Бывший советник вице-президента США: «Пришло время, чтобы в Беларуси был посол США»

ВИДЕО

Интервью с Майклом Карпентером, бывшим советником вице-президента Соединенных Штатов Америки Джо Байдена, одним из лучших военных аналитиков, который лично встречался с Владимиром Макеем и Александром Лукашенко, когда выполнял функцию заместителя ассистента министра обороны США.

О том, что эффективнее: полная изоляция или работа с властями Беларуси, и как меняются белорусско-американские отношения, а также почему пришло время возвращать американского посла в Минск.

— Вы не так давно посетили Беларусь, что вас больше всего поразило?

— Я был очень удивлен тем, что более десяти лет здесь не было высокого представителя Пентагона. У нас фактически не было диалога, мы не знали, что Министерство обороны Беларуси думает об угрозах сотрудничества с Россией, особенно о деятельности НАТО на восточном рубеже, об увеличении военного присутствия и других событиях, которые случились после саммита в Варшаве. Хотя я был в Беларуси в преддверии саммита, больше всего меня поразила такая нерациональная ситуация. Нам не хватало более эффективного диалога и лучшего понимания другой стороны. Моя позиция была очень проста: мы хотим большей открытости и рассказать правительству Беларуси и белорусскому Министерству обороны, что делают НАТО и США, и что нам хотелось бы большей открытости и с вашей стороны. Полагаю, что это послание было воспринято хорошо.

Министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей и заместитель помощника министра обороны США Майкл Карпентер, Сентябрь 2016 года. Фото МИД Беларуси.

— Видите ли вы изменения в белорусско-американских отношениях от начала деятельности администрации Трампа? Наблюдаете ли улучшение?

— Не думаю, что что-то принципиально изменилось в белорусско-американских отношениях. Возможно, сейчас государственные чиновники стали немного более безразличны. Но если вы работаете в Пентагоне, вы пытаетесь перевести эти отношения на другой уровень. Если честно, я думаю, что политика полной изоляции Беларуси имела такие же последствия, как политика США в отношении Кубы. Она контрпродуктивна и подталкивает Беларусь к Москве. Я не верю, что теплые отношения между Беларусью и Москвой есть какой-то проблемой или угрозой, но, по моему мнению, исключение и изоляция повредят интересам Запада в Беларуси. Вовлечение в сотрудничество и диалог более продуктивны. Это касается также вопросов демократии и прав человека в стране.

— В последнее время сотрудничество Запада с независимыми общественными организациями сокращается. Контакты с властью делаются более интенсивными. Правильно ли это?

— Некоторые группы были зарегистрированы, движение набрало силы. Некоторые протесты прошли спокойно – и одновременно людей сажают в тюрьму. Шаг вперед – шаг назад. Нельзя однозначно сказать, регресс ли это, или прогресс. Определенные явления повторяются снова и снова. Я бы хотел больше прозрачности и открытости в наших отношениях. Без иллюзий. Беларусь – авторитарная страна, но мы разговариваем со множеством других авторитарных стран. Честно говоря, большинство постсоветских стран авторитарные. Есть всего несколько исключений: балтийские государства, Грузия, Украина. Но мы должны поощрять, мы не можем себе позволить иметь маленькую черную точку в середине Европы. Это непродуктивно не только в отношении Минска и белорусского народа, это вредит и нашим интересам на Западе.

— Считаете ли вы возможным возвращение посла США в Минск?

— Я надеюсь на это. Большинство европейских стран имеют послов в Беларуси. Не понимаю, почему мы имеем посла в Ташкенте, Бишкеке, Баку, но не в Минске. Это не имеет смысла. Я сильно добивался повторной аккредитации военного атташе, и это сделали. Думаю, что пришло время, чтобы в Беларуси был посол США, и чтобы Минск имел своего посла в Вашингтоне.

Майкл Карпентер и Александр Лукашенко, март 2016 года, Минск. Фото president.gov.by

— Считаете ли вы правильным приглашение Александра Лукашенко на саммит «Восточного партнерства»?

— Да – если Беларусь часть инициативы «Восточного партнерства», с ней стоит говорить. Это не означает, что следует говорить только то, что Лукашенко хочет слышать. Стоит озвучить серьезное послание относительно политзаключенных, прав человека, бизнес-климата. Должен быть диалог, и его следует восстанавливать.

— Как вы считаете: Лукашенко независимый политик или марионетка в руках Путина?

— Я не считаю, что он марионетка, он независим. Имеет ли Россия мощные рычаги воздействия на Беларусь – да, очень много. В армии, разведке, экономике и культуре. Вы должны понять, что это большое давление. Но с другой стороны, Лукашенко хочет больше независимости и самостоятельности в своей деятельности. Это не значит, что он делает все, что заблагорассудится. Он понимает, что Кремль держит его в поле зрения. И давайте не будем себя обманывать, на самом деле есть общие с Кремлем интересы. Но существует степень, в которой Минск хочет принимать независимые решения для собственного будущего – и необязательно подчиняться диктату Москвы.

Сюжет был показан 10 ноября в программе «ПроСвет»

Другие темы:

 

Смотрите также
Комментарии