Чем Площадь-2010 отличается от протестов-2020

Сегодня, 19 декабря, исполняется десять лет с массовой демонстрации протеста в центре Минска, которую жестоко разогнали силовики и которая вошла в историю как Площадь-2010. Belsat.eu рассказывает, чем события 2010 года принципиально отличаются от нынешних протестов.

Либерализация

Избирательная кампания 2010 года проходила в условиях так называемой либерализации – существенного снижения уровня политических репрессий, а также смягчения ограничений свободы слова и собраний.

Либерализация началась после российско-грузинской войны, когда Евросоюз впервые обеспокоился агрессивной политикой путинской России на постсоветском пространстве и решил попытаться наладить отношения с режимом Лукашенко. Александр Лукашенко освободил политзаключенных, снизил давление на гражданское общество, а ЕС снял почти все санкции с белорусских властей (за исключением санкций против людей, которых подозревают к причастности к насильственным исчезновениям оппонентов Лукашенко). Была создана программа «Восточное партнерство», куда пригласили в том числе Беларусь.

19 декабря 2010 года, площадь Независимости Минска. Фото: Александр Саенко / Белсат

Сама избирательная кампания проходила в беспрецедентно мягких для режима Лукашенко условиях: оппозиция проводила митинги и шествия в центре Минска, а участников этих акций никто не задерживал. Все оппозиционные политики, собравшие 100 тысяч подписей и подавшие документы в ЦИК, получили статус кандидата в президенты (всего у Лукашенко на тех выборах было 9 конкурентов).

Эта ситуация принципиально отличается от событий 2020 года. Массовые репрессии начались фактически за два месяца до дня голосования, сотни человек были задержаны на акциях протеста, десятки попали под уголовное преследование. Участников избирательной кампании, которых считали главными оппонентами Лукашенко, не зарегистрировали в качестве кандидатов в президенты, а двоих из них (Виктор Бабарико и Сергей Тихановский) даже бросили за решетку. Правозащитники отметили в своих отчетах, что выборы происходили «на фоне непрекращающихся репрессий, в атмосфере нагнетания страха и запугивания общества».

Новые лидеры вместо старой оппозиции

19 декабря 2010 года, площадь Независимости Минска. Фото: Александр Саенко / Белсат

В 2010-м лидерами протестов и кандидатами в президенты были люди, которые занимались политикой не первый год и представляли структуры традиционной демократической оппозиции. Исключением можно считать разве что поэта Владимира Некляева, который пришел в политику только в 2010-м и возглавил новое движение «Говори правду». При этом само движение в основном состояло из опытных активистов, пришедших в «Говори правду» из других оппозиционных партий.

В 2020-м все было наоборот. Большая часть демократической оппозиции отказалась от участия в выборах, а на первый план вышли новые лица – блогер Сергей Тихановский, экс-глава «Белгазпромбанка» Виктор Бабарико и бывший директор Парка высоких технологий Валерий Цепкало. Их политические карьеры стартовали вместе с предвыборной кампанией, ранее они не имели никакого отношения к оппозиции. А после того как всех троих ЦИК зарегистрировать отказался, на первый план вышла Светлана Тихановская – человек, который не имел политических амбиций и не собирался участвовать в выборах.

«Я хочу снова стать просто женой и мамой». Большое интервью Светланы Тихановской

Электоральная ситуация

В 2010-м мало кто рассчитывал на то, что Лукашенко проиграет в первом туре выборов. Тем более эта задача выглядела нереалистично с учетом большого количества альтернативных кандидатов, которые неизбежно должны были расколоть оппозиционный электорат. Основные надежды были на второй тур, во время которого можно было бы рассчитывать на чрезвычайную мобилизацию всех недовольных режимом Лукашенко. Однако социологи НИСЭПИ (единственная на тот момент негосударственная структура, проводившая опрос общественного мнения) пришли к выводу, что даже этого сделать не удалось: согласно социологам, Лукашенко имел по итогам первого тура 51,1% голосов. Это значительно меньше, чем Лукашенко насчитал ЦИК (79,65%), но достаточно для победы в первом туре.

19 декабря 2010 года, площадь Независимости Минска. Фото: Александр Саенко / Белсат

Электоральная ситуация в Беларуси во время выборов 2020 года была принципиально иной. Даже государственные социологи и пропагандисты признавали снижение рейтинга Лукашенко, а во время интернет-опросов он вообще не набирал более 3-5% (десятки раз меньше, чем его оппоненты). А поскольку большинство своих оппонентов Лукашенко к выборам не допустил, то сторонники перемен смогли объединиться вокруг одной персоны – Светланы Тихановской. На десятках избирательных участков, где были публично вывешены протоколы, по итогам выборов Тихановская побеждала с огромным отрывом.

Согласно штабу Тихановской, в разных регионах она получила от 70 до 90% голосов избирателей. Люди, которые выходили после выборов на протесты, не сомневались, что Тихановская победила в первом туре. В 2010-м у протестующих такой уверенности в своих кандидатах не было.

«Выборов просто не было». Платформа «Голос» подвела итоги альтернативного подсчета голосов

Именно принципиально иная электоральная ситуация обусловила массовость и продолжительность протестов в 2020 году.

Формат Площади

Характерной чертой Площади-2010 было единство места и времени протестов. Задолго до дня выборов оппозиционные кандидаты публично призвали (в том числе во время своих выступлений на государственном телевидении) собираться после закрытия избирательных участков на Октябрьской площади Минска. В 2020-м оппоненты Лукашенко старались дистанционироваться от протестов, место сбора назначали телеграм-каналы и устраивались они на принципах децентрализации. Протестные выступления проходили в десятках городов, а в самом Минске было множество очагов протестов.

Разница форматов была обусловлена тем, что с 2010 года тактика силовиков существенно изменилась. Сейчас их главной задачей было не допустить сбора людей: площади блокировались, проводились массовые задержания на подходах к местам сбора, а тех, кто публично призвал выходить на протесты, сразу задерживали и привлекали к уголовной ответственности.

Массовость протестов и репрессий

19 декабря 2010 года, площадь Независимости Минска. Фото: Александр Саенко / Белсат

В Площади-2010 приняли участие примерно 30-40 тысяч человек. Притом это была разовая акция: в последующие дни после разгона акции 19 декабря протесты ограничивались небольшими акциями солидарности, но быстро исчезли и они. В 2020-м протесты продолжаются уже более четырех месяцев, причем в первые месяцы воскресные марши регулярно собирали от 100 до 200 тысяч человек только в Минске и еще тысячи людей в регионах.

До нынешней избирательной кампании события декабря 2010 года считались примером беспрецедентных массовых репрессий: около 800 задержанных (700 из них попали на «сутки»), около 50 человек были привлечены к уголовной ответственности и признаны политзаключенными. Нынешние показатели массовых репрессий превышают показатели десятилетней давности в десятки раз. По состоянию на декабрь 2020 года от начала избирательной кампании через задержания прошли около 30 тысяч человек, более 900 попали под уголовное преследование, а 158 человек признаны на сегодняшний день политзаключенными. Не менее 10 человек (по оценке Светланы Тихановской) погибли.

Уровень насилия

19 декабря 2010 года, площадь Независимости Минска. Фото: Александр Саенко / Белсат

В 2010 году омоновцы и бойцы внутренних войск действовали жестко, сотни людей были избиты, некоторые получили тяжелые травмы. В СИЗО КГБ неизвестные люди в масках издевались над политзаключенными: выводили без одежды на холод, подолгу держали на растяжке (почти шпагате) у стены, бросали в переполненные камеры, где пол красили краской с ацетоном, и не выключали электрический свет по ночам.

В 2020-м издевательства и пытки приобрели совсем другие масштабы. Особенно в первые четыре дня задержанных протестующих массово избивали и унижали в РУВД и на Окрестина. Пытки, хотя и в меньших масштабах, регулярно повторялись и в последующие месяцы. Только в связи с августовскими событиями в ООН было передано более 450 свидетельств систематических пыток и унижения задержанных.

Пытки во Фрунзенском РУВД Минска. ВИДЕО

В 2020 году во время разгона акций протеста силовики массово используют весь арсенал спецсредств: резиновые пули, водометы, светошумовые гранаты. Были случаи использования и летального оружия. В 2010-м всего этого не было: тогда силовики использовали против демонстрантов только дубинки. Никакой спецтехники (кроме автозаков) во время протестов в центр Минска тогда вообще не стягивалось.

«Штурм» Дома правительства

Репрессии 2010 года строились вокруг так называемого «штурма» Дома правительства. Тогда несколько десятков участников митинга разбили стекла в дверях Дома правительства и пытались прорваться внутрь, но там забаррикадировались омоновцы. Большинство участников тех событий были убеждены, что битье стекла было провокацией и занимались этим агенты спецслужб. Именно после битья стекла началась зачистка площади, хотя до того силовики никак не мешали демонстрантам.

19 декабря 2010 года, площадь Независимости Минска. Фото: Александр Саенко / Белсат

Инцидент со «штурмом» Дома правительства стал поводом для того, чтобы спецслужбы и госпропаганда обвинили оппозицию в массовых беспорядках. На этом эпизоде строилось обвинение против большинства участников так называемого «дела 19 декабря».

В 2020 году «штурма» административного здания не понадобилось: силовики сразу стали массово использовать против демонстрантов резиновые пули и светошумовые гранаты. Конкретного инцидента, вокруг которого строились уголовные дела против участников протестов, не было: сотни уголовных дел были возбуждены только за сам факт участия в мирной акции протеста.

«Такого в истории Беларуси не было со сталинских времен». Алесь Беляцкий – об уголовном деле за «Дзяды»

Игорь Ильяш/ИР belsat.eu

 

Новости