«Пропагандистская машина в России работает, так как общество не сомневается». Эссе Саши Филипенко

Белорусский писатель Саша Филипенко опубликовал на собственной странице в Facebook эссе. Автор рассуждает, чего не хватает россиянам, чтобы не одобрять войну в Украине, и почему сейчас с ними не получится никакой дискуссии. Этот текст писатель частично создал раньше, но теперь существенно дополнил.

Писатель и журналист Александр Филипенко. Фото из личного архива

«Я переезжаю в Россию в 2004 году, когда Лукашенко закрывает мой университет. Я могу поехать на обучение в прекрасную Прагу, выбрать Варшаву или чудесный Краков, но моя бабушка говорит, что любой образованный молодой человек просто обязан хотя бы несколько лет своей жизни пожить в Санкт-Петербурге. Я почему-то слушаю ее.

До переселения в самую большую страну мира я успел поучиться на философском факультете в Европейском гуманитарном университете Минска, где преподаватели прививали нам одну и очень простую привычку: любое высказывание следует начинать со слова «вероятно». «Вероятно, то и то, вероятно, так и так». Мы никогда ничего не знаем точно, мы далеки от истины. Мы можем только предполагать. Во время дебатов мы только высказываем свою точку зрения, и она, вполне возможно, неправильная. «Вероятноа, – настаивали мои учителя, – остается единственно допустимым портом отправления любого мнения». Все, что мы можем, – колебаться – задавать вопросы и медленно, шаг за шагом, аккуратно приближаться к хрупкой истине, которая, вполне возможно, сразу рассыплется в наших руках. Я сомневаюсь – значит, я существую – перефразируя Декарта, учили нас.

В первый же день я понимаю, что в России это правило преимущественно не работает. Обращение «на самом деле» – вот с чего здесь, как правило, начинают высказывание. Паразит? Симптоматический.

«На самом деле в Европе все геи», «на самом деле судьи ненавидят нашу футбольную сборную», «на самом деле Путин великий лидер», «на самом деле все зло от Америки», «на самом деле мы – россияне – Богом избранный народ».

Со временем я привыкаю, что редкий человек в России имеет привычку сомневаться. Я думаю, что в этом «на самом деле» и таится большое количество проблем российского общества.

Мне кажется (я, конечно, могу ошибаться), что одна из фундаментальных проблем России скрыта здесь: сомневаться и признавать свои ошибки приравнивается к поражению. Российский человек скорее умрет, чем признает, что был неправ. Сомневаться здесь – означает показывать свою слабость, а быть слабым в стране, где веками существует культ силы, ни в коем случае нельзя.

Вся система образования в России устроена так, что человек здесь не учится, но получает знания. Знания в России не приобретаются, но передаются, как ковид.

В самой большой стране мира по-прежнему любят торжественные поточные лекции. Во время этих мероприятий от вас не требуется участия, от вас требуются только покорность и принятие. Услышали, записали, выучили, сдали. Не надо спрашивать – необходимо хоть что-то запоминать. Как результат, мы получаем огромное количество людей, которые начинают фразу с обращения «на самом деле». Почему? Потому что они привыкли к тому, что им передают условно «выверенные» знания.

Возможно, телевизор врет вам? На самом деле нет!

С оппонентом из России, совершенно не важно, либерал он или человек, который называет либералов «либерастами», как правило, сложно поддерживать дискуссию. В России нет культуры сомнения. Большинство людей, с которыми я обсуждал эту тему, искренне полагают, что суть спора сводится к тому, чтобы убедить «противника», но вовсе не к тому, чтобы хотя бы на шаг приблизиться к истине (если это вообще возможно). Программы на российском телевидении, кажется, хорошее тому подтверждение. Здесь главное не услышать оппонента, но перекричать его. Местные ведущие никогда и ни в чем не сомневаются, местные депутаты знают ответы на все вопросы, Министерство иностранных дел, как мне кажется, вообще знает о всей истории человечества вплоть до его последнего дня.

Президент России и вовсе не считает нужным опускаться до уровня «вероятно». За все годы правления Путин ни разу не участвовал в реальных дебатах. Истина рождается в споре? Нет, истина рождается в его голове! На самом деле? Вероятно…

Думается, пропагандистская машина в России так славно работает только потому, что общество не сомневается. Лишний шаг, бесполезная функция.

Телезрители не удосуживаются поставить под сомнение то, что им показывают федеральные каналы. Работники федеральных каналов не сомневаются, что за содеянное им ничего не будет, и не сомневаются в методичках, которые им приносят из Кремля. Сомневаться – тратить время и только приобретать проблемы. Не сомневаться – удобно и даже спасительно. Для того, чтобы засомневаться вдруг, необходимо предложить самому себе хотя бы один альтернативный вариант. Чтобы предложить хотя бы один альтернативный вариант, необходимо поднапрячься. Возникает вопрос: зачем? К чему сомневаться, если «на самом деле» все и так понятно?

В эти дни, пытаясь понять, как Россия пришла к тому, что война против Украины возможна, нам важно не забывать, что в российском обществе не поднимается вопроса обратного. А почему бы эта война была невозможна, если на самом деле все украинцы – нацисты и когда на самом деле это наша земля? То, что происходит в эти недели в Украине, не мгновенный конфликт, но конфликт возможный во многом из-за фундаментальных проблем внутри российского общества, конфликт, уходящий своими корнями глубоко в отсутствие культуры сомнения.

В России разучились слушать друг друга, в России разучились принимать чужую точку зрения. В России разучились, если вообще когда-то умели, сомневаться в собственных мыслях. Россиянам, как правило, нравится то, что они говорят.

Россиянам (безусловно, не всем) нравится чувствовать свою правильность – это особенность национального характера и если так будет продолжаться и дальше, ничего хорошего ждать в ближайшие века не стоит. Впрочем, я, скорее всего, ошибаюсь…»

*текст приведен с сокращениями

ХЗ belsat.eu

Падпісвайся на telegram Белсату

Новости