Бывший советник Ельцина: Россия занимается ядерным шантажом

ВИДЕО

https://youtu.be/DwbPkA-jMQ0?t=4m49s

Почему Россия впервые в истории не участвует в международных разговорах о ядерной безопасности? Почему не существует «мирного атома»? Чему научил нас Чернобыль? Об этом – интервью с профессором Алексеем Яблоковым, бывшим советником Бориса Ельцина, автором книги «Чернобыль. Последствия для человека и природы ».

— Какие страны сегодня угрожают ядерной безопасности и каким образом?

— Северная Корея – блестящий пример того, как можно использовать ядерное оружие в качестве шантажа. Эта страна угрожает всему миру: Японии, Южной Кореи, США. Говорит, что может запустить ракету прямо в Соединенные Штаты и так далее. И все вынуждены слушать ее, ходить вокруг нее на цыпочках… Иран также угрожал, но сейчас меньше, так как экономические санкции, которые были довольно долго – почти 20 лет, показали ему, что лучше с мировым сообществом не играть, а лучше каким-то другим образом решать свои политические проблемы. На самом деле у него были серьезные атомные амбиции. Он хотел, как и Северная Корея, заниматься таким ядерным шантажом. Вряд ли он хотел кого-то специально угробить, хотя израильтяне считают, что Иран хотел всерьез их погубить, но я так не думаю. Иран точно хотел заниматься шантажом. А сейчас мы занимаемся ядерным шантажом. Это недостойно нашей страны. Но мы отказались говорить о ядерном разоружении, которое произошло впервые в истории всего ядерного оружия. В самые страшные годы Холодной войны никто никогда не отказывался от разговоров о налаживании контактов, так как все понимали: мы отказались – мы тем самым поставили себя в очень затруднительное положение.

— Почему международное сообщество запрещает Ирану разработку мирного атома, а другим странам можно это делать?

— Дело в том, что в Иране это не просто мирный атом. Проблема в том, что мирного атома не бывает. Большинство атомных технологий – это одни и те же. Страна, которая построила атомную станцию, преодолела половину пути к атомному оружию. Сейчас под видом развития мирной атомной энергетики все страны совсем явно развивают ядерные программы. Это и Египет, и Арабские Эмираты, Юго-Восточная Азия зашевелилась. Они все думают, что с помощью ядерной бомбы можно будет командовать, шантажировать и так далее. С Ираном такая история: аятоллы, когда пришли к власти, заявили, что их цель – ядерное оружие, что они будут командовать, бороться с США с помощью ядерного оружия. Потом они замаскировались. Но я точно знаю, что был договор России с Ираном, где Россия в начале ельцинского правления обещала помогать им именно в деле атомного оружия. Потом Ельцин сказал: «Убираем военную составляющую из программы сотрудничества с Ираном». Значит, это была военная составляющая – нельзя отрицать. Поэтому Иран отличается от других стран, так как делает ядерное оружие.

— Как ядерное оружие может попасть в руки террористов и как этому можно помешать?

— Сейчас этот вопрос следует немного иначе задать. Теперь ядерный терроризм – это государственный терроризм. Иран, Северная Корея – вот ядерные террористы. Никакой индивидуальный террорист или маленькая группка людей ничего не может сделать с ядерной бомбой. Взорвать ее нельзя – это чрезвычайно трудно, специальные коды должны быть. Нельзя думать, что стащил бомбу и взорвал. Такого не может быть. Во-вторых, «грязная» атомная бомба, которая распыляет радиоактивные вещества, – это страшная вещь. Она может испортить жизнь большому городу на сотни лет, но это абсолютно неинтересно для террористов, потому что нет быстрого результата. Эффект от такой «грязной» атомной бомбы будет через десятилетия, а этого никакой террорист не выдержит.

— Насколько саммит в Вашингтоне может решить проблему ядерной безопасности?

— Никакой саммит никакую проблему не может решить. Каждый саммит, и этот Вашингтонский, направлен на то, чтобы разговаривать и находить взаимодействие. В том, что Вашингтон собрал саммит, косвенно виновата Россия, так как три-четыре года назад Россия вдруг заговорила о возможном использовании ядерного оружия. И даже в военной доктрине начало проскальзывать: да, мы можем использовать ядерное оружие не только в ответ на ядерный удар, как раньше было. Путин говорит в знаменитом кинофильме, где он рассказывает о взятии Крыма, что он всерьез думал о готовности применить ядерное оружие, если бы у него ничего не получалось. Но это вообще ни в какие ворота не лезет. Никогда такого не было. И Запад, конечно, очень обеспокоен этой риторикой. Чтобы вернуть мировые отношения в те рамки, которые были после договоренности Рейгана и Горбачева, чтобы вернуться к пониманию, что ядерная война – это ядерная зима и уничтожение всего мира, – для этого и собирается саммит. То, что Россия на него не едет, – это самоизоляция. Здесь можно только догадываться, почему: либо личные амбиции Владимира Путина, который боится, что его не пригласят на чай или не выразят уважение, а он очень обидчивый человек; либо это ядерный шантаж, когда он говорит: не поеду, у меня есть атомная бомба, то вы и попрыгайте вокруг меня.

Больше – в  видеоматериале.

Это сюжет из программы «ПраСвет», которая выходит на «Белсате» каждую пятницу в 21:40. В последнем издании: почему Путин бойкотирует последний ядерный саммит Обамы; как Россия занимается ядерным шантажом; почему закрывают стипендиальную программу имени Калиновского; 20 лет интеграции Беларуси с Россией – как Минск потратил московские деньги; с улыбкой на фронт – волонтеры-стоматологи возвращают солдат в ряд.

https://www.youtube.com/watch?v=DwbPkA-jMQ0

Беседовал Мумин Шакиров, «ПраСвет»

Смотрите также
Комментарии