Беженка из Авдеевки: Вы мне объясните, что спецназовец из Калининграда делал на Донбассе?


Недавние друзья и соседи стреляли друг в друга по разные стороны фронта в Восточной Украине — взгляд на украинские события глазами белоруски, которая вернулась на родину из Донбасса.

Из Беларуси выгнал Чернобыль, а из Украины — война

Светлана (имя изменено) и ее муж родом из одной из деревень в Гомельской области. После аварии на Чернобыльской АЭС они выехали с маленьким сыном на Донбассе, «убегая от радиации». Однако военный конфликт в Восточной Украине заставил их семью вернуться на родину.

— Мы поехали на Донбасс, так убегали от Чернобыля. Такой парадокс, там все начинали с нуля, и теперь вернулись: здесь нужно начинать все заново. Перед аварией на ЧАЭС мы жили в Гомеле, после стали свидетелями того, как вдруг начался ажиотаж: радиация, рак, болезни… Решили уехать, так как ребенок был. Но опять нас жизнь вернула в свои пенаты. Хорошо еще, что здесь был дом бабушки, то хотя бы есть, где жить.

Авдеевка. Фото day.kyiv.ua

«Там снайперы сидят… Так пусть сидят!»

— Я жила в Авдеевке, работала на мусоропереработке, но убежала на родину, невозможно было это выдержать — каждое утро минометные обстрелы. Но люди как-то раньше совсем внимания на это не обращали. Однажды командир говорит женщинам: «Девочки, идите в бомбоубежище, так как теперь будут стрелять». А мы это как-то несерьезно воспринимали… Когда летит самолет-бомбардировщик, он делает предупредительный круг. Он около себя обстреливает территорию, а после этого начинается бомбардировка по позициям, где стоят ДНРовцы и их оружие. А нам хоть бы хны…

— «Не идите через мост, там снайперы сидят», — нам говорят. Так пусть и сидят, но нам нужно как-то перебежать этот мост, нам надо домой.

Авдеевка. Фото day.kyiv.ua

«Лучше перевязывать раненых, чем убегать»

— Я думала, что никуда не буду бежать. Думала, что буду раненых перевязывать лучше. Никто же не думал, что война настоящая будет. Когда все началось, то я сидела перед телевизором, плакала. В голову даже не приходило, что такое может прийти на Донбасс — даже представить не могли. А позже я уже зенитные гильзы начала собирать. Целую сумку наберу и домой принесу. Спустя какое-то время начали свет вырубать, то знаете, какие они удобные — эти гильзы — чтобы свечи в их ставить. Свечу поставишь в гильзу и можно в туалет идти или в ванну, умываться же как-то надо.

— Эти ребята, которые воевали, — они же, как дети. Просят: «Купите, тетя Света, сигареток, конфеток и печенья, может». И вдруг их назвали сепаратистами. Вдруг нас разделили.

— А потом к нам налезли автоматчики, страшные, большие, с «калашами», видимо, литовцы. Ну, не украинцы это были, точно. Такие наглые все. Спецназовцы сидели какие-то в донецком аэропорту. Приехали к нам все грязные, как черти. Пришел командир, говорит: «Может, вы этим парням хлеба дадите». А они в шлепанцах резиновых. Спрашиваю: «Откуда вы такие?» А они: «С учебки. Скучно стало, к девкам приехали». А мы говорим: «Какие мы девки? Бабы пенсионного возраста».

«Невестке с нациками, наверное, теперь весело…»

— Лето одно военное мы там как-то прожили, пока не стало совсем невыносимо. Работы нет, ничего нет. Муж мой на пенсии, отработал всю жизнь в Донецке на заводе. Донецк сейчас в ДНР, а мы, в Авдеевке, в Украине. Кто нам пенсии будет платить? Никто не платит. Как хочешь, так и живи.

— Авдеевка украинской стала, представляете? Забрала сына, невестку, их ребенка и сюда приехали. Но невестка пожила, и что здесь в деревне? Скучно. Не выдержала. Вернулась обратно на Донбасс с ребенком. Как мы ни просили, ни плакали, никак не уговорили, чтобы осталась. Здесь ей скучно, а в Авдевке ей там сейчас, наверное, весело с нациками… Я приехала сюда на родину, я здесь училась, мне не все равно. Я приехала в бабин дом, туалет во дворе, но я привыкла, мне не нужно удобств, но она не приучена.

— Я уже приехала и обратно туда не хочу. А вот что с сыном? Я ему, считай, просто ломаю судьбу, потому что жена в Украине, а он здесь. Да и сыну здесь пока непривычно. Бабка выйдет на огород да прогоняет ворон: «Ацяга, ацяга!». А сын мой удивляться: «Эта бабка на китайском языке говорит или как?»

Авдеевка. Фото day.kyiv.ua

«Осталась квартира, мебель, одежда»

Там квартира осталась, и одежда, мебель даже — все на свете. Звонил сосед, спрашивал, можно ли сдать. Я говорю, если хорошим людям, то можно сдать, но солдатам, то не дай Бог, — они притон сделают, не надо мне. Они девок понаводят, как будто женятся на пару дней, такое творят. Пьяные флагами машут, носятся — такие герои Украины.

— Жалко квартиру, но и не продашь, ведь только копейки возьмешь. А невестка не знаю, чего туда поперлась. Там беднота. Невестка ничего вкуснее чем гречка не ела. Здесь йогурт куплю, банан, а там что?

Кто виноват?

— Я не знаю, чего вдруг те украинцы с ума посходили, раньше ведь нормальные были. Когда я уже была в Беларуси, то в Авдеевке еще мой муж был. Мы надеялись, что может пенсию еще какую будут давать. И вот он сидит там, есть нечего, курить тоже. А вот те ребята на БТРах пролетают по поселку с украинскими флагами и криками: «Слава Украине!». Подошел тогда мой мужик к другу солдата и спросил, есть ли у того закурить. А тот говорит: «А что, дед, у тебя сигарет нету?» Тот ему отвечает, что нет, так как пенсии никто не платит. Тот солдат пошел в магазин и целый блок купил, пусть недорогих, но купил. Поэтому, наверное, не все глупые, есть и нормальные.
— А есть и такие в Украине, что упаси Господь. Сын уехал на Донбасс с женой мириться, то те к нему цеплялись: «Ты, сепар, где ты был? За Россию воевал, а теперь сюда приехал?» Напали, морду разбили, ребра поломали, затянули в подвал. Я ему и сказала тогда по телефону: «Знаешь что, езжай сюда. Будем начинать с нуля. Огород посадили, то картошка будет. А на Донбассе не выживешь один». Вот я так его сюда притянула, так как война началась, он в Москве сначала был на заработках. Многие выехали. Думаете, кто-то хотел между собой воевать? Хотя некоторые и пошли в ДНР. Ребята, которые служили в украинской армии, они и остались на украинской стороне. А их соседи или там бывшие друзья, с которыми раньше вместе во дворе в футбол играли, пошли в ДНР. Вот так и стреляли друг в друга.

Авдеевка. Фото day.kyiv.ua

«Нормальные люди и те, и другие»

— 27 лет сыну, но я забрала его, чтобы не пошел туда воевать. За кого там воевать? Кого поддерживать? На стороне ДНР, или в украинской армии? За кого? Нормальные люди и те, и другие. Мы жили годами вместе, все были равные. В поселке у нас, к примеру, люди магазин держат — и они строго за Украину. Они, правда, сами их Западной Украины, из «бандеровщины» той. Но были такие люди, которые очень хотят в Россию. После того, как Крым отошел, то почему мы не можем в Россию? Тем более там в Донецкой области никто по-украински не говорит, украинского языка то мы и не знаем. В школах есть украинский язык, сын у меня учился по-украински. А дома все по-русски. Единственное, что иногда скажешь: «шо»? И везде в Донецке висели вывески на русском языке, ни на каком ни на украинском. Восток и запад Украины между собой и до этого враждовали. Это видно было на футбольных матчах. Когда играла команда «Шахтер» из Донецка с кем-то из Западной Украины, то постоянно драки были между болельщиками.

Российские следы на Донбассе

— К нам сначала в часть в Авдеевке пришли ребята из Донецка. Они сражались за ДНР. Но мы узнали, что сын одних наших родственников был в спецназе в Калининграде — он погиб в Донецке. Вот я иногда спрашиваю: скажите, что он там делал? Объясните мне!.. Это было в самом начале, когда только начали бомбить. А он уже там был. Только догадываться можно, что он делал в такое время. Я не знала, что он на Донбассе. Как сюда, в Беларусь, вернулась, то встретила его тетку, обняла ее, а она начала плакать по нему.

— Эти новые власти в Киеве, — это вовсе не люди. Не люблю их. Украина огромная, и люди разные, и всех нужно стараться понять.

Авдеевка. Фото day.kyiv.ua

«В Украине все рвались к чему-то, а в Беларуси ничего людям не нужно»

— Не думаю, что в Беларуси будет, как в Украине, — тут Лукашенко все держит в руках. Посмотрите, здесь почти нет частников, а в Украине одни олигархи — там государственный магазин трудно найти. Я даже отвыкла, что есть какие-то государственные организации, что райпо работает или там сельпо… Я вернулась теперь и такое ощущение, что я перенеслась во времени — вернулась в Советский Союз. Люди пьют, правда, но ни о чем не надо думать, никаких проблем нет. В Украине все рвались подвесной потолок себе сделать, новые двери купить, а тут как жили 20 лет назад в деревнях, так и дальше живут. В Беларуси ничего особенного людям не надо.

«Как стреляли, так и стреляют»

— А чем закончится ситуация на Донбассе — не знаю. Вот уже третий год это все происходит и я не знаю, что будет дальше. Говорят, что якобы перемирие, но как стреляли, так и стреляют. Сын переписывается со своими друзьями, которые там остались, то они так же говорят. Вывел однажды там парень собаку погулять. Смотрит — что-то лежит как будто в коробочке. На фиг он наклонялся и поднимал это? Ему оторвало 2 пальца. Он сейчас без двух пальцев. И нигде не работает — не хотят брать никуда изувеченного, инвалидность уже у него. Иногда разговаривает сын по телефону с другом с Донбасса и слышит выстрелы, автоматные очереди. Неизвестно, что будет…

Виктор Шукелович, Якуб Бернат, belsat.eu

Смотрите также
Комментарии