Бояться ли дровяной армии?


Среднему россиянину сложно не знать о модернизации российской армии ‒ репортажи о пополнении ее сверхсовременной техникой, не имеющей аналогов в мире, не сходят с экранов телевизоров. Но в качестве топлива, как и двести, и четыреста лет назад, армия использует… дрова.

Энергоноситель каменного века

В стане, которую порой называют нефтегазовой державой, далеко не все имеют доступ к пользованию углеводородами или даже простым углем. Дедовским методом, дровами, обогреваются больницы, тюрьмы, дома культуры, суды. Даже компания, имеющая непосредственное отношение к природному газу ‒ «Газовое хозяйство» Новолялинского городского округа Свердловской области ‒ вынуждена покупать дрова.

В Крыму, из которого Россия пытается сделать альтернативу ведущим курортам мира, санатории «Симеиз», республиканский противотуберкулезный санаторий имени Боброва, детский санаторий «Искра» также не обходятся без дров.

Но крупнейшим потребителем архаичного топлива является российская армия. 26 февраля 2018 года объединенное стратегическое командование Восточного военного округа заключило контракт с компанией «Аконит» на поставку 4 945 кубометров дров на сумму более 10 миллионов рублей ($178 тыс.).

Требование к дровам прописано по-армейски строго: они должны соответствовать одному из четырех типоразмеров ‒ четверть метра, треть метра, полметра или метр. Отклонение длины полена от государственного стандарта 1988 года допускается не более чем на два сантиметра. В дровах не допускается наружная трухлявая гниль, а вот «ядровая и заболонная гнили допускается не более 65% площади торца».

И эта дровяная закупка ‒ далеко не единственная. За 2017 год командования военных округов провели около тридцати тендеров на поставку дров на общую сумму в 280 миллионов рублей ($4,5 млн).

Общий объем приобретенного военными доисторического топлива ‒ более 80 тысяч кубометров. Это более двадцати железнодорожных составов километровой длинны. Если верить открытым данным, что численность российской армии составляет около 800 тысяч человек, то на каждого военнослужащего, будь то генерал или рядовой, приходится 0,1 м3, то есть около 50 килограммов дров.

Тяжелое военное положение

Почему современная армия в нефтегазовой державе вынуждена использовать дрова? Вполне вероятно, что из экономии ‒ замена старых печек-буржуек и полевых кухонь на современные аналоги требует средств, а денежные дела у военных вовсе не так хороши, как принято думать. По крайней мере, некоторые войсковые части официально признают свое «тяжелое финансово положение».

Этот аргумент они используют в арбитраже, когда контрагенты пытаются выбить из армии долги. Так, в решении суда от 22 декабря 2017 года по иску «Мосэнергосбыта» к войсковой части 66631 зафиксировано: «Доводы ответчика о невозможности исполнения обязательства вследствие тяжелого финансового положения, наличия задолженности перед другими кредиторами, наложения ареста на денежные средства или иное имущество ответчика, отсутствия бюджетного финансирования, неисполнения обязательств контрагентами, добровольного погашения долга полностью или в части на день рассмотрения спора, выполнения ответчиком социально значимых функций, наличия у должника обязанности по уплате процентов за пользование денежными средствами сами по себе не могут служить основанием для снижения неустойки».

В прошлом году в бедственном положении с финансами признавались перед лицом суда войсковые части с номерами 7405, 7605, а еще гарнизонная коммунально-эксплуатационная часть дивизии имени Дзержинского, армавирские спецназовцы, моряки Дальнего Востока, связисты из Подмосковья и Ленинградской области.

Если верить риторике, умножаемой российскими медиа, армия России выглядит пугающе. Но не стоит преувеличивать угрозу, исходящую от солдат, греющихся у горящих поленьев.

Юрий Лобунов, belsat.eu

Смотрите также
Комментарии