Результаты поиска:

Что нужно знать о психологии миграции и как не впасть в депрессию

Консультант в гештальт-подходе психотерапии сам несколько раз эмигрировал. Он рассказывает, что эмиграция – это стресс, и не спринт, а марафон. Но ее можно пережить и найти позитивный аспект.

На фоне: Вильнюс. Изображение: Белсат

Этот терапевт недавно выступал перед белорусскими эмигрантами с «дорожной картой» для миграции и объяснял психологические аспекты процесса. «Белсат» пересказывает выступление специалиста. Из соображений безопасности мы не называем имя собеседника.

Что теряет мигрант

Многие мигранты теряют имущество, кто-то убегает из страны с одним рюкзаком. Некоторые уезжают «в никуда», не имея понятной перспективы работы и жилья. Но с проблемами сталкиваются даже те, кто спокойно переехал и забрал с собой все, что мог.

Худшее в эмиграции – потеря безопасности в широком смысле. Эмигрант теряет предсказуемость в окружающем мире, теряет знакомые ритуалы и опоры. Меняются бытовые процессы, которые раньше делались автоматически.

На фоне: Тбилиси. Изображение: Белсат

Что в чужой стране, что просто в другом городе – у человека новый статус и другая роль, нет прежних социальных связей и репутации. Нет знаний, «что, где, с кем и как». Вне своего социума может наступить так называемая социальная смерть.

В известной «пирамиде Маслоу» потребность в безопасности – следующая ступень после самых базовых физиологических потребностей. Без ощущения безопасности человек не может развиваться и вряд ли сможет эффективно работать.

Будет дно и будет восстановление

Канадский антрополог Калерво Оберг (Kalervo Oberg) в статье 1960 года описал кривую культурной адаптации – параболу «уровня приспособления» с падением вниз и подъемом вверх.

Первая стадия – «медовый месяц» на новом месте. В период, который может тянуться до шести недель, эмигрант может чувствовать себя как турист, открывать новое и радоваться изменениям условий вокруг себя.

Но через какое-то время наступает стадия культурного шока – становятся заметными отличия от дома, пока воспоминания о доме еще свежи. На новом месте даже при хороших знаниях чужого языка возникают проблемы в общении с людьми. Непонятными могут быть правила поведения на работе или учебе, в магазине и даже дома. Может выводить из равновесия отсутствие привычных вещей и ритуалов.

На фоне: Варшава. Изображение: Белсат

Появляется раздражение от нового места жительства. Оно может перейти в отрицание: все повсюду разговаривают не на том языке, еда не как дома, вообще все не так, и близких людей рядом нет! Может появиться постоянная усталость, неспособность преодолевать самые простые проблемы, нежелание общаться с другими, вспышки гнева или депрессия.

На дне кризиса, куда эмигрант попадет через несколько месяцев на новом месте, придется сделать выбор: или разочароваться в себе и в новой стране, уехать на родину, или пересилить себя и начать адаптироваться, даже если сначала ничего не выходит.

Если на дне кризиса человек не опустит рук, то начнет приспосабливаться, будет этап «восстановления». Придет принятие того, что жизнь другая, и она не станет так раздражать. Человек начнет разбираться с проблемами и учиться, тогда будет и ощущение уверенности в чем-то. Появятся знакомые среди местных. Возникнет возможность не только с болью держаться за старое, но и пробовать что-то новое. Светлых дней будет больше, чем темных.

Как начать приспосабливаться

То, насколько будет трудно, зависит от культурной дистанции: разницы в общественной этике и ценностях. Белорусам будут ближе и понятнее соседние Россия, Польша и Украина, из-за языка будут немного тяжелее Литва и Латвия. В Германии, например, будет проще адаптироваться, чем в Китае, где культура и нормы поведения совсем другие.

Есть неудачные «оборонительные» стратегии адаптации: эмигрант может ассимилироваться с местными и отвергнуть все от родины, может отделиться от местных, может попасть в пограничное маргинальное состояние со слабой связью и с родиной, и с новым местом. Путь к сепарации – жизнь внутри сообщества выходцев из той же страны. Яркий пример – Бруклин в Соединенных Штатах, место с русскоязычными соседями, российским телевидением и российскими магазинами. Без контактов с местными можно так и остаться жить «на родине» в другой стране. Но можно и удачно интегрировать себя в новое общество.

На фоне: Порту. Изображение: Белсат

Терапевт советует создавать себе и близким безопасное состояние. Сначала безопасность, потом производительность. Нужно понимать, что на адаптацию нужно время. Заботиться как о мозге и психике, так и о теле. Помнить, что есть цель, мотивация, навыки. Быть искренним с собой.

Можно даже относиться к переезду как к проекту: ставить себе цели, задачи и сроки. Если неизвестно, на месяц ли переезд, на год ли, или на много лет, стоит планировать на тот период, который возможно контролировать: не знаешь на год вперед, планируй на месяц.

Кто виноват?

Насколько удачно интегрируется мигрант, зависит и от внутренних, и от внешних факторов.

Внутренние – мотивация на интеграцию, коммуникабельность, толерантность, реализм ожиданий, сомнения в правильности решения уехать, так называемый локус контроля (склонность объяснять свои успехи и неудачи только внешними или только внутренними факторами), возраст, в определенных ситуациях даже пол.

Внешние – культурная дистанция между родиной и новым местом, временный или постоянный характер отъезда, добровольность или вынужденность, уровень образования и владения языком, социальная поддержка и усилия властей на новом месте для адаптации мигрантов.

На фоне: Львов. Изображение: Белсат

Терапевт советует распознать свои переживания, дать им название и спецификацию. Понять, откуда глобальная тревога за будущее и о чем конкретный страх, перед кем ощущение ответственности и за что ощущение вины. Осмыслить попытки мысленно вернуться в безопасность дома и злость от того, что события происходят не так, как ожидаешь.

Важно озвучивать и давать место своим чувствам и переживаниям. Если рядом нет внимательного собеседника, с которым можно поделиться своими сложными переживаниями и который не перебивает, можно заняться самопомощью: написать письмо другу или даже самому себе. Можно принять печаль и смириться с тем, что ее переживаешь. Следует не бояться обращаться к психологу и даже не бояться антидепрессантов, если таковые пропишут.

Семья и коллеги помогут?

Уезжать с семьей обычно лучше, чем одному, но могут возникнуть проблемы. Семья или коллеги-эмигранты могут стать поддержкой, с ними можно расслабиться от напряжения жизни в новых условиях. Люди понимают переживания друг друга, разговаривают на одном языке и смеются над одними шутками.

Но у группы людей (семья ли это или команда, которая переезжает вместе) различный уровень подготовленности к переезду, различный уровень физических, когнитивных и психических ресурсов, различные индивидуальные особенности. От этого отличается и скорость адаптации – из-за этого может возникнуть отдаление, трудности во взаимопонимании, конфликты и даже зависть.

На фоне: Прага. Изображение: Белсат

В семье у того, кто будет инициатором переезда, цель будет на новом месте. За инициатором может сохраниться социальная роль, появится окружение из сотрудников и партнеров, контакты и отношения на новом месте – в результате быстрее удовлетворится потребность в безопасности. У партнера же может оказаться не востребованной на новом месте профессия, может не хватать знаний языка и культуры. Также может оказаться так, что основной занятостью партнера станут дети. Это будет сильно мешать в интеграции и поиске своего места в новом обществе. Партнер может почувствовать себя обузой, «никем».

В семье стоит обсуждать, что происходит и чего хотят партнеры, чем партнеры друг другу могут быть полезными. Проговаривать важно даже очевидные вещи, как то важность роли родителей для детей. Нужно поддерживать восстановление ресурсов партнера, социализацию и интеграцию, быть надежной «подушкой безопасности» в том числе в финансовом плане.

Возвращаться домой будет тоже непросто

Эмигрант, у которого жизнь складывается хорошо, в какой-то момент – может, через несколько лет – почувствует себя дома на новом месте. Сможет критически оценивать положительное и отрицательное нового места, не сравнивая со старым домом. Преодолеет проблемы в отношениях с местными, с работой и бытом – наконец вернет ощущение безопасности.

На фоне: Минск. Изображение: Белсат

Если понимать, что жизнь где-то строится иначе, это расширит мировоззрение и даже поможет при возвращении на родину. Но по возвращении домой кривая может повториться, будет уже синусоида: снова «медовый месяц» с родиной, снова культурный шок от «перевхождения», снова адаптация и приспособление.

АА/ИР belsat.eu

Падпісвайся на telegram Белсату

Новости