Обвинение в терроризме в адрес Светланы Тихановской заставляет вернуться в апрель 2011 года

Александр
Федута
политконсультант

Это было страшно. Меня совсем недавно выпустили из «американки», и мы с друзьями – историком Валентином Голубевым и кинокритиком Андреем Росинским – сидели в кафе на площади Победы. Обо всем поговорили, но дозвониться до приятеля, обещавшего заехать за мной, я не мог, поэтому разговор продолжался – тем более, что и кофе не заканчивался.

И вдруг мы увидели, что за окном очень много людей. Казалось, весь Минск вышел из метро и пошел по проспекту.

– Что случилось? – спросил я у администратора кафе. И она ответила: – Какой-то взрыв.

Взрыв случился на станции метро «Октябрьская» – следующей за «Площадью Победы», если ехать в центр. Люди действительно вышли из метро: просто потому, что поезда прекратили движение. И «скорые» мчались с сиренами мимо нас. И дозвониться можно было только по городской линии, так что я порадовался, что не отказался от стационарного телефонного аппарата.

Фото: АВ / Белсат

Я дозвонился. Жена плакала: мой мобильник не отвечал, а по телевизору уже озвучивали версию Геннадия Давыдько о том, что во взрыве может быть виновна оппозиция.

Валентин Голубев посмотрел на меня:

– Слушай, может быть, вас выпустили всех, чтобы на вас этот взрыв и свалить?..

Я не нашелся, что ответить.

Свалили в тот раз не на оппозицию. Свалили на двух молодых людей, один из которых так и не стал бороться за свою невиновность, а второй отказался от признательных показаний, но ему это не помогло. И даже адвокату в перерыве не дали возможность с ним поговорить.

Я о чем?

Я о том, что в тот раз у взрыва все искали политическую подоплеку. Лидер «Белой Руси» Геннадий Давыдько подозревал нас. А один из моих знакомых даже оперативное появление машин «скорой помощи» списал на «готовность» власти: мол, знали, что взрыв будет, так и «кареты» подготовили. И в появлении Александра Лукашенко на «Октябрьской» вместе с сыном многое казалось ему подозрительным: дескать, знал, что повторного взрыва не будет – вот и поволок Коленьку…

Показательно в данном случае, что обе версии ходили по Минску почти на равных правах.

11 апреля 2011 года, десять лет назад, случилась огромная трагедия. 15 человек погибло, еще 400 пострадало. И суд вроде бы состоялся. Только вот не всех он убедил своим приговором. И общество, так и не сумевшее прийти к единой версии случившегося, предпочло забыть о ней.

Фото: АВ / Белсат

Сейчас власти о ней напомнили. Мол, взрыв мог состояться, и виновниками его были бы страшная Светлана Тихановская и кошмарный BYPOL. Уже и документы собирают – чтобы выписать «виновных» в том, что взрыв не состоялся, и сурово их покарать. А заслужившие поощрения получат высокие правительственные награды.

Сильно сомневаюсь в том, чтобы мать двоих детей решилась организовывать – или просто даже поощрять – попытки массовых убийств. Да еще и такие, где могут пострадать дети (кажется, орудие взрыва, согласно озвученной версии, должны были подложить в мусорку рядом с детской площадкой?). Вот все, что я знаю о Тихановской – о ее манере говорить, о том, что она думает и как это отражается в ее интервью, – противоречит таким подозрениям. Зачем ей это? Чтобы дестабилизировать обстановку? Чтобы опять наращивать поток репрессий? Не верится. Наоборот: взрыв и поиск виновных на какое-то время сплотил бы часть общества вокруг ее главного оппонента. Тут даже ее и ее сторонников не нужно было бы ни в чем обвинять. Просто: вот, быстро разобрались и наказали. Спасибо этой прокуратуре, этому следственному комитету, этому суду и даже этому ГУБОПиКу. Спасибо – потому что очередного взрыва долго еще не будет. Лет десять, как после 2011 года.

Но сейчас версия о женщине, которая якобы хотела взорвать чужих детей, пробуждает в памяти другую версию, 2011 года, даже не рассматривавшуюся в суде, а просто забытую со временем. О том, что апрельский взрыв в метро как раз и нужен был, чтобы сплотить общество, вернуть уважение к силовикам и суду, заставить забыть о холодной площади декабря 2010 года и избитом поэте, за которого еще голосовали по всей стране. Потому что вопрос «кому выгодно?» задали в данном случае те, кто контролирует суд и следствие – но дали лишь одну версию ответа на него. И значит, неизбежно появление второй версии. Альтернативной. Что-то вроде:

– Кому выгодно? Вам.

Боюсь, обвинение в адрес Тихановской зеркально отзовется в появлении подозрений в адрес самого Лукашенко. Лучше бы к таким вещам не прибегать. Может плохо закончиться.

Александр Федута belsat.eu

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Другие материалы