30 дней безвиза как инструмент давления


Неожиданно для всех белорусское руководство решило пойти на давно откладывавшийся шаг. Оно увеличило срок пребывания иностранных туристов, приезжающих в страну через национальный аэропорт «Минск—2» до 30 суток.

Сделано это было несмотря на отсутствие внятных договоренностей с российской стороной (буквально накануне наш министр Владимир Макей подтверждал, что переговоры с российскими партнерами идут долго и трудно) и де-факто сразу после того, как Александр Лукашенко получил приглашение посетить неформальную российскую столицу Сочи.

Ничего не поделаешь: в императорской России столица плавно перемещалась туда, где находился император, а в России путинской – туда, где пребывает всенародный избранник и любимец.

При этом предыдущая встреча президентов состоялась совершенно недавно, в футбольной раздевалке чемпионата мира, но Александру Григорьевичу явно было не до переговоров: он страстно обнимал свою хорватскую коллегу. Сейчас, стало быть, поговорят. Было бы о чем.

Срок безвизового въезда на территорию братской Беларуси для братской России – вопрос принципиальный. Единое таможенное пространство превратило государство в сиамских братьев: обняться не могут, но и разойтись тоже. Спинами и тем, что пониже спин будет, срослись.

И Москва давно предупреждала: ребята, будете играть в свои визово-безвизовые игры – доиграетесь, восстановим досмотры на границе. Частично это уже сделано, частично будет сделано, судя по всему, сразу после встречи в Сочи.

О чем еще будут там говорить головы двух сиамских братьев – Бог их знает, но уж об этом наверняка поговорят.

Есть и не менее принципиальный вопрос. Встреча Виктора Лукашенко с Рамзаном Кадыровым. О чем-то они говорили. Как всегда, освещавшие встречу медиа («честные», надо полагать) обошли вниманием самое интересное. Вот не верю я в том, что не рассматривалась ситуация, сложившаяся в российско-беларуских отношениях.

Наверняка была закрытая неформальная часть, в ходе которой были озвучены некие месседжи, адресованные не столько Рамзану Ахматовичу, сколько Владимиру Владимировичу. Много я бы дал, чтобы поприсутствовать. Главное – потом успеть улететь тем же рейсом, что и Виктор Лукашенко. Ибо свидетеля такого разговора могут и убрать.

К счастью, нас там не было. И мы можем спокойно предполагать, зачем именно Лукашенко-старший вдруг разрешил так испортить настроение своему российскому другу перед встречей – 30-дневным «безвизом».

И тут я вспомнил известную сцену из «Операции Ы”» — одной из бессмертных советских комедий. Помните, разговор хулигана с Шуриком:

– Ты думаешь, это мне дали пятнадцать суток? Неееет! Это нам дали пятнадцать суток.

Подставьте вместо имени «Шурик» имя «Вовочка», замените цифру – и все станет на свои места. Мол, ты думал, что все вопросы на своей территории я решить не могу? А я могу. И эти тридцать суток – это я дал тебе тридцать суток. Ты не идешь мне навстречу? Ну и не ходи. Я сделал так, как пожелал, и буду поступать так впредь. Моё право. Мой инструмент давления.

Тридцать суток – вопрос, может быть, принципиальный только для властных институтов, но не для рядовых граждан. Но могут появиться и принципиальные. Очень скоро. После встречи в Сочи. Тридцать суток могут дать всем нам. Главное – успеть улететь. Откуда? Хотя бы из Сочи.

Александр Федута belsat.eu

Смотрите также
Комментарии