Авторы граффити «Беларусь должна быть белорусской» наказаны штрафами


Во Фрунзенском районном суде Минска 29 января закончился процесс по «делу граффитистов».

«Белсат» провел онлайн-трансляцию из зала суда.

21:02

Объявлен приговор: ребята признаны виновными в порче имущества по ст. 341 Уголовного кодекса.

Жеромский наказан штрафом в 50 базовых величин, Пекарский – в 40 базовых величин, Косинеров – в 30 базовых величин.

Ходатайство потерпевшего о прекращении уголовного дела через компенсацию ущерба не подлежит удовлетворению.

19:16

Приговор вынесут через час.

Вячеслав Косинеров в суде

19:15

Последнее слово Косинерова: «Мы более образованны, чем те, кто нас избивал. Я уверен, что когда-то они ответят. Мы – не хулиганы».

19:08

Последнее слово Жеромского (читает по бумажке): «Страх стал причиной давления, которое началось на нишевые культуры с прошлого года. Боятся нашей молодости и энергии. Выросло новое поколение, для которого ценность – это не водка с шашлыком».

19:05

Защита Пекарского: «Мой подзащитный справедливо отметил сегодня, что преследование происходит именно из-за сути изображений. Если бы это были другие изображения, то такого масштабного следствия не было бы. Для граффити выбиралось имущество, фактически бесхозное. Заборы на Ольшевского и сегодня разрисованы разными надписями в том числе неприличными. Собственник, Стройтрест, не предпринимает усилий, чтобы ухаживать за своим имуществом. Через три месяца после нанесения граффити по прямому указанию руководства треста были закрашены. Высокий суд, я полагаю, что мой подзащитный преследуется за выражение свободы мнения, а не за хулиганство. Возбуждение уголовного дела за граффити – опасный прецедент. Прошу оправдать».

В зале аплодисменты.

Тот самый рисунок

18:53

Защита Жеромского: «Мы с моим подзащитным считаем, что в действиях подзащитного отсутствует состав указанных преступлений. В ходе суда мы услышали претензии Жеромского к милиции. Его раньше задерживали и наносили телесные повреждения. Прошу оправдать Жеромского».

.

18:45

Защита Косинерова: «Я полагаю, что было бы правильно ограничиться мерами административной ответственности. Это дело – предмет внимания общественности. Зал полон людей. Я надеюсь, суд не займет позицию расширенного трактования уголовно наказанного хулиганства. Я прошу оправдать Косинерова».

18:42

Защита Косинерова: «Забрасывание баннера – неправомерное, но это не может выражать неуважение к обществу. Действия Косинерава не имели целью нарушение общественного порядка, но выражение своих убеждений. После истории с его задержанием его мнение о милиции только укрепилось. Правильно сказала мать Косинерава, что если бы на баннере были воздушные шарики, то вряд ли проводилась бы столько экспертиз и делом вряд ли занималось бы Управление по борьбе с организованной преступностью».

18:34

Прокурор считает вину доказанной. Просит учесть степень общественноой опасности дела. Максиму – штраф 30 базовых, Вадиму – ограничение свободы на 2 года без направления в исправительно учреждениям и штраф, Вячеслав – 6 месяцев ограничения свободы без направления.

18:21

Прокурор отмечает, что показания обвиняемых путаются и не совпадают.

18:04

Ходатайство потерпевшего ИП будет рассмотрено в совещательной комнате. Так судья ответила на вопрос адвоката.

18:03

Судебные споры. Выступает прокурор.

17:59

Прокурор закончил чтение 9 тома письменных дел. Адвокат ходатайствует о допросе в суде свидетелей – сотрудников ЖКХ. Их опрашивали в ходе следствия. Прокурор против, так как это «затягивание процесса».
Защита хочет хочет спросить про состояние и уход за имуществом города, которое повредили подсудимые. Судья отклонила ходатайство.

17:53

Прокурор зачитывает характеристики на Пекарского. Судье принесли записку.

17:41

Адвокат спрашивает у Пекарского, как часто, когда тот был в СИЗО, к нему приходили сотрудники УБОП, Максим отвечает: «Каждый день, угрожали, что проблемы будут у его близких».

Показания во время следствия и в суде отличаются также в том, что сначала Максим свидетельстовал, что делал рисунок сам, а во время суда – с Жеромским. Максим объяснил, что хотел взять вину на себя, так как «Жеромский – его друг».

17:35

Читается 9 том письменных дел, в котором – допросы Пекарского в ходе следствия.

17:32

На вопрос адвоката, связан ли этот случай с его неприязнью к милиции, Вадим ответил: «да».

17:31

В деле есть заявление матери Жеромского о привлечении к уголовной ответственности сотрудников милиции. Инцидент произошел в 2007 году, когда еще несовершеннолетний Вадим расклеивал наклейки на улицах с приятелем. Их увидел патруль, ребята стали убегать, однако их поймали, отвезли в участок и избили.

17:23

По данным комплексной экспертизы, которую зачитывает прокурор, Жеромский – «эгоцентричный, склонен к демонстративному поведению, опирается на свое мнение».

17:04

Прокурор зачитывает характеристики на Жеромского из колледжа и работы. Они положительные.

16:50

В показаниях Жеромского в ходе следствия фигурирует неизвестная «девушка», которая делала снимок изображений Пекарского. По тому, что позже фото появилось на «кажется, сайте «Нашей Нивы», Жеромский предположил, что это могла быть корреспондентка этого СМИ.

Судья объявила перерыв 5 минут: Пекарский попросил разрешения отлучиться в туалет.

16:30

Том 8. Прокурор читает отрывки допроса Жеромского. Согласно им, Жеромский свидетельствовал, что Пекарский рисовал в сменной одежде, а он сам надевал перчатки, когда открывал краски. Также, согласно тому, что прочитал прокурор, рисунок был на мобильном Пекарского. В ходе следствия Жеромский говорил, что средства защиты они использовали.

С Косинеровым Вадим взяли лампочки, чтобы испортить рисунки фанатов футбольного клуба «Динамо-Минск». Не найдя их, они бросили лампочки с краской в ​​социальную рекламу с милиционерами.

Жаромский говорит, что давал такие показания в СИЗО. Частично они соответствуют действительности, частично — нет, так как давал их под давлением.

16:10

Прокурор зачитывает характеристики на Косинерова. Из БГУ, Музея архитектуры и быта, где раньше работал Вячеслав, торговых компаний, где тот был продавцом и кладовщиком, от участкового. Из всех мест на него только положительные характеристики.

15:45

Вячеслав Косинеров отметил, что был в тяжелом состоянии, когда давал показания: со сломанной челюстью, в наручниках. Вячеслав отмечает, что во время следствия на него оказывалось давление.

Зачитали часть показаний Вячеслава Косинерова из протокола: «Я не делал лампочки. Они были у Вадима Жеромского. Откуда он их взял, я не знаю. Возможно, сам сделал, возможно, ему кто-то дал. Мы просто катались на велосипедах. Когда увидели билборды с милиционерами, Вадим предложил бросить лампочки в них. Я швырнул лампочки исключительно из-за неприязни к своему отцу. Готов оплатить причиненный ущерб».

Прокурор спрашивает, давал ли он такие показания. Вячеслав отвечает, что и эти показания давал под давлением.

15:30

Прокурор зачитал отрывок допроса Косинерова от 11 августа 2015-го года о том, что тот знаком с Жеромским только с работы и ни разу не был у него дома. В суде косиньеров говорил, что они вместе готовили лампочки с синей краской.

Вячеслав Косинеров ответил, что 11 августа не мог давать показания, так как это день их задержания. Первый допрос был 13-го августа.

15:25

Относительно 7, 8, 9 томов суд поддержал ходатайство прокурора зачитывать только те протоколы допросов подсудимых, которые расходятся с показаниями в суде.

15:21

Закончили читать 6 том дела. В нем материалы обыска и обзоров изъятых вещей Вячеслава Косинерова: компьютер, телефон, книги, предметы одежды.

14:51

Прокурор читает протоколы обысков у подсудимых, обзоры изъятых вещей.

14:35

Появилась адвокат Максима Пекарского. В перерыве зашел Анатолий Лебедько. Процесс возобновился. Идет исследование письменных материалов дела. Прокурор читает 5 том. Всего в деле 9 томов.

14:31

Судебное заседание началось и сразу закончилось: отсутствует адвокат Максима Пекарского. Судья объявила перерыв, чтобы выяснить причины отсутствия.

Подсудимый Вячеслав Косинеров одет в вышиванку и камуфляжные брюки. В зале присутствует бывший политический заключенный Николай Статкевич.

Также здесь скандальный режиссер Руслан Зголич. Он ведет себя очень развязно: пристает с вопросами к Николаю Статкевича, прокурору, судье. В зале это вызывает смех.


Максима Пекарского и Вадима Жеромского обвинили по ч. 2 ст. 339 Уголовного кодекса — «хулиганство, совершенное группой лиц» за нанесение белорусскоязычных граффити и загрязнение билборда. Им грозит ограничение свободы до трех лет или лишение свободы до 6 лет. Вячеславу Косинерову инкриминируют ст. 341 — «осквернение сооружений и порча имущества», наказание за которое предусматривает общественные работы, штраф или арест.

В первый день суда 25 января милиционеры избили и оштрафовали двух активистов Павла Сергея и Максима Шитикова за то, что они подняли растяжку в знак солидарности с обвиняемыми. Милиционеры также избили и наказали штрафом журналиста порталу Tut.by Павла Добровольского, который освещал процесс.

ХМ, belsat.eu

Смотрите также
Комментарии