Виталий Портников Что общего у «Слуги народа» и «Единой России», или Украинский выбор неизвестности

Украинский публицист, писатель и телеведущий

Избиратель около предвыборного плаката партии Владимира Зеленского «Слуга народа» в Киеве. Фото: Forum, Reuters

После предсказуемого, но оттого не менее феноменального успеха президентской партии «Слуга народа» на выборах в Верховную Раду Украины, у оппонентов Владимира Зеленского появляется искушение сравнить украинский парламент с российским. В самом деле, впервые в украинской политической истории одна партия может формировать правительство страны и не нуждается в поддержке других политических сил – чем не «Единая Россия»? И разве не в российском парламенте главную роль играет президент, а затем уже депутаты?

И все же это далеко еще не российский парламент хотя бы потому, что с ним давно все ясно. И политика Владимира Путина тоже давно всем известна. Да, наверное, если вспомнить 1999 год в России, то тоже можно было говорить о неизвестности. И все же о тотальной смене элит говорить не приходилось. Более того, сама «Единая Россия» появилась в результате элитного соглашения, союза созданной специально под Путина партии «Единство» с номенклатурным «Отечеством».

Политолог: «Зеленский потеряет популярность, если пойдет на «договорняки» со старыми элитами»

На кого променяли украинцы свою старую элиту?

Парламентские выборы в Украине – почти тотальный провал существовавшей элиты. Только немногие ее представители остались в новой Раде, по мажоритарным округам «хозяева жизни», крупные бизнесмены и директора предприятий проигрывали «слугам» из обоймы Владимира Зеленского. Но мы пока что не знаем, на кого собственно променяли украинцы свою старую элиту. Знаем, что променяли на бренд. Но что за брендом?

На этот вопрос вряд ли сможет ответить и сам Зеленский. Вряд ли могут ответить депутаты его огромной парламентской фракции. Большая часть этих людей с друг другом просто не знакома. Говорить о том, что они в курсе политических взглядов и намерений будущих соратников, не приходится. Даже заявления, которые делали накануне выборов немногочисленные публичные люди из списка «Слуги», зачастую противоречили друг другу.

Зеленский – бренд или авторитет?

Поэтому вместо ответов приходится задавать сплошные вопросы. Какой будет новая «партия власти» и как ее руководство собирается совладать с неизбежными противоречиями в рядах новых депутатов? Сможет ли Владимир Зеленский силой собственного авторитета убеждать своих депутатов голосовать за решения, которые могут быть несовместимы с их убеждениями и взглядами на жизнь? А может, бренд и авторитет – не одно и то же? Каким будет новое правительство страны и действительно ли его возглавит технократ, как это обещал Зеленский и накануне, и после парламентских выборов? И станет ли этот технократ соратником или конкурентом президента? Ведь в украинской истории практически не было примеров мирного сожительства президентов и премьеров, но и большинства одной партии тоже не было. Так что президент – теоретически – может жонглировать премьерами до бесконечности, но будет ли такое отношение к правительству содействовать его эффективной работе?

Зеленский – скорее Голобородько, чем Лукашенко?

Таких вопросов можно задать бесконечное множество именно потому, что никто не знает ответа на каждый из них – от кадровых до политических, от экономических до социальных. Одним кажется, что Украина оказалась перед пропастью и после начала работы нового парламента в нее шагнет. Другие считают, что Украина – перед впечатляющими переменами, которых требует население. И этим запросом на перемены объясняется успех нового президента и его партии.

Но все согласны с тем, что Украина на пороге неизвестности, что мы становимся свидетелями и участниками одного из самых интересных экспериментов в новейшей политической истории востока Европы и постсоветского пространства.

И именно поэтому Украина – не Россия. В России почти все давно известно.

Читайте другие тексты автора:

Виталий Портников, для belsat.eu

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Смотрите также
Комментарии