Результаты поиска:

«Арест мамы или папы – всегда потеря для ребенка. Без помощи травма может остаться на всю жизнь»

С самого начала послевыборных репрессий в Беларуси не меньше, если не больше взрослых, страдают дети. Они становятся свидетелями брутальных задержаний, когда на их глазах отца или маме заламывают руки и забирают. Они пугаются и перестают чувствовать себя в безопасности дома, когда утром в дверь ломятся «люди в черном». Сотни белорусских семей разбиты жесткими приговорами – дети остаются без одного, а иногда и сразу без обоих родителей. О том, как поддержать самых маленьких, а также школьников и подростков в таких ситуациях, помочь пережить разлуку с родителями и минимизировать риск вырастить травмированное поколение, в Международный День защиты детей разговариваем с детским психологом Анастасией Шапель.

«Не надо врать детям, что папа в командировке»

Детский психолог Анастасия Шапель. Фото: личный архив собеседника

– Ситуация 1: маму или папу забрали, ребенок еще довольно мал, задержания не видел. Стоит ли рассказывать ему все как есть? Может лучше сказать, что мама или папа уехали, по работе, например?

– Всегда нужно говорить правду, ничего не придумывать, никаких командировок и других объяснений. Если в семье появляется какая-то тема, которая замалчивается, это вызывает напряжение. Ребенок чувствует его, и ложь тоже.

Поэтому стоит рассказывать правду и обсуждать ситуацию так долго, как этого требует ребенок. Когда мы избегаем разговоров, дети начинают додумывать, мол, когда родители не говорят, точно произошло что-то катастрофическое.

Это хуже любой страшной правды, ведь если у детей нет возможности обсудить свои переживания с тем из родителей или взрослых, кто остался дома, это нарушает доверие в отношениях. Поэтому важно рассказывать и быть открытыми на вопросы ребенка.

– Ситуация 2: ребенок – свидетель задержания. Как поддержать его в таком случае?

– Когда все успокоится, важно, чтобы тот из родителей или взрослый, который останется дома, объяснил ребенку, что происходило. Проговариваем ситуацию: да, к нам пришли, маму (или папу) забрали, но я остаюсь дома, и буду делать все, чтобы папе (или маме) помочь, чтобы он/она быстрее к нам вернулся/вернулась. С тобой все будет хорошо, ведь у тебя остаюсь я.

Дети и подростки под катком репрессий

Нужно отвечать на все вопросы, которые будут возникать у ребенка о том, что он увидел, о его страхах, переживаниях за будущее. Когда мы видим, что ребенку очень тяжело эмоционально, что он в шоке, этот шок нужно, образно говоря, растрясти. В такой ситуации тот из родителей, который остался, пусть берет ребенка и идет с ним гулять, и обязательно разговаривает во время прогулки о произошедшем. Это важно делать, чтобы ребенок не застрял в своих эмоциях и страхах. Из трех реакций на ситуацию травмы: беги, бей или замри – ребенок чаще всего выбирает третью. Он словно замораживается в своих переживаниях, и здесь важно вытащить их, дать возможность пережить. Взрослый, который остается рядом в такой момент, объясняет: ты сейчас сильно испугался, переживаешь, что заберут и маму и т.д. Это все нужно озвучивать. И важно заверить: мы будем говорить об этом столько, сколько тебе нужно.

Какой вопрос – такой ответ, даем конкретную дозированную информацию

– Как обсуждать аресты, приговоры, тюрьму с детьми в зависимости от возраста?

– Если это дошкольник, то работает правило: даем ровно ту информацию, которую просит ребенок. Какой вопрос – такой и ответ. Ни больше и ни меньше. Например, ребенок спрашивает: папу забрали? Отвечаем: да, забрали. Когда он вернется? Я не знаю, но я буду звонить тому и тому, чтобы выяснить, у папы есть адвокат, который будет делать все, чтобы ему помочь. Папа в тюрьме? Да, он на какое-то время лишен свободы. Почему папа в тюрьме, что он сделал? Здесь можно сказать, например, что папа имеет другую точку зрения, и он поступил смело – высказал его, но, к сожалению, не все готовы слышать, что кто-то имеет другое мнение. Есть два важных нюанса, надо отметить: то, что случилось с папой, не значит, что надо молчать и ничего не говорить, и еще не надо делать разграничение «хорошие–плохие», для малышей это еще очень сложно эмоционально. Предоставляем конкретную и дозированную информацию.

Акция солидарности с задержанной Марией Колесниковой. Снимок имеет иллюстративный характер. Минск, Беларусь. 8 сентября 2020 года. Фото: АГ / Белсат

Пережить травмы дошкольникам часто помогает игра. Родителям это надо понимать и не пугаться, когда дети играют в те же задержания – так они «переваривают» пережитое.

Старшие дети будут задавать больше вопросов. С ними можно рассуждать, более детально разговаривать о ситуации. Школьники также более эмоционально все переживают, у них может быть много злости, желания пойти разобраться с обидчиком. Здесь мы тоже возвращаемся к проговариванию: ты сейчас очень злишься, хочешь помочь родителям, но чувствуешь себя бессильным. Мы отражаем эти переживания и говорим, что всем займутся взрослые, что нам есть к кому обратиться, есть адвокат и т.д. Тогда ребенок понимает, что взрослый справляется, что ему, ребенку, не нужно брать на себя функцию опекуна для родителей.

Наиболее сложно с подростками, ведь подростковый возраст – сам по себе время протеста, смены авторитетов, бунта против родителей. А тут получается, что с одним из родителей что-то происходит, и бунтовать против него уже невозможно, и, соответственно, становится сложно отделяться. На подростка падает двойная нагрузка: и отделиться от родителей нужно, и как это сделать, если мама или папа в беде?

Снимок имеет иллюстративный характер. Минск, Беларусь. 17 августа 2020 года. Фото: СФ / Белсат

Подростки часто не хотят разговаривать с родителями. В такой ситуации нам нужно не обижаться, а подсказать, к кому из других родных или к какому психологу наш подросток может обратиться.

У детей должны быть инструкции на случай задержания родителей

– Нужно ли заранее готовить ребенка к тому, что может произойти, если родители понимают, что существует риск задержания?

– Да, обязательно. Нужно давать конкретные инструкции, что и в какой момент будет происходить. Например – вот, сейчас я поеду в суд, к адвокату, в милицию, ты в это время побудешь с бабушкой. Если я не вернусь, ты переночуешь у тети Маши или у бабушки. Помни: мне есть кому помочь в любой ситуации.

«Мама, меня отвели в баню, подстригли, выдали робу. Теперь я похож на настоящего белоруса»

Если ребенок спрашивает, могут ли его забрать, отвечаем: нет, тебя не заберут, у тебя есть родные, которые будут о тебе заботиться. Очень важно, чтобы это были люди, которых ребенок знает.

Если вы не можете ничего прогнозировать, нужно честно сказать, что вы не знаете, но вам есть к кому обратиться, чтобы узнать.

Во время всех этих разговоров важно не перегружать детей дополнительно своими эмоциями, потому что, к сожалению, детская психика такова, что дети хотят спасать родителей.

Здесь работает такая логика: если с родителями все хорошо, то и со мной. Поэтому важно, чтобы взрослые тоже не оставались наедине с переживаниями, чтобы могли где-то разгружаться. Важно, чтобы тот из родителей, кто остался, сам был в состоянии разговаривать с ребенком, потому что если он в сильном стрессе, не может справиться с эмоциями, эту функцию на себя должен взять другой взрослый.

Как пережить разлуку: письма, свидание в тюрьме, дневник ожидания

– Что делать если забирают обоих родителей?

– Здесь важно, чтобы включились другие взрослые из семьи, которые остались на свободе. Если такой возможности нет, остается служба опеки и их психологи. Можно опираться на историю Гарри Поттера, который давал себе советы, хотя был лишен родителей. В общем, книги, сказки могут сильно помочь. На примере Чиполлино мы можем объяснять, что в тюрьму могут посадить, даже если человек не преступник – иногда кто-то просто злоупотребляет своими полномочиями.

Снимок имеет иллюстративный характер. Январь 2021. Фото: Белсат

– Нужно ли брать ребенка на свидание в СИЗО или колонию?

– Для ребенка любого возраста ситуация, когда мама или папа в тюрьме – это потеря, хотя, слава Богу, временная. Мы должны помочь пережить эту потерю. Очень сильный инструмент, позволяющий не потерять связь, – это письма. Конечно, если ребенок хочет пойти на свидание с отцом, матерью в СИЗО, колонию, то нужно его брать. Но надо также заранее подготовить, чтобы ребенок понимал, что там будет: мы придем, у нас проверят документы, мы пройдем туда и туда. После свидания важно разговаривать о том, как ребенок чувствует себя. Он будет говорить: я скучаю, я хочу, чтобы папа/мама вернулись. Важно ответить: я тебя очень понимаю, я чувствую то же самое, тоже скучаю. И предложить выход. Например, а давай подумаем, что мы будем делать, когда папа/мама вернется. Что бы ты хотел ему/ей показать, рассказать? Можно составить план, вести дневник ожидания.

«Если есть нарушение сна, аппетита, другие тревожные симптомы, обращайтесь к специалисту»

– Какими могут быть последствия подобных ситуаций для детской психики?

– Детская психика очень пластичная. Однако и задержания, и тем более приговоры родителям травмируют, и травма, если ее не пережить правильно, может остаться надолго и давать о себе знать в течение жизни. То, что мы видим сейчас: аресты, репрессии, насилие, – подрывают базовое доверие, безопасность, рождают ощущение бессилия. Важно объяснять ребенку: такое состояние –это нормальная реакция на ненормальную ситуацию, доверия сейчас нет, я понимаю, тебе страшно. Наша задача – поправить то, на что мы можем повлиять. Например, в дверь вломились – дом стал опасным. Что мы можем сделать, чтобы ты чувствовал себя безопаснее?

Сложность в том, что и у родителей это доверие подорвано, им самим часто нужно базовое ощущение безопасности.

Повторюсь, не нужно геройства: если вы не справляетесь сами, ищите помощь и для себя. Как в самолете, помните: сначала обеспечьте кислородом себя, иначе ребенку помочь не сможете.

Снимок имеет иллюстративный характер. Минск, Беларусь. 19 сентября 2020 года. Фото: Белсат

Последствия в любом случае могут быть разными – у кого-то сразу посттравматическое расстройство, у другого спустя время что-то проявится. Но, в любом случае, если вы видите тревожные симптомы: нарушение сна, раздражительность, нарушение питания (ребенок перестает есть или, наоборот, «заедает» переживания), частые эмоциональные истерики, изменения настроения – обязательно обращайтесь к специалисту.

«Последствия нынешних репрессий ощутят и будущие поколения»

– Идут ли белорусы к психологам, чтобы помочь своим детям, и не будет ли новое поколение травмированным?

– Стало меньше запросов, чем было осенью – тогда очень много обращались. Сейчас нет свежих, мы больше имеем дело с последствиями. Ну и люди же адаптируются – и к войне, и к другим обстоятельствам, в которых приходится жить. С одной стороны, это страшно, что мы вынуждены привыкать, а с другой – хорошо, что есть такой адаптивный механизм психики, ведь надо же как-то выживать.

Снимок имеет иллюстративный характер. Минск, Беларусь. 19 сентября 2020 года. Фото: Белсат

Что касается отдаленных последствий, исследователи изучали третье поколение после репрессий 1937 года и диссертации защищали. Конечно, последствия будут. У нас всех – и детей, и взрослых – подорвано базовое доверие и ощущение безопасности. Это потребности, с которыми мы рождаемся и на которых дальше все строится. И тут как с домом: если фундамент нарушается, «едет» и все остальное. Обращаясь за помощью, проговаривая мы минимизируем последствия, насколько это возможно. Полностью мы их не избежим, но можем уменьшить. Мы в лучшей ситуации, чем в 1937-м, потому что у нас по крайней мере лучше со средствами связи, с возможностью разговаривать и получать психологическую помощь. Но гарантировано, что последствия нынешних репрессий ощутят и будущие поколения.

Анна Гончар/ИР, belsat.eu

Падпісвайся на telegram Белсату

Новости