Белорусские власти ставят на Малевича: интервью с режиссером фильма «Чистое искусство»


В рамках конкурса Краковского кинофестиваля во вторник (28 мая) и четверг (30 мая) состоится премьерный показ документального фильма Максима Шведа «Чистое искусство», сделанного совместно с телеканалом Белсат. На первый взгляд кажется, что фильм повествует об абстрактной живописи. Однако в действительности, избегая стереотипов, фильм показывает специфику белорусской действительности.

Премьерный показ «Чистого искусства» состоится в Кракове:

Вторник, 28 мая 13:30 | Kino Pod Baranami, Красный зал

Четверг, 30 мая, 19:00 | Scena AST. После показа встреча с режиссером

Режиссер фильма, юрист по образованию, несколько лет назад бросил бизнес, чтобы заняться кино. Окончил Высшую школу режиссеров и сценаристов в Санкт-Петербурге и школу Анджея Вайды. Его цель – показать свою страну, без стереотипа о «последней диктатуре Европы». Для этого была выбрана одна из самых необычных перспектив – показать феномен бесчисленных разноцветных квадратов и прямоугольников, которые таинственным для иностранцев образом появляются на стенах зданий в Минске.

Стены зданий в Минске покрывают новыми квадратами и прямоугольниками. Фото М. Швед

Фильм – это диалог Зины и Инны: сотрудниц Жилищно-эксплуатационной службы (ЖЭС) с белорусским художником абстракционистом Захаром Кудиным. Женщины каждый день, в течение долгих часов, тщательно закрашивают граффити разноцветными квадратами и прямоугольниками. Город невольно становится галереей произведений, напоминающих супрематизм Казимира Малевича. Вдохновленный бесконечными геометрическими фигурами, Кудин создает свои композиции на холсте.

Это уличное искусство в шутку называют ЖЭС-артом, хотя в белорусском искусствоведении появился более профессиональный термин: фундаментальный супрематизм, «фупрематизм». Примеры работы муниципальных служащих можно увидеть в группе на facebook.

Захар Кудин вдохновлен ЖЭС-артом. Одну из его картин приобрел Национальный художественный музей Беларуси. Фото М. Швед

[Якуб Бернат] – О чем этот фильм? Он не до конца об искусстве?

[Максим Швед] – В начале я и мои партнеры боялись, что фильм будет расценен как раз только как фильм о художнике и творчестве. Мы же хотели, чтобы искусство, представленное в фильме, на самом деле показывало отражение абсурда. Это касается атмосферы, ощутимой для тех, кто приезжает в Беларусь. Это трудно описать, хотя есть отдельные статьи по этой теме, но не хватает документальных фильмов.

— Для зрителя может быть абсурдным, что во время съемок к вам часто подходили милиционеры и требовали показать разрешение на рисование.

— Один милиционер подошел, когда мы рисовали у стены, на которой было много художественных акций, посвященных социальным протестам. В других местах было не так сложно, хотя один случай заслуживает упоминания. Мы снимали памятник Ленину в центре города, с «липовым» разрешением. К нам подошел милиционер и спросил, что мы делаем? Я сказал, что снимаем фильм о «чистоте в городе», и он сразу перестал нас беспокоить. Польский оператор был поражен, что этот аргумент был так убедителен.

Милиционер заинтересовался именно этой картиной. Фото М. Швед

— Одним из важных аспектов фильма является почти маниакальная чистота – фирменный знак Беларуси. Наибольшая чистота там, где ездит Лукашенко. В центре Минска о порядке нон-стоп заботится «спецназ чистоты» под названием Управление «Центр». В фильме именно его сотрудники усиленно борются с граффити.

— Это даже не постсоветская, а наша советская действительность. Я знаю, что главные улицы получили специальные термины «улицы особого внимания» или «улицы важных людей». И они убирают там даже не 12 часов, а 24 часа в сутки. Даже в ночное время, в середине зимы, когда на улицах нет ни туристов, ни должностных лиц.

«Сделать лето». День Независимости с Управлением «Центр»

— Таким образом, фильм о конкретной одержимости белорусских властей в деле внедрения порядка.

— В белорусской ментальности «чистота и порядок» являются почти национальной идеей. Этого придерживаются все слои общества. Никто не скажет, что чистота – это плохо. Однако, на самом деле речь идет о чем-то большем, чем «чистота и порядок». О том, что объединяет стерильность с политикой. Закрасить нужно все, что хоть как-то выделяется.

— Возможно, это связано с тем, что Беларусь de facto является социалистической страной. Государство дает работу людям и должно их занять, давая даже довольно абсурдные задания.

— Я думаю, что это не до конца так – процитирую мнение моего художественного руководителя Яцека Блавута (известный польский документалист. – belsat.eu), оно может быть даже немного оскорбительным, но это не так. Эта ситуация похожа на жизнь бедных людей, например многодетных семей. Часто бывает так, что их дети всегда очень чисто и аккуратно одеты. Это желание показать, что мы нормальные. С нами все в порядке.

«Управление «Центр» в действии. Фото М. Швед

— Забавно видеть, как героини берутся закрашивать надпись «Моя страна Беларусь» – которая является главным девизом лукашенковской пропаганды.

— Как вы можете видеть, это не вопрос цензуры. Мы хотели в начале назвать фильм «Искусство цензуры», но оказалось, что это не так.

Сотрудницы ЖЭСа каждый день закрашивают новые надписи. Фото М. Швед

— «Чистое искусство» – это игра слов. ЖЭС-арт – искусство, созданное неистовством чистоты.

— Эту двусмысленность можно услышать в польском, белорусском и русском языках. В английском языке «Pure art» не показывает двойной смысл, той иронии – это искусство или не искусство.

— Участниками вашей группы были поляки.

— Оператором был Гжегож Хартфел, монтировал Петр Бодак. И это было важно для фильма. Наши люди не замечают многих вещей, они ходят протоптанными тропинками. Человек, который приходит извне, видит чистоту, порядок и ментальность. Появляется желание как-то это зафиксировать.

— Фильм подробно показывает суровую эстетику минских многоэтажек.

Эстетика проекта – заслуга оператора. Яцек Блавут сказал, что фильм должен быть очень точный. Я решил, что все будем снимать на штативе. Монтажист также приехал в Минск, чтобы полностью понять атмосферу.

Фото М. Швед

— Надписи закрашивают и убирают не только в Беларуси.

— Но у нас это очень централизованно. В разных странах и городах также их закрашивают – например, в Лодзи таких квадратов не меньше. В Вильнюсе за это платят домовладельцы, и это их выбор – закрасить или нет. Или, например, «Оранжевая Альтернатива» в Польше была просто реакцией на закрашивание антиправительственных надписей. Этой темой занимаются и в других странах. В США был снят документальный фильм «The Subconcious Art. Of Grafitti Removal» (Подсознание искусства удаления граффити).

— Минск очень советский город, но и там есть такие места, как хипстерская улица Октябрьская, которая покрыта огромными граффити, есть много баров, где проводятся художественные мероприятия. Почему власти позволили такой «непорядок»?

— Вероятно, дошли глобальные тенденции и решили сделать гетто, где художники смогут работать. Но они контролируют, чтобы там не было социальных посылов. Это не свободное искусство, нет такого «делайте то, что вы хотите».

— Власти стали делать ставку на Малевича?

— Похоже, что так.

С Максимом Шведом беседовал Якуб Бернат.

ЯБ/АМ/АА belsat.eu

«Чистое искусство: Польша, Беларусь | 2019 | документальный фильм | 52 мин.

Фильм сделан совместно с телеканалом «Белсат».

СЪЕМКА

Гжегож Хартфел

СЦЕНАРИЙ

Максим Швед, Лукаш Чайка

ГЕРОЙ ФИЛЬМА

Захар Кудин

ЗВУК

Артур Волощук

МОНТАЖ

Петр Бодак

ПРОИЗВОДСТВО

Магдалена Боровец (Square Film Studio sp. z o.o.), Татьяна Матысяк

Смотрите также
Комментарии