Человек, благодаря которому белорусским кино восхищаются иностранцы

Интервью

Благодаря ему белорусские режиссеры попали в Школу Вайды, а фильм Андрея Кутило «Сумма» победил на Амстердамском кинофестивале, который называют Каннами документального кино.

Яцек Блавут – известный польский документалист. В кино пришел еще ребенком – исполнял роли в художественных фильмах. Когда вырос, стал оператором. Работал с известными польскими режиссерами, в том числе с Кшиштофом Кесьлёвским над его «Декалогом». Параллельно начал снимать свои документальные фильмы.

Беседуем с ним об успехах белорусского кино на международном уровне.

– В программу нынешнего Краковского кинофестиваля попали два документальных фильма, снятых белорусами: «Сумма» Андрея Кутило и «Чистое искусство» Максима Шведа. Первый получил награду как режиссер лучшего фильма в национальном конкурсе. Вы были художественным опекуном обоих авторов. Почему вы начали работать с белорусами?

– Несколько лет назад меня пригласили в Минск, чтобы вместе с выдающимся белорусским режиссером Виктором Аслюком провести мастер-классы по документальному кино для группы молодых белорусов. Не знаю как для них, но для меня это была очень важная встреча. В результате двоих участников, Любу Земцову и Максима Шведа, я пригласил на учебу в Школу Вайды. Я думаю, это многое им дало: там они могли работать в условиях, создать которые в Беларуси очень тяжело.

Документалист Андрей Кутило получил приз как режиссер лучшего фильма на Краковском кинофестивале

– Тогда вы впервые попали в Беларусь. Какие впечатления остались от белорусской действительности?

Чтобы быть объективным, я должен был бы там немного пожить. Но первое, что я заметил: люди ведут там более спокойную жизнь, ходят по улицам медленнее поляков. Конечно, нам [полякам. – belsat.eu] кажется, что белорусы – несчастны, так как живут в недемократическом государстве. Но может это чушь, и на самом деле несчастные – это мы? С другой стороны, в Беларуси ощущается определенная механичность действий, чувство обособленности от остального мира, и такую ​​ситуацию точно нельзя назвать позитивной. Короче, мои эмоции были интенсивными, но противоречивыми.

– А за что вы полюбили своих подопечных?

Яцек Блавут (третий справа) встречался с белорусскими документалистами в Минске в 2015 году. Фото Януша Гаврилюка

– Хотя бы за огромную эрудицию. Мне кажется, что молодые белорусские режиссеры знают о кино намного больше их польских сверстников. Иногда кажется даже, что они просто дышат искусством. Мне также понравилось, что они – так же как мы с моими коллегами в студенческие годы – тянутся к документальному кино. Сегодня это редкость, молодых киношников гораздо чаще интересуют художественные фильмы.

– Откуда у белорусов такая любовь к документалистике?

Я надеюсь, что они видят в ней некую чистоту, но есть в этом и исключительно прагматические соображения. Делать документальные фильмы дешевле и проще, а поскольку белорусский кинематограф не самый богатый, создание художественного фильма для молодых режиссеров задача практически невыполнимая.

– Вы считаете, белорусы имеют какой-то своеобразный подход в документалистике?

Мне нравится, что белорусские фильмы, с которыми я сталкивался, не имеют ничего общего с примитивным репортажным кино, которое ограничивается исключительно описанием действительности. Белорусы чувствуют, что документальное кино это искусство с большой буквы, очень заботятся о форме, их тянет к экспериментам, творческому риску. Такой подход мне очень близок.

Во многих фильмах мне нравится свежий авторский подход к темам, которые кажутся универсальными и общеизвестными. Белорусские режиссеры люди очень сердечные и, кажется, искренне заинтересованы судьбой других, многим готовы ради них пожертвовать.

– Давайте поговорим о фильмах, показанных на Краковском кинофестивале. Как вы вспоминаете сотрудничество с Максимом Шведам при работе над «Чистым искусством»?

Белорусские власти ставят на Малевича: интервью с режиссером фильма «Чистое искусство»

– С Максимом мы встречались часто и работали очень интенсивно. Концепция фильма менялась, проект развивался, появлялись новые материалы. Путь, который прошел Максим, был непростым, но сделать это было необходимо. В нем есть режиссерский потенциал, в окружающем мире он видит больше, чем заметно на первый взгляд.

В «Чистом искусстве» Максим рассказывает о трудных вещах очень деликатно, чтобы никого не обидеть. Кроме того, он хотел сделать очень личный фильм, представить оригинальную точку зрения на страну, в которой живет, и мир, который его окружает. Я, в свою очередь, мог присмотреться к нему извне, и кажется, на пересечении двух этих перспектив родилось нечто интересное.

– А что вы можете сказать об Андрее Кутило и его фильме «Сумма»?

– Андрей, с которым я познакомился еще до приезда в Минск, на мастер-классе в Киеве, – это парень с характером. Он знает, чего хочет, и – что важно – он очень терпеливый и старательный, умеет слушать других.

Помню, как он принес первую версию «Суммы». У меня было много замечаний, и я боялся, что Андрею будет больно их слышать: каждый молодой автор очень привязан к материалу, который наснимал. Я договорился с монтажистом, что мы назовем наши замечания всего лишь предложениями. Сначала Андрей был немного поражен их количеством. Но он просидел над ними всю ночь и на следующий день сказал: «Вы правы. После предложенных вами изменений это выглядит намного лучше». Тогда я почувствовал, что он действительно начинает понимать, как делается кино, и «Сумма» может оказаться чем-то на самом деле исключительным.

– Андрей говорил мне, что первоначальная версия фильма была 100-минутной. Вы сократили его наполовину.

– Количество фестивалей, на которых он достиг успеха, доказывает, что изменения пошли на пользу. Нас даже удивили все эти награды и оценки, потому что мне казалось, что западные фестивали вроде IDFA иногда идут более простым путем, выбирая фильмы на сильные, противоречивые темы. Оказалось, не все так плохо. «Сумма» – фильм тонкий, эфемерный, и в Амстердаме очень хорошо его поняли.

Фильм Андрея Кутило, снятый при участии «Белсата», победил на одном из самых престижных фестивалей в мире

– В заключение спрошу, что, по вашему мнению, должно произойти, чтобы белорусское кино развивалось еще лучше, а творцы достигли успеха уровня Кутило и Шведа?

Белорусы должны стать еще более открытыми по отношению к нам, ближайшим соседям. Мы с удовольствием поделимся своим опытом и средствами. Достаточно посмотреть на пример Украины, куда мы ездим часто и уже много лет, проводим занятия и мастер-классы, с многими сотрудничаем. Можно сказать, мы воспитали там целое поколение режиссеров. И это можно повторить в Беларуси. Известно, что один «Белсат» такого финансирования не потянет, нужна поддержка со стороны Польского института киноискусства. Надеюсь, мы и дальше сможем на него рассчитывать.

Петр Черковский, ИА /ИА/АА, belsat.eu

Смотрите также
Комментарии