34 года после Чернобыля. Опасности больше нет?

Автобус проезжает возле нового саркофага, который построен над 4-ым реактором Чернобыльской АЭС. Украина, 20 апреля, 2018 г. Фото: GLEB GARANICH / Reuters/ Forum

Прошло более трех десятилетий после самой крупной катастрофы в истории мирного атома, от которой наиболее пострадали белорусские земли. Собеседники «Белсата» отмечают, что белорусы до сих пор подвергаются радиационному облучению, а радионуклиды все еще попадают на наш обеденный стол.

Белорусы живут не после Чернобыля, а до сих пор – с ним. Вероятно, поэтому события 34-летней давности не забыты жителями нашей страны. Так гомельчане вспоминают Чернобыльскую аварию:

«Нам ничего власти не говорили, узнали обо всем этом с радио «Свобода». Отец пришел на кухню и рассказал: «Похоже, что там авария какая-то в Чернобыле. Ну, а что нам? Авария и авария. И стали жить как обычно».

«На первомайские праздники мы с детьми были на параде, а после уже нам сказали, что случилась авария. Тем, кто был ближе, в 30-километровой зоне, сказали остерегаться, а тут ничего».

«У меня тесть был заместителем председателя одного из районов, пострадавших от радиации. Ему показали карту радиационных мест и сказали никому об этом не говорить. А мы поехали с ним на рыбалку, дозиметром померяли – 780 миллирентген на берегу. Делайте выводы, как нам все «рассказывали» и все «показывали».

30-ти километровая зона отчуждения, заброшенная деревня Аревичи, Беларусь, 12 марта 2016 г. Фото: VASILY FEDOSENKO / Reuters / Forum

«Все бежали, ничего с собой не брали, все оставляли, люди спасались сами. Знаю, что это было страшно для всех, и последствия были страшные».

«Дни были ужасные. Страх был, незнание. Я помню, мы приехали в какой-то санаторий, и от нас другие люди шарахались, будто мы их можем чем-то нехорошим заразить».

https://belsat.eu/news/likvidatary-chaes-raspavyali-chago-brakue-seryyalu-charnobyl/

Беларусь потратила $ 30 млрд на преодоление последствий Чернобыля. Но они так и не преодолены. «Говорить о том, что через 34 года все распалось, как любят говорить белорусские чиновники, нельзя по той простой причине, что за это время распалась только половина радионуклидов. Они не будут представляют собой опасности и радиационной угрозы, если пройдет 10 периодов полураспада, т. е. 300 лет – для стронция и цезия. Кроме них есть и другой букет выпадавших из реактора радионуклидов: такие горячие частицы, как плутоний и урановые элементы. Срок их активности – 240 тысяч лет. Поэтому последствия до сих пор не преодолены», – говорит член Совета общественного объединения «Экодом» и представитель Белорусской антиядерной кампании Татьяна Новикова.

В центре управления остановленного 3-го реактора на Чернобыльской атомной электростанции в Чернобыле, Украина, 20 апреля 2018 г. Фото: Gleb Garanich/ Reuters / Forum

По словам эколога, ситуацию осложняют и ежегодные пожары в Чернобыльской зоне, так как остающиеся в почве и растениях радионуклиды при помощи высоких температур поднимаются в воздух, происходит их перенос на достаточно большие расстояния. Из-за этого люди подвергаются облучению: хоть и в малых дозах, но оно есть. Кроме того радионуклиды из Чернобыльской зоны с течениями грунтовых вод, с осадками переносятся из Чернобыльской зоны. В малых концентрациях, но они все же попадают на наш обеденный стол. Татьяна Новикова отмечает, что белорусы особенно должны остерегаться, обращать внимание на качество продуктов.

«Мы не должны забывать уроки Чернобыля. То, что мы наблюдаем сейчас на Островецкой АЭС, показывает, что белорусское правительство, белорусы и россияне усвоили наихудшие уроки и взяли наихудшие примеры – это пример секретности, пример нарушения технических норм, пример пренебрежения нормами безопасности во время строительства Белорусской АЭС», – отмечает эколог.

Радиация и здоровье

Сразу после Чернобыльской аварии радиационному загрязнению цезием-137 подверглись почти четверть территорий нашей страны, на которых жили более 2 млн человек. Такая катастрофа не могла не сказаться на здоровье и самочувствии людей. Через 34 года можно делать определенные выводы, как повлияли на здоровье белорусов последствия чернобыльской аварии. Лучше об этом могут рассказать сами люди. Вот что нам рассказали жители Гомеля:

«Я забеременела в 86 году, я не знала, что была авария, я никак не предохранялась в эти дни. Моя дочь родилась в начале марта 87 года. Я считаю, что это повлияло на ее здоровье: у нее долгое время не было детей. Она долго лечилась. Ее одноклассницы такого же возраста тоже долго не могли забеременеть. Это все связано с Чернобылем».

Заброшенный город Припять, около 3 км от Чернобыльской АЭС, Украина, 25 декабря 2019 г. Фото: Serg Glovny / Zuma Press / Forum

«По здоровью люди стали намного слабее, много хронических заболеваний, прежде всего щитовидной железы. Здоровье стало у всех намного хуже, да и дети слабее стали».

«Сначала я никак не почувствовал, что радиация повлияла, я тогда был здоров, все нормально. Зато позже у меня шесть инфарктов произошло».

«Раньше люди были сильнее. Даже я – молодой человек, казалось бы, но у меня очень рано начались проблемы с костями, у меня есть хронические болезни. Возможно, это из-за последствий от ЧАЭС. Я не могу сказать, что я абсолютно здоров в свои 28 лет».

По подсчетам экспертов, за три послечернобыльских десятилетия потери Беларуси составили $ 235 млрд. Такие цифры озвучил Сергей Шпарло – начальник Департамента по ликвидации последствий аварии на ЧАЭС МЧС Беларуси во время пресс-конференции «О работе госорганов по преодолению последствий катастрофы на ЧАЭС».

Из-за Чернобыля из хозяйственного обихода были выведены большие просторы земли, стало невозможным пользоваться природными ресурсами на загрязненных территориях, многие предприятия и сельские хозяйства прекратили деятельность, сотни тысяч людей должны были покинуть свои дома.

Ольга Старостина/ИР belsat.eu

Новости