Андрей Егоров: оппозиции необходимо добиваться хотя бы минимальных перемен

Інтэрв'ю

Оппозиционные силы заявляют про подготовку к новому Конгрессу демократических сил. Директор Центра европейской трансформации Беларуси Андрей Егоров в интервью belsat.eu рассуждает о том, будут ли участники Конгресса «сидеть с фигами под столом» и существует ли вообще политическая сила под названием «белорусская оппозиция»?

«Ни в каком важном вопросе белорусская оппозиция не может достичь конкретных изменений»

– Есть ли сегодня такие пути, избрав которые белорусская оппозиция придёт если не к революции, то к серьёзным переменам?

– Главным вопросом для белорусской оппозиции остается сама белорусская оппозиция: отношения между внутренними структурами, организация деятельности, вопросы лидерства. Сами по себе все эти политические силы, что бы они ни делали, они практически не способны серьезно повлиять на общественные процессы, если эти силы сами не изменятся. Все понимают, что ни в каком важном общественно-политическом вопросе белорусская оппозиция не может достичь конкретных изменений. Поэтому, сегодня оппозиции необходимо ориентироваться на решение конкретных вопросов – они должны добиваться минимальных, но изменений, пусть и в узких, локальных вопросах. И на этих действиях через какое-то время можно будет набрать социальный капитал для более серьёзных действий.

– Выходит, правильно обвиняют Лебедько в том, что его митинги «Я – ИП» – бессмысленные?

– Сами протесты со стороны ИП мало осмысленные, так на них еще приходят люди, не имеющие никакого социального капитала и известности, и пытаются их возглавить. Безумные действия.

– И те, кто особо не высказывается об ИП сейчас, выглядят умнее?

– Они выглядят немножко более здраво на этом фоне. Хотя при этом бездействие тоже не приводит их к какой-то позитивной динамике ни в области их известности, ни в области политического влияния.

– Доходы людей падают, расходы – растут, оппозиция тоже ничего интересного не предлагает: в ком сегодня белорусы разочаровываются быстрее – во власти или в оппозиции?

– Люди разочаровались в оппозиции давно. И это видно по рейтингам ведущих политических фигур. На волне выборов Короткевич на какое-то время приобрела чуть большую известность, чем другие, но этот рейтинг быстро сдуется. Население вообще не рассматривает оппозицию как политический субъект. Оно, конечно, разочаровывается во власти, но, в то же время, на эту же власть и надеется в решении проблем.

– Можно ли вообще смоделировать такую ситуацию, которая сдвинет массовое сознание, выведет людей на улицу?

– Как показывают наши исследования, потенциал солидарности в белорусском обществе очень низкий. Вряд ли мы можем надеяться на какое-то такое событие или действие, которое мобилизует массы на протест.

Даже если случаются экономический кризис или война, которые вынуждают к массовым действиям, то эти действия всегда требуют политического руководства. Должны присутствовать стратегии, люди, направляющие эту стихийную активность, иначе она так же мгновенно погаснет. Как в 2011 году, когда общественное напряжение не было ни во что преобразовано.

«Конгресс демсил – попытка войти непонятно в какую реку»

– Конгресс демократических сил – мертворождённый проект?

– Это было наивным и малоосмысленным, еще когда Милинкевича выбирали, а сейчас это уже наивность я даже не знаю какого порядка – попытка войти непонятно в какую реку.

– Не будет ли так, что, сидя за этим «круглым столом», каждый будет «держать фигу» под столешницей?

– Стопроцентная вероятность, что так оно и будет. А что их вынуждает вести себя иначе? Разве что возможность дружить против Дмитриева и Короткевич вызывает временные альянсы, но они столь же неустойчивы, как и их временная ненависть к «Говори правду!». С другой стороны, и сама «Говори правду!» никогда не вела себя по-другому.

– 20 лет мы видим десятки объединений, коалиций, бесчисленное количество партий, кампаний, а в итоге – ноль. Чего здесь больше – бездарности оппозиции или противодействия власти?

– Тяжело сравнить все доли, но здесь присутствуют не только они: есть и ЕС, и США, и Россия. Есть люди, которые за неуспехи критикуют, прежде всего, себя, а есть те, кто обвиняют внешние обстоятельства – режим, плохой Запад, ужасную Россию. Я, скорее, склонен обвинять нас – гражданское общество, политическую оппозицию, демократическое сообщество. Мы все не смогли ничего сделать за эти 20 лет. Оппозиция виновата, но не в узком смысле политических лидеров, а в широком смысле – демократически ориентированное общество, люди, стремящиеся к этим изменениям.

– Некоторых людей все больше одолевает убеждение: никто по-настоящему за те «высокие» ценности (свобода народа, демократия, свобода слова), которые декларирует оппозиция, никто по-настоящему не борется – у всех свои интересы. Что вы об этом думаете?

– Белорусские политики провозглашают определенные ценностные установки, но не преобразуют их в конкретные шаги и действия по реальным изменениям. Конкретный интерес в политике – уменьшить разрыв между тем, что провозглашается и тем, что делается. В этом смысле партия Зенона Позняка – классический случай. Он едва ли не лучше всех схватывает ситуацию, а дальше предлагает абсолютно безумные действия.

Оппозиционные лидеры, действительно, декларируют одно, а делают совершенно другое. Но это не потому, что они не стремятся – в общем, многие из них вполне ценностно ориентированные, достойные, честные люди. Но этого недостаточно.

Существует ли вообще такая сила – белорусская оппозиция?

– Раз толку никакого, может быть, вообще лучше ничего не делать – само как-нибудь, со временем?

– Это очень хороший вывод. Мы давно говорим о том, что партии лучше распустить, а движения – закрыть, поскольку в этой ситуации они практически не выполняют никаких своих политических функций. И это будет хорошим политическим ходом.

– Независимые СМИ, оппозиция – оказывает ли все это хоть какое-то влияние на перестройку мозгов или все бессмысленно?

– Влияние, конечно, минимальное. Но, мне кажется, что это минимальное влияние возникает и из-за того, что СМИ не стремятся к инициированию этих изменений. Выбирая логику работы по принципам классических СМИ и отражения того, что интересно читателям, медиа работают на стабилизацию ситуации.

Евгений Балинский, belsat.eu, фото со страницы Андрея Егорова в Facebook

Смотрите также
Комментарии