Аватаров: Рассказывал про добровольцев под пытками

Репортаж

20 апреля в Фрунзенском суде Минска закончили допрос свидетелей и рассмотрение письменных материалов дела белорусского добровольца Тараса Аватарова. Судья объявила перерыв до утра пятницы.

Подсудимый заявлял в качестве эксперта своего отца

Подполковник юстиции, сотрудник отдела технической экспертизы Центрального аппарата Государственного комитета судебной экспертизы Сергей Игнатович повторил заключение экспертизы: граната, найденная в Аватарова, — самодельное взрывное устройство типа «осколочная граната». Давая показания, эксперт заявил, что изготовить такую ​​можно, если есть бесконтрольный доступ к боеприпасам. Экспертиза констатирует пригодность гранаты к взрыву.

Отвечая на вопросы защиты, как проводились ее испытания, он рассказал, что данное изделие привязывался к деревянной палке, укрепленной в грунте. Подрыв производился дистанционно с безопасного прикрытия. «После того, как вырвал чеку, в течение 4 секунд она взорвалась», свидетельствовал эксперт.

Среди его показаний речь была также о том, что «граната сделана на основе гексогена, который изъят из всеобщего оборота». Приспособление с таким содержимым «уже является уголовной ответственностью».

Заключения эксперта опровергли показания отца Аватарова. Иван Поспих (1955 р.) — профессиональный сапер. По его словам, он обезвредил несколько тысяч взрывоопасных предметов, участвовал в разминировании Минске, Минской, Витебской и Гродненской областей. Подсудимый заявлял его в качестве эксперта, однако суд отклонил заявление, потому что отец Аватарова был в списке свидетелей.

Иван Поспих отметил, что граната, найденная у сына — не является самодельного взрывного устройством. Утилизировать ее можно только электрическим способом. Также он обратил внимание на то, что согласно маркировке, граната изготовлена в 1979 году, а срок ее годности — не более 15 лет. Таким образом, она не могла взорваться.

Денежные пожертвования для добровольцев

В сентябре 2015 года в Минске подсудимый встречался с журналистом Владимиром Чуденцовым, который был вызван в качестве свидетеля. С Аватаравым он познакомился в социальных сетях. Тот подписывался никами «Тарас Аватаров», «Друг Дук», «Тарас Поспих». Журналист из личных сбережений пожертвовал белорусским добровольцам в Украине 100 долларов через Аватарова. Позже тот прислал ему отчет, что он купил за деньги. За день до задержания Тарас предлагал журналисту встретиться снова, однако тот был занят.

В качестве свидетелей допросили также двух продавцов из магазина «Евросеть» на станции метро «Пушкинская» и продавца из магазина «Камуфляж.by», куда Аватаров наведывался в ноябре 2015 года.

Мать подсудимого рассказала, что Тарас — младший сын в семье. Учился на отлично, играл в баскетбол, шахматы и «Что? Где? Когда?». Семья жила в военном городке возле Новополоцка. Подсудимый закончил 11 классов и поступил в Полоцкий университет на специальность «Инженер углеводородных материалов», однако был исключен на 4 курсе — из характеристики следует, что произошло это в связи с академической неуспеваемостью. По словам матери, после он работал программистом, лаборантом, грузчиком, поехал в Москву, где был продавцом-консультантом в «торговой сети, связанной с компьютерами».

Два года Тарас был дома, так как вернулся с язвой желудка. 5 октября 2015 года он сказал родителям, что «поедет устраивать свою жизнь, чтобы не сидеть на шее». Куда собирается Тарас, они не знали. 26 ноября мать забрали в КГБ, где говорили «ваш сын — псих и террорист, участвовал в боевых действиях». Информацию о Тарасе они получали из новостей. Мать говорит, что для семьи стало неожиданностью то, что Тарас был в Украине.

Сюрпризом для семьи стало и то, что Тарас сменил фамилию. Людмила Поспих объясняет, что с детства он не любил своего имени. Поскольку одновременно поменять и фамилию, и имя нельзя, то сначала он взял фамилию Аватаров, а в будущем собирался поменять также имя.
Аватаров просил о прослушивании аудиозаписи допроса без прессы.

В материалах дела фигурируют 4 аудиофайла продолжительностью примерно по 20 минут каждый. Перед прослушиванием Тарас внес ходатайство о прослушивании аудиозаписи допроса без прессы. Когда судья отклонила просьбу, подсудимый заявил, чтобы в качестве свидетелей вызвали сотрудников ГУБОПиК, которые этот допрос проводили.

Запись, представленная в суде, сделана очень некачественно. На фоне постоянно было слышно шаги по полу, звонки телефонов, непонятные женские голоса, щелчки замков. Тем не менее некоторые отрывки удалось услышать четко.

«Пистолет вы где взяли? — В России … 200 червонцев… Работал там».

«Наш участок — пригород Донецка».

«Приезжали художники — делали выставку, рисовали быт».

«Сколько ты получал? — Нисколько. — Ты не волнуйся. — Денег не получал. — Кормили тебя там? — Да».

«Граждане Украины там есть? А наши? (Неразборчиво) Все? Больше нет?».

«С Брута лично знаком. — Видел однажды. То ли Брута, то ли Гарри — С кем еще из белорусов знакомился там? — Рустам был. Ян Хмара. Кто-то еще из тактической группы «Беларусь». — Но это же псевдонимы. — Да. Я знаю, что его родина — Брест. — Сколько их? (Неразборчиво) Кому они подчиняются? (Неразборчиво) подключались к 5-му и 7-му батальону. Что вы планировали. — Зайти в Донецк через Макеевку».

После прослушивания Аватаров заявил, что давал показания под воздействием препаратов и пыток и просит считать их недействительными.
Нашел гранату в машине, на которой пересекал границу.

После начала допроса, настроение обвиняемого с шутливого и непринужденного изменилось на нервное, иногда — агрессивное.

«Преступление по статье 295, части 2, я совершил, но не в формулировке обвинения. Это не взрывное устройство, а сигнальная граната. Она изготовлена ​​на территории России и продана на территории России», — ответил на вопрос прокурора Аватаров.

Подсудимый отказался рассказывать о пути перемещения гранаты по Украине. Прокурор попросил рассказать его о перемещение устройства по Беларуси.

«Я увидел ее в Гомеле вместе с вещами. На своем свернутом бауле. Она была в кармане дверцы автомобиля. К сожалению, я не могу точно сказать, сотрудники какого органа договаривались, чтобы я ее перевез. Я принял ее за муляж. По ней было видно, что она недействительна. Поездом доехал до Минска. На вокзале зашел в интернет-кафе, написал сообщения друзьям, что я в Минске. Поехал на «Пушкинскую». Там оставил вещи в магазине «Евросеть». Я знал, там нормальные девушки, они ничего не возьмут. Сходил на Раковский базар, в магазин «Камуфляж.by». Я мерял там жилет для кевлара. У меня была своя пластина для этого», — рассказал Аватаров.

Потом он поехал в Жодино, чтобы встретиться со свидетелем К. Однако девушка не пришла. Аватаров пообщался там со знакомыми и вернулся в Минск. Все это время граната была с ним.

На минском вокзале Аватаров стал ждать транспорт в Новополоцк. Около 4:50 к нему подошел милиционер Шуст проверить документы. Они прошли в отделение, где Аватаров сам пожелал сдать гранату и пистолет.

Судья зачитала выдержки из протокола допроса за 18 января 2016 года, где Аватаров подтвердил, что справки — его. Их выдал ему его «друг Кулибин». Из расшифровки допроса, который был заслушан, следует, что «гранату сделал для его друг из «Правого Сектора».

Тарас ответил, что «этими документами можно подтерется», так как показания были даны под насилием.

Подсудимый часто спрашивает у судьи разрешения поговорить с прессой, на что каждый раз получает отказ. В конце заседания он сказал всем, что завтра у него — день рождения.

21 апреля Тарасу Аватарову исполнится 29 лет.

ХМ, belsat.eu

Тарас Аватаров — житель Новополоцка, доброволец «Правого сектора». В ноябре прошлого года его задержали в Минске на железнодорожном вокзале. По сообщениям милиции и КГБ, Тарас Аватаров имел при себе оружие, взрывчатку и бронежилет.

Смотрите также
Комментарии