Били деревянными палками, заставляли покупать сосиску в тесте. В Минске судят командиров Коржича


На переднем плане - Артур Вирбал разговаривает с адвокатом.

Минский районный суд начал рассмотрение дела прапорщика Артура Вирбала и лейтенанта Павла Суковенко из роты, где погиб Александр Коржич. Их обвиняют в «злоупотреблении властью» (ч.1 и 2 ст. 455 УК), однако следствие не считает, что они причастны к смерти Коржича.

Потерпевшими по делу проходят 6 сержантов, 5 из которых доставили на заседание в наручниках и под конвоем. Среди них сержанты Евгений Барановский, Егор Скуратович и Антон Вежевич – по мнению следствия их действия привели к смерти Александра Коржича. Суд над ними проходит параллельно, сейчас там объявлен перерыв. Кроме того, среди пострадавших есть уже осужденных сержанты – в частности, Артем Бердник, которого в мае наказали 3 годами лишения свободы за дедовщину.

Пострадавшие сержанты и конвой для них

В чем обвиняют Вирбала и Суковенко

25-летний Артур Вирбал сначала закончил срочную службу, потом устроился в армию по контракту и стал прапорщиком. Согласно следствию, прапорщик, чтобы «самоутвердиться и поднять свой авторитет как начальника», в качестве наказания за те или иные провинности заставлял сержантов отжиматься, в результате чего те испытали «физические и нравственные страдания». Иногда Вирбал приказывал сержантом принимать «упор лежа» и в такой позе бил их деревянной палкой по ягодицам. Кроме того, в материалах дела есть несколько эпизодов, когда Вирбал наносил сержантом удары кулаком по спине и ногами по голени.

В аналогичном насилии над сержантами обвиняют и 24-летнего командира роты Павла Суковенко. Согласно следствию, однажды офицер выстроил сержантов в казарме и начал проверять знание военного устава. За неправильные ответы офицер заставлял сержантов принять «упор лежа» и бил их палкой по ягодицам. Сам Суковенко называл эту палку «машинкой». По мнению прокуратуры, лейтенант делал все это, «реализуя свои низкие наклонности», желая «самоутвердиться и поднять свой авторитет».

Офицер регулярно заставлял сержантов за собственный счет покупать ему сигареты и продукты. В частности, Суковенко каждый день приказывал покупать ему кофе «три в одном» и сосиску в тесте. Сержанты, в свою очередь, или покупали продукты за свои деньги, или заставляли делать это «духов».

Однажды лейтенант вымогал у сержанта деньги за пользование мобильным телефоном – требовал за это купить ему новую форму. По версии следствия, Суковенко воровал средства из денежного довольствия солдат – обычно от нескольких десятков копеек до 1,5 рублей с каждого заработка. Разницу офицер брал себе. Всего Суковенко присвоил около 245 рублей, утверждает обвинение.

Суковенко и Вирбал перед судом разговаривают с адвокатами

Прапорщик Вирбал свою вину признает полностью. Офицер Суковенко – частично (признает вымогательство и кражу, но не насилие).

«Это было в армии всю жизнь»

Поведение прапорщика и лейтенанта было раскрыто только после скандала в связи со смертью Александра Коржича. Вирбал был взят под стражу 13 октября 2017 года, Суковенко – 17 октября.

Сами пострадавшие, судя по всему, относились к таким порядкам неоднозначно. Сержант Евгений Барановский заявил, что никаких моральных страданий от действий подсудимых не почувствовал, тем более, что наказания (удары и отжимание) обычно были «за дело».

«Физического и морального унижения не испытывал – какое это унижение для солдата отжаться 10 раз? Меня это, конечно, не устраивало. Но и выбора особо не было. Я понимал, что виноват. Хотя это требованиям устава не соответствовало», – заявил он на суде.

Адвокат Александр Галиев поинтересовался у Барановского, говорил ли Суковенко, какое их ждет наказание в случае отказа покупать продукты.

«Нет, не говорил, не объяснял. Просто так было всегда», – ответил он. По словам Барановского, в армии просто были такие порядки, не он установил и не ему их менять. «Это было в армии всю жизнь», – добавил он.

Значительную часть эпизодов, которые инкриминируются Вирбалу и Суковенко (в том числе связанные с насилием), Евгений Барановский просто не помнит.

«Следователь меня спросил: сколько раз я покупал командиру роты кофе. Я ответил, что точно не помню. Может, раз 100? Ну, за год – возможно. Цифра со стороны следователя прозвучала. Сам я не пытался считать», – рассказал Барановский детали одного из допросов в ходе предварительного следствия.

Личных претензии к подсудимым он не озвучил. Прапорщика Вирбала Барановский вообще охарактеризовал как «самого ответственного в роте».

Минобороны организовало доставку в суд курсантов, будущих офицеров

Напомним, параллельно идет судебный процесс над тремя сержантами из Печей: Евгения Барановского, Егора Скуратовича и Антона Вежевича обвиняют по ч. 1 и 2 ст. 430 («получение взятки»), а также по ч. 3 ст. 455 (злоупотребление властью, превышение власти либо бездействие власти) Уголовного кодекса Беларуси. По мнению следствия, именно их действия подтолкнули Коржича к самоубийству. Свою вину сержанты признают частично. Согласно им, злоупотребление властью и получение взяток действительно имело место, однако причастность к смерти Коржича подсудимые опровергают.

  • 21-летнего солдата Александра Коржича 3 октября 2017 года обнаружили повешенным в подвале на территории воинской части в Печах. Труп Коржича нашли только на 7-й день после смерти – со связанными шнуром ногами и надетой на голову майкой. По словам родственников и друзей Александра, парень стал жертвой дедовщины: у него вымогали деньги, его били, над ним издевались и в результате убили, а потом имитировали самоубийство.
  • Сначала в Минобороны утверждали, что Коржич погиб в результате суицида, а Следственный комитет отметил, что признаков криминального характера смерти солдата не наблюдается. Но потом позиция СК изменилась: следователи возбудили ряд уголовных дел в отношении военнослужащих за дедовщину и бездействие власти, повлекшее тяжкие последствия.
  • Наконец, 19 апреля, Следственный комитет объявил, что следствие по делу завершено и версия убийства не подтвердилась. Согласно СК, Коржича не убили, но довели до самоубийства, и виноваты в этом три сержанта из третьей учебной танковой роты 72-го объединенного учебного центра подготовки прапорщиков и младших специалистов. Родственники солдата с выводами следствия не согласны.
  • Суд по делу начался 8 августа. Сержантов Евгения Барановского, Егора Скуратовича и Антона Вежевича обвиняют по ч. 1 и 2 ст. 430 («получение взятки»), а также по ч. 3 ст. 455 (злоупотребление властью, превышение власти либо бездействие власти) Уголовного кодекса Беларуси.

Игорь Ильяш/АА, belsat.eu

Смотрите также
Комментарии