Александр Класковский Без битья чарок в Кремле. У Лукашенко с Путиным не срослось

политический обозреватель, публицист

Итак, аншлюса, против которого протестовалабудет протестовать) белорусская оппозиция, вчера в Сочи не случилось. Сегодня два вождя, расставшиеся накануне после пяти с половиной часов не слишком продуктивных переговоров, кисло поздравили друг друга дежурными текстами с 20-летием Союзного государства.

Полгода назад мыслилось, что к этой дате будет торжественно подписан пакет бумаг об «углублении интеграции», да вот, как видим, не срослось.

В отношениях с Москвой «только экономики» не бывает

Это не означает, однако, что Лукашенко отбился от «углубленной интеграции». Коготок белорусской птички увяз глубоко. Москва не отстанет. Большинство дорожных карт, нацеленных на более полную реализацию союзного договора 1999 года, согласовано, правительствам поручено доработать остальное.

Знак переноса как следствие диалога с пластилиновой куклой

Белорусские начальники твердят: да ничего страшного, там сугубо экономика, никаких наднациональных надстроек. Но фишка в том, что в отношениях с бывшей империей (которая, как оказалось, вовсе и не бывшая) не бывает чистой экономики. Это всегда и политика. Сам договор 1999 года в Москве рассматривали сугубо как фиговый листок для благопристойной инкорпорации «младшей сестры», которая по какому-то капризу истории получила независимость.

Лукашенко и Путин, 2002 год. Фото: president.gov.by

Долгое время Минску удавалось саботировать неудобные пункты того соглашения (наднациональные органы, единая валюта и пр.), но в декабре прошлого года Москва устами премьера Дмитрия Медведева четко дала понять: халява кончилась.

Теперь партнер посажен на голодный паек: нет компенсации за налоговый маневр в российской нефтянке, нет на перспективу «перетаможки» нефти, приносившей ежегодно сотни миллионов долларов в белорусский бюджет, нет кредитов и многого другого, без чего капитально подсевшей на российскую иглу белорусской экономике очень худо. Да, нет даже газового контракта на следующий год, и не факт, что цена окажется комфортной.

Новый раунд переговоров Минска и Москвы состоится 20 декабря. Фото Forum/Mikhail Tereshchenko/TASS

Козыри — у Кремля

Таким образом, все козыри на руках у Владимира Путина. Белорусскому руководителю придется волей-неволей продолжать рискованную игру. Он — заложник ситуации.

На днях, обращаясь к парламентариям, Александр Лукашенко презрительно высказался об оппозиции: «Видите ли, они больше радеют за “незалежнасць”, чем вы или я. Что мы там подпишем какие-то такие документы, которые не в интересах Беларуси. Никто никогда не подпишет те документы, которые нам принесут вред. Сегодня вообще не идет в переговорах с Россией речь о политике, дипломатии и так далее».

Здесь обращает на себя внимание оговорка «сегодня». А завтра? Московские источники вроде газеты «Коммерсантъ», радиостанции «Эхо Москвы» не скрывают, что на уме у Кремля именно политическая интеграция.

Шествие по проспекту Независимости против интеграции с Россией. Фото — Ирина Ареховская, belsat.eu

И дело не в проблеме-2024 для Путина, которую проще решить иными путями. Москве важно в принципе блокировать возможность ухода Беларуси на Запад. Это Лукашенко никуда не денется с подводной лодки, а кто знает, в какую сторону станет смотреть второй или третий президент синеокой республики?

При этом переговорная позиция Москвы гораздо сильнее. Она — хозяйка ресурсов, позарез нужных Минску, и над ней не каплет. А вот для Лукашенко ситуация будет становиться все более дискомфортной. Вдобавок ко всему — выборы на носу, а умаслить электорат особо нечем.

С резиновыми улыбками на публику

И как бы ни хаял вождь «пятую колонну», но именно национально сознательная часть общества выходила на протесты еще во второй половине 1990-х, когда молодому белорусскому президенту кружила голову перспектива занять кремлевский трон после Бориса Ельцина. Оттого и подмахивались так легко, с битьем чарки на счастье в Кремле, интеграционные бумаги, которые теперь стали капканом.

Лукашенко и Ельцин. Фото: president.gov.by

Впрочем, положа руку на сердце, нужно признать, что любому руководителю Беларуси пришлось бы (и придется) вести себя с российским медведем осторожно. Резкие движения могут спровоцировать агрессивный рефлекс — перед глазами украинский пример.

Ряд политологов считает, что при столь специфическом соседстве оптимальным вариантом для Беларуси могла бы стать этакая аккуратная финляндизация. Да, Финляндия после Второй мировой сумела, не дразня советскую империю, динамично развиваться и удачно интегрироваться в европейские структуры.

Но чтобы повторить этот опыт, Беларуси нужна иная политическая и экономическая система. А та, которую построил Лукашенко, ригидная по своей сути, обречена на привязку к Москве.

Переговоры 7 декабря в Сочи. Фото: http://president.gov.by/

В этом особый драматизм белорусской ситуации. Официальный лидер бьет себя в грудь, что не сдаст суверенитет, но специфика режима такова, что де-факто он тормозит укрепление независимости, отказываясь от реформ, развития национального самосознания масс, гражданского общества. В этих процессах бессменный белорусский президент, отнюдь не рвущийся на пенсию, видит угрозу любовно отстроенной им системе единоличной власти.

В стремлении остановить (а еще лучше — повернуть вспять) время, законсервировать политическую архаику два вождя — Лукашенко и Путин — выглядят родственными душами. Но кремлевский властитель при этом хочет обеспечить победоносное шествие империи, а его заклятый союзник (хоть тоже не раз сокрушался о распаде СССР) давно вошел во вкус царствования в отдельно взятой стране и не готов променять эту сладость ни на какие синекуры. Так что перетягивание интеграционного каната продолжится — с теми же резиновыми улыбками на публику.

Александр Класковский, политический обозреватель для belsat.eu

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Смотрите также
Комментарии