«Бабий бунт». Принесет ли объединенный штаб гендерное равенство Беларуси?

Объединение штабов Светланы Тихановской, Валерия Цепкало и Виктора Бабарико стало одним из главнейших событий этой избирательной кампании. Три женщины – Светлана Тихановская, Вероника Цепкало (штаб Валерия Цепкало), Мария Колесникова (штаб Виктора Бабарико) – сумели сделать то, о чем давно мечтала белорусская оппозиция – объединиться. Их пикеты собирают толпы людей, и не только в Минске. Кажется, женщины в белорусской политике никогда не были такими популярными, как сейчас. Но надолго ли это?

Вероника Цепкало, Светлана Тихановская, Мария Колесникова. Фото: Ирина Ареховская / Belsat.eu

Судьбоносное объединение

14 июля ЦИК решила не регистрировать как кандидатов на президентство наиболее сильных соперников Лукашенко: экс-банкира Виктора Бабарико и экс-главу ПВТ Валерия Цепкало. Светлане Тихановской повезло больше – она прошла в следующий этап и сумеет побороться за пост президента Беларуси.

Победные остались за бортом. Кого ЦИК оставил в бюллетене?

А уже через день, 16 июля, три штаба объявили, что они объединяют свои усилия. Это стало беспрецедентным событием, ведь впервые с 2006 года оппозиция (хотя бы ее часть) имеет единого кандидата на выборах. Дополнительная пикантность в том, что главной силой стали женщины.

Философка и руководитель концентрации «Современное общество, этика и политика» ECLAB Ольга Шпарага считает, что объединение стало возможно по нескольким причинам.

Ольга Шпарага

Во-первых, штабы объединялись вокруг принципов, а не программ. Во-вторых, у женщин сейчас нет президентских амбиций, они борются за честные выборы. Третье – установка на солидаризацию. Четвертое –штабы действуют в логике «низовой демократии», где самое важное – это сотрудничество граждан.

«Неизвестно, как бы поступили Виктор Бабарико, Валерий Цепкало и Сергей Тихановский, если бы они продолжали лично участвовать в президентской кампании. Возможно, им удалось бы сохранить эту солидарность и единство, которые сейчас важнее победы. Но сейчас мы можем только догадываться», – говорит философка.

Гендерная исследовательница Елена Огорелышева признается, что для нее история с новыми женскими лицами в политике – это одновременно и стечение обстоятельств, и собственные компетенции.

Елена Огорелышева. Фото: архив героини

«Благодаря действиям прекрасных белорусских властей, Колесникова и Тихановская вначале были представительницами мужчин, которые не могут говорить за себя. Поэтому это не история, где три амбициозные женщины решили бороться за власть».

Светлана Тихановская: мать и домашняя хозяйка?

Светлана Тихановская признавалась, что до весны 2020 года была обычной домохозяйкой и политикой мало интересовалась. Участвовать в выборах она стала поневоле, когда ЦИК отказала в регистрации ее мужу.

«Вначале ее можно было интерпретировать как жерственную фигуру. Но сейчас она гораздо больше этого образа. Светлана высказывается публично, объединяется с другими штабами – я вижу рождение политического субъекта», – утверждает Ольга Шпарага.

«Я хочу снова стать просто женой и мамой». Большое интервью Светланы Тихановской

По ее словам, Светлана стала новым явлением в публичной политике. Ранее жены репрессированных политиков не продолжали их дело.

«Тихановская из своей частной сферы, где она обычная домохозяйка, выходит в публичную, становится политиком. И показывает нам всем: Вы тоже можете! И, как выяснилось, люди тебя поддержат», – говорит философка.

Фото: ТК / Belsat.eu

Ольга Шпарага считает, что Светлану Тихановскую поддерживают очень разные люди. В первую очередь, это сторонники ее мужа, но у кандидатки в президенты есть и собственная аудитория. Ее видят как любящую женщину, которая готова участвовать в политике и брать на себя ответственность. Есть и те, кто поддерживает общий объединенный штаб.

Елена Огорелышева утверждает, что вокруг фигуры Тихановской бурлит много гендерных стереотипов. Например, часто можно прочитать выражения вроде «Режим так всех достал, что даже домохозяйка может стать президентом». Но эксперт говорит, что такие мнения – сексистские и неправильные.

«Потенциал Светланы сводят к уровню табуретки», – объясняет гендерная экспертка.

Более 7 тысяч человек пришли поддержать Светлану Тихановскую. Большой фоторепортаж

Объединенный штаб vs. классическая оппозиция

По словам Ольги Шпараги, главное отличие нынешних лидерок от представительниц «классической» оппозиции – их новизна.

«У них нет истории предвыборной борьбы, поражений, противоречий. Эти женщины – новые фигуры, за ними не тянется тот шлейф».

Елена Огорелышева говорит, что та же Татьяна Короткевич или Ольга Ковалькова представляют политические партии и идентифицируют себя как профессиональных политиков. В этом и есть их разница с нынешними лидерками, которые не позиционировали себя как политики.

Татьяна Короткевич. Фото: belsat.eu
Ольга Ковалькова. Скриншот видео «Белсата»

Если сравнивать Тихановскую, Цепкало и Колесникову с другими белорусками в политике, например, Натальей Кочановой или Натальей Эйсмонт, то здесь важно учитывать, что они находятся по разные стороны баррикад.

«Женщина в аппарате власти встроены в эту систему. Они находятся в той вертикали, которую создал Лукашенко. Поэтому они не могут не поддерживать вертикаль. И если подумать, каков образ женщины в официальном дискурсе, то им еще сложнее поддерживать эту вертикаль. Однако они будут поддерживать власти, потому что им кажется, что иначе они потеряют свое положение», – объясняет Шпарага.

Светлана Тихановская упала белорусам с неба

Запрос на женщин

В обществе есть два сценария, когда возникает запрос на женщину-руководительницу. Первый – кризисная ситуация, где женщина нужна в роли менеджера.

«Тогда мужчинам власть кажется не такой привлекательной: много головной боли, а не пользы. Тогда становятся востребованными женщины. Есть много исследований, которые доказывают, что из-за социализации женщины могут поступиться своими амбициями ради общего дела. Яркие примеры таких антикризисных менеджеров – Тереза Мэй и Маргарет Тэтчер».

Второй случай: общества с высоким уровнем индекса гендерного равенства. Это больше свойственно для скандинавских стран, где женщина воспринимается как профессионалка. Однако Елена Огорелышева считает, что Беларусь – это скорее первый сценарий.

Фота: ТК / Belsat.eu

«Бабий бунт»?

Влияют ли Вероника Цепкало, Мария Колесникова и Светлана Тихановская на других женщин? Здесь мнения эксперток совпадают: когда женщины видят других женщин в публичном пространстве, они начинают больше верить в себя и бороться за свои права и интересы.

«В Беларуси насилие на разных уровнях стало нормой. Это начинается от крика на маленьких детей и тянется к отношению Лукашенко к своим сторонникам. Поэтому едва ли не самый важный эффект тех процессов, что происходят сейчас, – мы начинаем больше верить в свои силы, отвергаем это насилие», – говорит Ольга Шпарага.

Фото: ТК / Belsat.eu

Будут ли женщины-политики более чуткими к женским проблемам? Квир-феминистка Тони Лашден считает, что видимость женских проблем не всегда зависит от представленности женщин в различных институциях.

«Ключевой вопрос здесь: могут ли те женщины, которые попали во власть, влиять на принятие решений? В сегодняшних реалиях ответ скорее «нет». Парламент может состоять из женщин хоть на 70%, но пока решения в стране принимаются одним человеком, это никак не влияет на реальную репрезентацию женщин», – утверждает она.

Елена Огорелышева говорит, что отсутствие гендерного порядка у объединенных штабов легко объяснить.

«У них было только 15 минут на объединение. Возможно, они посчитали, что теперь будет более приоритетно обсудить текущий план действий, чем домашнее насилие. В принципе, в своих постулатах они многие вопросы не затронули. Ту же экономику».

Кандидаты начали агитацию

Если ли будущее?

Насколько прочным может быть приход женщин в политику в достаточно патриархальной Беларуси?

«Минимум эта чудесная картинка, где все женщины втроем, останется в истории. Но в истории успеха или истории бесконечных попыток? – рассуждает Елена Огорелышева. – Представим ситуацию, когда Тихановского выпускают из СИЗО. Продолжит ли Светлана политическую карьеру? Я сомневаюсь».

Фото: ТК / Belsat.eu

Она отмечает, что белорусское общество страдает амнезией почти во всех сферах. Через полгода сегодняшние события могут быть легко забыты. Поэтому и на размышления о «женской волне» в белорусской политике исследовательница смотрит с определенной долей скепсиса.

«Я не верю, что раньше никто не знал, что женщины могут больше, чем просто быть красивыми. Поэтому здесь история о»борись и добивайся». Ведь иначе засунуть в угол, чуть чихнуть успеешь. Вдохновить ли это женщин, чтобы быть более политически активными? Если нет, то все быстро откатится. Все в руках самих женщин», – утверждает экспертка.

Ксения Тарасевич/ИР, belsat.eu

Новости