Это было время очень сложное для СССР. Советская махина, как и в 1941 году, трещала по швам, случилась харьковская катастрофа – советские войска были разгромлены на Южном и Юго-Западном фронтах и началось немецкое стратегическое наступление на Кавказ и Волгу.

— В день смерти Купалы 28 июня был издан приказ №227 «Ни шагу назад!»

— Да, в тех нервных обстоятельствах, которые были в Кремле, Пономаренко мог получить информацию о том, что «заядлый националист» Станислав Станкевич прославляет белорусских литераторов, которых Пономаренко топтал, душил, но так до конца и не смог уничтожить.

До того еще в феврале 1942 года Купале пришлось публично оправдываться за «улицу Луцевича», которая в оккупированном немцами Минске якобы была названа в его честь. Хотя на самом деле, это была улица Луцкевича, а не Луцевича.

Телеграмма, которой Янку Купалу вызвали в Москву. Фото из материалов Андрея Тисецкого

— Как же, на ваш взгляд, было организовано убийство?

— По моей версии, информация о возможном праздновании 60-летия Янки Купалы в Борисове доходит до Пономаренко, он в шоке и приказывает подчиненным ему по линии партизанского движения сотрудникам НКВД организовать Купале «несчастный случай», чтобы не допустить одновременного празднования юбилея поэта и в Москве, и в оккупированной немцами Беларуси.

Лестница в отеле гостинице «Москва». Фото из материалов Андрея Тисецкого

На роковую лестницу Купалу, согласно воспоминаниям свидетелей, вызвал телефонный звонок сотрудницы Центрального штаба партизанского движения…

Непосредственных доказательств нет, но многие косвенные данные, хронология и логика событий свидетельствуют именно об убийстве Купалы по приказу Пантелеймона Пономаренко, главы ЦШПД и главного ответственного за хотя бы внешнюю «политическую лояльность» Беларуси перед Москвой.

Беседовал Александр Гелогаев/АА, belsat.eu

Новости