Андрей Поротников: Лукашенко не загнан в угол

ВИДЕО

Инструментарий российского давления на Беларусь ограничен, считает руководитель проекта «Belarus Security Blog» Андрей Поротников. О худшем из возможных для Беларуси сценариев так называемой интеграции с Россией, о целях публикации в издании «Коммерсантъ», о задаче-максимум для Москвы и о главном задании Беларуси – в интервью Дмитрия Мицкевича с экспертом по безопасности.

«Коммерсантъ» вбросил информацию чуть ли не о полной интеграции Беларуси с Россией. Это попытка еще раз повлиять на Александра Лукашенко, еще раз надавить?

Я не думаю, что это попытка еще раз надавить на него. Это попытка дестабилизировать политическую атмосферу в Беларуси накануне так называемых парламентских выборов. Но это и попытка создать какие-то проблемы лично Александру Лукашенко. Поэтому не надо искать здесь никакого глубокого заговора. Некоторые вещи могут происходить по гораздо более простым причинам.

А насколько описанный сценарий реалистичен, что самое приемлемое для белорусских властей?

Сложно сказать, ведь «Коммерсантъ» оперировал информацией, которую они увидели в каком-то документе. Сам документ не приводится. Поэтому возникает вопрос, насколько эта информация соответствует планам проекта соглашения углубленной интеграции, который разработан правительством. Другой момент – это трактовка существующей информации. В самой статье речь ведется об одном, а выводы совсем другие.

И это такая своеобразная манипуляция и может выглядеть совершенно как вброс или какие-то части реалистичного сценария все же есть?

Сам документ может существовать и даже может быть в таких формулировках. Но, чтобы понять общий смысл, нужно видеть документ полностью. Второй момент: нужно помнить, что будущее определяется историей. Это не первая попытка углубленной интеграции в финансово-экономической сфере между Беларусью и Россией. Раньше также появлялись какие-то планы, российский рубль должен был стать единым платежным средством, но мы видим, что ничего не случилось. Поэтому здесь может быть элемент заказа со стороны администрации Путина.

Хочу напомнить, что фактически из федеральных СМИ абсолютно независимым и неподконтрольным администрации президента России является только «Новая газета». Остальные в той или иной степени взаимодействуют с кремлевской администрацией.

Много сценариев этой интеграции появилось – и военный и политический, а какой мы можем представить как наихудший для Беларуси? Какой будет наихудший и для режима Лукашенко, и для Беларуси в принципе?

Мы можем посмотреть на вариант, наиболее соответствующий российским устремлениям и интересам, – это отношения России и Южной Осетии. Это означает такую марионеточно-монетную независимость при полном экономическом, финансовом контроле со стороны России над экономикой этой территории. Плюс полный контроль над сферой безопасности с включением частично даже осетинских отделов в состав российской армии. Плюс контрольный пакет в принятии наиболее сложных и наиболее важных политических решений со стороны Юго-Осетинского руководства. То есть, такая система вассалитета.

Это то, к чему стремится Россия в отношениях с постсоветскими странами. Сегодня это задача-максимум кремлевского руководства, как мне кажется.

Это очень плохой вариант, потому что это означает фактическую привязку к вырождающейся технологически, социально и политически стране, которая не собирается идти на модернистские проекты. Это означает и ускоренную деградацию стран, которые привязываются к России.

Здесь есть еще момент, который фактически появился в последние пару лет: раньше для России самым главным была политика и безопасность. Сейчас третьей причиной их активности становятся деньги. Они хотят получить привилегированный доступ своего капитала на рынки стран СНГ, скажем так, партнерских, которые их интересуют.

Они хотят не только контролировать и обеспечивать собственную безопасность, они хотят на нас зарабатывать. Это нормальная колониальная политика.

Есть ли у этого вырождающегося государства документальный и реальный инструментарий, чтобы реализовать этот сценарий в отношении хотя бы Беларуси?

Сегодня, когда мы отбрасываем такие брутальные шаги вроде прямого военного вторжения или военной конфронтации с Беларусью, главный инструментарий – инструментарий экономического давления, но он также довольно ограничен. Потому что Беларусь – страна Евразийского экономического пространства. Если в Беларуси из-за давления России происходит полномасштабный экономический кризис или коллапс, это фактически деградирует любую идею экономической интеграции постсоветского пространства под российским лидерством.

Второй важный инструмент – информационное воздействие. Но это опять же ограниченная вещь, потому что белорусы не очень интересуются внешней политикой. Белорусов больше интересует локальная проблематика, которая касается их района, города, места проживания.

Я бы сказал, что сегодня главным капиталом и инструментом российского доминирования или влияния на Беларусь является личная популярность Владимира Путина как политика. То есть, он – самый популярный политик. И не самый популярный из иностранных, а просто самый популярный политик в Беларуси. Именно его личная популярность на сегодня – самый главный инструмент российского влияния.

Есть ли у Лукашенко некая площадка для маневра или возможность избежать этих интеграционных устремлений, как-то противостоять этим инструментам. И, если эта интеграция пролетит мимо, как будут выглядеть белорусско-российские отношения?

Как выглядят российско-азербайджанские отношения или российско-узбекские отношения? Безусловно это цена финансово-экономической подпитки Беларуси с российской стороны. Это требует очень серьезной перестройки государства и экономики, требует реформ, которые в этом случае произойдут неизбежно.

Не надо говорить, что Лукашенко загнан в угол. Он не загнан, и российские красные линии еще далеко от беларуского руководства. Поэтому есть большое поле для маневра.

Но надо понять, что за каждый шаг и решение надо платить, и очень часто – деньгами. Надо прямо сказать, что мы не собираемся поступаться суверенитетом. И если это будет стоить даже каких-то экономических преференций, мы на это готовы пойти.

Не может оказаться так, что Лукашенко просто тянет время для того, чтобы, как пишут в российских СМИ, уйти на Запад и так далее? Вообще, готов ли Запад на финансовую поддержку и принятие такого человека, как Александр Лукашенко?

Однозначно, Лукашенко абсолютно антизападный по своему менталитету человек. На никакой Запад он уходить не собирается. При этом он достаточно адекватен, чтобы понимать, что на Западе он тоже никому не нужен. Также нужно понимать, что Запад в основном смирился с тем, что Беларусь находится в сфере политического и военно-политического влияния России. Они не собираются бороться за Беларусь хотя бы потому, что не знают или очень мало знают о Беларуси и белорусских реалиях.

В данном случае Лукашенко маневрирует, оттягивает время, но не для ухода на Запад, а для того, чтобы изменились какие-то обстоятельства, которые могли бы сыграть в пользу официального Минска. Это могут быть изменения политики в американской администрации, новые кризисы внутри России и т. д.

Сейчас главная задача официального Минска – тянуть время и надеяться, что какое-то окно возможностей откроется в будущем. Как, ради чего, в каком формате – никто не знает.

Насколько важен для России вопрос интеграции с Беларусью? Возьмем российскую повестку дня, внешне- и внутриполитическую, где находится этот вопрос, и, например, Лукашенко, который отбросит очередные предложения. Какая может быть реакция?

Важность страны для внешней политики России определяется количеством людей, специалистов, экспертов, интересующихся этой страной, то есть наличием запроса на экспертизу относительно политики этой страны. Сегодня в России нет адекватных экспертов по Беларуси, которые бы были погружены в белорусскую проблематику. Соответственно тому, что нет и платежеспособного запроса на эти услуги.

Поэтому Беларусь, безусловно, важна для России, но у них подход такой: это то блюдо, которое мы сможем съесть тогда, когда мы будем готовы и когда нам это понадобится, никуда они от нас не денутся.

Я бы не преувеличивал страх Кремля перед тем, что Лукашенко идет на Запад. Бывший посол России в Беларуси сделал очень хорошее дело. Он впервые провел анализ внутренней ситуации в Беларуси. И полученные данные свидетельствуют о том, что Беларусь очень зависима от России.

И психологически, и финансово-экономически, и никакой Запад даже сегодня никогда не даст столько финансовой подпитки и преференций, которые даже сейчас дает лукашенковской Беларуси Россия. Как в свое время сказал российский экономист Вячеслав Иноземцев, два–три миллиарда долларов в год, чтобы в худшем случае купить лояльность Лукашенко, для России не критичны.

Интервью впервые вышло в эфир в программе «ПроСвет» 20 сентября

Другие темы выпуска:

Смотрите также
Комментарии