Бывший подполковник милиции отсидел за решеткой 3,5 года. Убежал на Запад и рассказал, как «прессуют» в «американке»


Бывший подполковник милиции Василий Михневич, который отсидел за решеткой 3,5 года за превышение должностных полномочий и сбежал за границу от преследования КГБ, выступил с сенсационными заявлениями в литовской прессе.

Василий Михневич дал большое интервью delfi.lt и рассказал о реалиях в СИЗО КГБ и «методах обращения» с заключенными, которых арестовали за Площадь-2010.

«Последним оппозиционным политиком Беларуси, который не «работал под контролем», был Зенон Позняк», – цитирует Василий Михневич узника «Володарки», бывшего сотрудника КГБ, с которым ему довелось пересечься в этом следственном изоляторе перед отправкой в колонию.

В рассказе об «американке» времен разгона Площади-2010 Василий Михневич назвал ряд политзаключенных, с которыми ему пришлось сидеть в одной камере: Сергея Возняка, Дмитрия Бондаренко, Алеся Киркевича, Александра Класковского, Дмитрия Новика.

Корреспонденту «Свободы» удалось дозвониться до Сергея Возняка и Алеся Киркевича.

«Да, был такой Василий, помню, – говорит Сергей Возняк. – Подполковником милиции назывался. Михневич, да. За что его арестовали? Что-то он дом себе строил, и его арестовали… Говорил, что его задержали за коррупцию из-за злоупотреблений служебным положением. Во всяком случае, в камере он мне так рассказывал, но на самом деле я не могу знать, потому что не читал его дела. При строительстве дома какие-то блоки, кран… Что-то такое было, но точно не помню. Ничего плохого о нем сказать не могу. У нас были с ним нормальные отношения. Не знаю, что он говорит обо мне, но я, повторюсь, о нем ничего плохого сказать не могу».

Рассказ Сергея Возняка о том, как обращались с заключенными в «американке» сотрудники «Альфы» в масках, совпал с тем, что об этом говорит Василий Михневич. Об обысках в спортивном зале с раздеванием догола и стоянием на холоде, о моральном издевательстве, психологическом давлении и пытках. А правда ли то, что сам Михневич этому давлению и пыткам пытался противостоять? Сергей Возняк таким сведениям верит.

«Это похоже на него. Насколько помню, он отказывался давать показания, когда я с ним сидел. Он там был уже почти год из-за этого. Да, у него были конфликты с охранниками».

Сразу вспомнил про Василия Михневича и молодофронтовец из Гродно Алесь Киркевич. По его словам, Михневича «прессовали по полной».

«Его на фото сейчас и узнать трудно, он на человека похож. А тогда, когда увидел его в камере, совершенно ужасно выглядел. Один кадык было видно, так как по карцерам бросали все время. Кстати, когда после заявления Алеся Михалевича о пытках в изоляторе, была проверка, и приходил какой-то начальник из прокуратуры, Швед была его фамилия, то Василия специально, чтобы не находился в камере, забрали куда-то вниз, чтобы он не мог высказаться».

Сам бывший подполковник милиции Василий Михневич в своем интервью говорит, что был осужден за «злоупотребление должностными полномочиями». Суд признал, что Михневич нанес моральный ущерб человеку, которого он задерживал несколько лет назад. Сам Михневич своей вины не признал и считает, что его дело сфабриковали, так как будучи оперативным сотрудником милиции, он вышел на коррупционные схемы с участием высокопоставленных чиновников Совета безопасности.

По словам Михневича, до ареста в феврале 2010 года он занимал должность заместителя начальника отдела в Управлении по борьбе с коррупцией и экономическими преступлениями Минского городского управления милиции. При этом Василий Михневич признает, что должность занимал номинально, а на самом деле был «на практической работе». И все же, что говорят в милиции о бывшем подполковнике Василии Михневиче?

В пресс-службе минской городской милиции подтвердить или опровергнуть факт службы Василия Михневича отказались ввиду нехватки времени. В пресс-службе МВД согласились через полчаса дать ответ на вопрос о подлинности службы Василия Михневича, но трубку больше не подняли.

Возможно ли, чтобы действующий подполковник лишь номинально занимал определенную должность в милиции, а сам работал в другой организации? «Да, это возможно, что он был негласным сотрудником милиции, в оперативной работе такое возможно», – говорит бывший подполковник милиции, активист ОГП Николай Козлов.

По словам Николая Козлова, ему во время службы в милиции не приходилось встречаться с Василием Михневичем. При этом отчасти его рассказ кажется Козлову правдоподобным, в том числе и то, что касается обращения активистов оппозиции к сотрудничеству с КГБ.

«Чекисты, и не только чекисты, а все, кто контролирует оппозицию, у них главная задача – это агентурная работа. Здесь и техническая работа, как прослушивание и запись разговоров и просмотр электронной почты. И агентурная работа – то есть создание агентуры. Вот два основных рычага. Но так есть во всех странах. Просто в других это направлено на криминальные структуры, а у нас в основном на политические, криминал у нас отошел на второй план».

Николай Козлов не разделяет мнения Василия Михневича о том, что аресты после Площади 2010 года были массовыми именно для того, чтобы завербовать среди оппозиции новых агентов и обеспечить легенды уже внедренным в оппозицию сотрудникам КГБ.

«Не думаю, что только ради этого. Но безусловно, что, посадив человека за решетку, они пытаются так или иначе поработать с ним, чтобы завербовать».

Николай Козлов считает, что защититься от методов, которые практикуют в «американке», обычному человеку очень сложно.

«Даже матерым уголовником, которые морально готовы к противостоянию, не всегда это удается. А человеку, который всю жизнь «ходил в библиотеку» – очень сложно выдержать», – полагает бывший милиционер Николай Козлов.

belsat.eu, по материалам svaboda.org, delfi.lt

Смотрите также
Комментарии