Читает «Нашу гісторыю», «Новы час». Как дела у швейцарки Натальи Херше, сорвавшей с омоновца балаклаву

Уроженка Беларуси, сейчас – гражданка Швейцарии, Наталья Херше, осужденная на два с половиной года за то, что сорвала балаклаву с омоновца, с 19 по 25 января держала голодовку. На этот шаг женщина решилась, так как с начала года до нее перестала доходить корреспонденция. За первые три дня голодовки Наталья получила сразу 38 писем.

О голодовке Натальи, условиях содержания и скором рассмотрении апелляции «Белсат» пообщался с братом швейцарки Геннадием Касьяном.

Наталья Херше в суде Советского района Минска. Фото: belsat.eu

Голодовка как протест против нарушения прав

Геннадий Касьян рассказал, что решение сестры отказаться от еды стало для него неожиданностью и поначалу очень огорчило.

В четверг 21 января он повез для Натальи в СИЗО традиционную передачу, в которой было «много разных продуктов, а также десять килограммов фруктов».

— Я сначала долго ждал, пока примут передачу, мне сказали, что придет офицер, что уже меня взволновало: думал, что же случилось? – рассказывает Геннадий. – Пришел какой-то майор и показал мне заявление от Натальи от 19 января, что она отказывается от передач и посылок с продуктами. Я видел, что заявление действительно написано ее рукой, стояла ее подпись.

По словам Геннадия, майор ему ничего не объяснил, а на вопрос, что с Натальей, сказал, что все хорошо. Брат швейцарки очень взволновался, позвонил адвокату. Она сразу приехала к Наталье, и через нее Геннадий узнал, что сестра с 19 января объявила голодовку в знак несогласия с тем, что до нее не доходит корреспонденция. Одновременно, отмечает Геннадий, и от Натальи никто не получал писем. Женщина написала официальное заявление, в котором пояснила, что ее голодовка – протест против нарушения ее права на переписку.

По словам Геннадия Касьяна, заявление Натальи подействовало сразу – уже 19 января ей принесли 14 писем, 20 января – еще 12, и 21-го – два раза по шесть писем приносили. Также подруга Натальи уже получила два письма от нее.

Геннадий, брат Натальи Херше. Суд Советского района рассматривает уголовное дело по ст. 363.2 в отношении женщины, Минск, Беларусь. 3 декабря 2020 года. Фото: Белсат

Голодовка может быть единственным шагом, чтобы выразить протест за решеткой

Кроме того, женщину перевели в другую камеру, с лучшими условиями. Хотя одновременно там многолюдно – сейчас восемь женщин, а вообще камера рассчитана на десять человек. Наталья рассказывает, что у нее очень хорошие сокамерницы – швейцарка оказалась в компании с основательницей «Пресс-клуба» Юлией Слуцкой.

«Я просто хочу к маме на ручки». Рассказ дочери задержанной основательницы пресс-клуба Юлии Слуцкой

Наталья Херше прекратила голодовку в понедельник 25 января. Геннадий уже подготовил для сестры передачу, которую понесет в среду, 27 января.

Он считает, что голодовка сестры была в условиях заключения, может, и единственным возможным шагом, чтобы показать свое несогласие, протест против нарушения прав.

— Сначала я очень волновался за сестру, испугался за нее. Но потом согласился, что это был правильный шаг, – говорит Геннадий. – Одновременно меня очень радует, что она закончила голодовку. Показать свою позицию важно, но одновременно все это не стоит того, чтобы уничтожать свой организм. Как медик, я понимаю, к каким последствиям может привести голодовка.

Геннадий Касьян также рад, что голодовку прекратил Игорь Лосик.

— Я очень понимаю Игоря, но одновременно очень рад, что он все же закончил голодовку. Не надо уничтожать свое здоровье, – говорит Геннадий. – Хотя это пример воли и стойкости человека, который согласился отдать свою жизнь в борьбе с беззаконием, это героический поступок.

Наталья Херше. Суд Советского района рассматривает уголовное дело по ст. 363.2 в отношении женщины, Минск, Беларусь. 3 декабря 2020 года. Фото: Белсат

Кодекс не предусматривает многократные встречи для лиц под стражей

Геннадий рассказывает, что Наталья не жалуется на условия содержания. Подруги выписали ей журнал «Наша гісторыя», газету «Новы час» – так Наталья справляется с информационным вакуумом. В тоже время Геннадий не может передать книги для сестры – не принимают. Мужчина направлял вопрос на этот счет в адрес руководства СИЗО-1, и получил ответ, что лица, находящиеся под стражей, имеют право пользоваться литературой только из местной библиотеки, а также приобретенной администрацией СИЗО в торговой сети.

Не дают разрешение Геннадию и на свидание с сестрой. Мужчина в начале января подавал в суд Советского района г. Минска заявление на встречу, но ему отказали, сославшись на то, что одно свидание в декабре уже было, а УПК Беларуси не предусматривает многократные встречи с лицами под стражей.

Одновременно Геннадия радует, что у адвоката нет препятствий для общения с Натальей.

Женщину регулярно – примерно каждые две недели – посещает посол Швейцарии, ему выделяют час для встречи с Натальей.

16 февраля в 10 часов в Минском городском суде состоится рассмотрение апелляционной жалобы Натальи Херше на приговор.

Наталья Херше (с флагом) с братом и его детьми. Фото из семейного архива

Также до 16 февраля сообщество белорусов в Швейцарии готовит совместное заявление на имя председателя Минского городского суда. Швейцарско-немецкая правозащитная организация «Libereco – партнерство за права человека» также готовит заявление о том, что приговор Натальи нарушает две статьи Международного пакта о гражданских и политических правах: ст. 9 – произвольное задержание, ст. 21 – право на мирные собрания.

Наталья Херше – белоруска со швейцарским гражданством, была задержана в Минске 19 сентября во время «Блестящего марша» женщин. Когда ее тащили в автозак, она попыталась снять с силовика балаклаву. Из-за этого на Наталью завели уголовное дело по ст. 363 УК РБ – сопротивление сотруднику внутренних дел с применением насилия. 7 декабря суд Советского района г. Минска приговорил швейцарку к 2,5 годам заключения в колонии. Сейчас Наталья Херше находится в СИЗО-1 на Володарке в Минске.

Анна Гончар/АА, belsat.eu

Новости