Бывший министр обороны Молдовы: Информационное пространство России — чрезвычайно токсично

Интервью

Виорел Чиботару. Фото: facebook.com/viorel.cibotaru

Какие главные проблемы в области безопасности стоят перед постсоветскими странами и как им противостоять рассказал в эксклюзивном интервью «Белсату» бывший министр обороны Молдовы и председатель Либерально-демократической партии, а сегодня директор Европейского института политических исследований Виорел Чиботару.

Каковы главные проблемы безопасности стран Восточной Европы – внутренние или все-таки внешние?

На самом деле, и внешний фактор, и внутренний взаимосвязаны. Безусловно, одной из самых больших проблем являются отношения с Российской Федерацией и с главными акторами: как странами – США, Германия, Франция, Индия, Китай, так и с объединениями – Европейский Союз и НАТО. Вето России на вступление в НАТО и Евросоюз мешает нашим странам продолжать свой естественный процесс европеизации и европейской интеграции. С другой стороны, она консервирует проблемы, связанные с региональной безопасностью. А они, как рассадник, создают новые угрозы. Естественно, что в ситуации, когда Молдова, Грузия, Украина являются заложниками России из-за прямой оккупации части наших территорий и создания условий, при которых доступ наших стран к ресурсам – финансовым, технологическим, транзитным – ограничен, это все играет большую роль в нашем экономическом развитии. Безусловно, это снижает внутренний потенциал для развития демократического общества, для создания функциональной демократии и качественного государственного управления.

Тем не менее, несмотря на военные конфликты, в последнее время к власти в странах нашего региона пришли, так или иначе, пророссийские кандидаты. Это и Игорь Додон в Молдове, в определенной степени, и Владимир Зеленский в Украине и Саломе Зурабишвили в Грузии. В чем причина этого, по вашему мнению?

Медведев увидел шанс на улучшение отношений с Украиной при Зеленском

Причина, прежде всего, в сохранении единого информационного пространства с Россией, которая сегодня является чрезвычайно токсичной для развития, для продолжения национального возрождения. В Молдове оно еще не закончилось. Как и в Украине, в определенной степени и в Грузии. У нас еще не закончился переходный период от тоталитарной системы. И насаждение старых паттернов, «спасибо деду за победу», георгиевские ленты, все эти агрессивные антиамериканский и антиевропейский нарративы, которые пропагандируются и финансируются всеми возможными путями, является очень серьезным фактором для того, чтобы часть электората чувствовала себя оторванной от действительности, в которой она живет.

Второе – это, конечно, недовольство коррумпированными политиками уже новой формации с европейским образованием и прекрасным знанием английского языка, которые стали жертвами или сознательно пошли на коррупционные схемы отнятия бюджетных денег или создания фондов для сохранения себя любимых во власти. Безусловно, это породило недовольство электората.

Третий фактор – это отсутствие на сегодняшний момент понятной и четкой перспективы присоединения к Европейскому союзу.

Важно, чтобы все страны строили демократию

По вашему мнению, что могли бы сделать сегодня страны нашего региона, чтобы уменьшить негативное влияние России?

Прежде всего, у нас уже есть установленный формат — это Содружество независимых государств. Мы до конца не использовали весь потенциал воздействия на Россию. Широко известен случай, когда прошлый президент Молдовы Тимофти на заседании глав стран Содружества открыто возразил Путину. Если бы другие страны поддержали такой критический тон, это было бы очень полезно.

На улицах Молдовы. Фото: Reuters

Во-вторых, у нас есть очень хороший формат сотрудничества в европейской программе Восточного Партнерства и в политике добрососедства Европейского союза, где существуют общие цели и задачи. Это очень хорошая платформа и достаточно действенный, ресурсный инструмент для того, чтобы координировать нашу политику в очень многих вопросах. И в противостоянии гибридным угрозам, в формировании общей позиции стран, подписавших соглашение о Ассоциации, о его координированном исполнении.

Есть и двусторонние отношения. Я очень рад, что в последние годы отношения между Молдовой и Беларусью успешно развиваются, особенно в экономическом плане. Это всегда важно. В Молдове всегда существуют симпатии к белорусскому народу. Благодаря им, легче формировать и доверие на политическом уровне. Каким бы ни было правительство или режим в Беларуси, каким бы ни было правительство в Молдове, мы существуем геополитически в одной связке. Мы существуем в головах некоторых политиков и политологов, как некая буферная зона между Востоком и Западом. И поэтому нам важно развивать любые проекты, которые бы помогли нас вывести из этого восприятия.

Додон жалеет, что не может управлять Молдовой, как Лукашенко – Беларусью

У нас может существовать очень много транснациональных проектов. Например, Север-Юг. Очень многие европарламентарии из прибалтийских стран и Польши брали на себя обязанности продвигать их, в том числе в области инфраструктуры, что для нас очень важно.

Политически очень важно, чтобы все наши страны находились в едином тренде по демократизации нашего общества и создания единых консолидированных демократических режимов. Тогда нам будет, конечно, легче противодействовать совместно политике доминации, или постимпериализма России, которая использует в XXI веке механизм военного присутствия, чтобы влиять на стратегическую политику того или иного государства, которая одновременно с тобой провозгласила свою независимость и имеет полное право воспользоваться этим. Тем более, что Россия использует двойные стандарты. Она полностью согласилась с интеграцией балтийских стран и в НАТО, и в Европейский союз, и почему-то ставит вето на вступление, например, Республики Молдова, навязав нам статус нейтралитета, который сама же полностью и скомпрометировала.

Выборы в Европарламент: две крупнейшие фракции понесли существенные потери

На днях завершились выборы в Европарламент. По результатам которых для формирования коалиции придется собирать уже не две партии, а не менее трех…

Но это все договороспособные партии. АЛДЕ (Альянс либералов и демократов за Европу. – Прим. Belsat.eu) – это самый надежный партнер Европейской народной партии. И сегодня АЛДЕ в расширенном состоянии. Да, немножко сложнее будет составить большинство из трех политических семей, чем из двух. Но АЛДЕ – это еврооптимисты, в конце концов. Это люди, которые разделяют те же ценности, что и социал-демократы, и Европейская народная партия, и я думаю, что они найдут общий язык. Да, возможно, в некоторых вопросах им будет сложнее договариваться. Да, возможно, что-то будет пробуксовывать.

Евросоюз должен прорвать вето России на расширение

Но что касается Республики Молдова и меня лично, я очень мечтаю, чтобы в Евросоюзе прорвали российское вето на нерасширение. Для нас чрезвычайно важно получить эту перспективу. Для нас чрезвычайно важно получить помощь в борьбе с коррупцией, популизмом, псевдосуверенизмом и сепаратизмом. И я уверен, что совместные настроения в европейских странах и общий мандат был на укрепление Евросоюза, а не на его ослабление. Граждане все-таки проголосовали за унификацию Европейского союза, за создание более объединенного Евросоюза, чем регионального.

Во время выборов в Европарламент. Фото: Fabrizio Bensch / REUTERS / Forum

Да, было ожидаемо, что пройдут и евроскептики и даже антиевросоюзники. Но выяснилось, что в меньшей степени, чем предполагалось. Они остаются достаточно разобщенными. И даже представители некоторых семей, например, зеленые, как правило достаточно солидарны с социал-демократами, АЛДЕ и ЕНП.

Мы должны осознавать, что европейская политика склонна к прагматизму. И после такой достаточно бурной компании, на фоне брекзита, трампизма и торговой войны с Китаем, на фоне демографических проблем и проблем с миграцией, на фоне определенных экономических катаклизмов и финансовых трудностей в некоторых регионах, все-таки Евросоюз показал себя жизнеспособной конструкцией.

В отношении России трудно быть оптимистом

На сегодняшний день я считаю результаты выборов если не блестящими, то абсолютно приемлемыми, исходя из современных условий. И они очень положительные. И они дают ответ главным игрокам: Российской Федерации, которая хотела развала Евросоюза, и Соединенным Штатам, которые ожидали более жертвенных действий со стороны ЕС, что он сохраняет в себе желание быть независимым игроком в партнерстве с США, а не против. Вырисовывается общая тактическая позиция с США в отношении китайской экспансии в экономическом плане. И это дает надежду, что будут решены ключевые проблемы современной международной обстановки.

По вашему мнению, что должно измениться в России, чтобы она стала более благосклонной к своим странам-соседям?

Я два года подряд участвовал в берлинском форуме с российскими политиками и политологами, которые достаточно скептичны в отношении каких-то изменений в России. Поэтому быть голословным архиоптимистом и говорить, что я жду демократического взрыва или подобных изменений, не буду.

«Вместе с Путиным ты превращаешь Россию в банановую республику»: Навальный ответил главе Росгвардии

Хочется, чтобы Россия была стратегически более выдержанной. Чтобы она поняла, что избавление от старых приемов XIX-XX веков только поможет ей действительно встать с колен, действительно быть уважаемой. А не страной, которую бы люди отвергали из-за ее постимперского поведения.

Но, конечно, решать гражданам России. И если им нравится такой режим, то вряд ли мы сможем им чем-то помочь.

МГ/ИР belsat.eu

Смотрите также
Комментарии