Хочется жить в свободной стране. Почему белорусские айтишники переезжают в Польшу?

Польша активно привлекает белорусских IT-специалистов. Правительство разработало специальную программу «Poland Business Harbour», которая предусматривает легкую легализацию и налоговые льготы белорусским айтишникам. На середину февраля 2021 года по этой программе выдали 2,5 тысячи виз. Belsat.eu поговорил с белорусами, которые решили переехать в Польшу, об условиях работы, состоянии IT в Беларуси и разнице в зарплатах.

Анастасия переехала в Познань, потому что «не хотела платить налоги этому режиму»

Анастасия уже почти год занимается GameDev. Она рисует мобильные игры для швейцарской компании. По образованию девушка – художница, окончила Академию искусств по специальности «цифровой дизайн». Семь месяцев по распределению работала в театре за 280 рублей.

«Работа была хорошая, но за эти деньги я даже квартиру снять не могла! Поэтому решила пойти в более прибыльную сферу», – объясняет наша героиня.

Анастасия с детства увлекалась компьютерными играми, и поэтому решила научиться их рисовать. Но знаний из Академии искусств ей не хватало, много пришлось осваивать самостоятельно. «Мне нужно было полностью вспоминать программу по анатомии человека, дополнительно проходила курсы по 3D. В общем сфера быстро меняется, поэтому постоянно нужно повышать квалификацию. Интересно, что я потеряла все, чему научилась в Академии – пейзаж уже не нарисую», – объясняет Анастасия.

Переехать она решила после выборов. Причина прозаична: не хотела кормить режим и давно мечтала пожить в свободной стране.

«Я работала в Беларуси как ИП, а платить налоги такому государству не хотелось. По-черному работать тоже был не вариант», – говорит Анастасия.

Геймдизайнер Анастасия. Фото: архив героини

В город Познань, что на западе Польши, Анастасия приехала по гуманитарной визе. Сейчас она оформляется как ИП через бизнес-инкубатор и продолжает сотрудничать с той же швейцарской фирмой.

«В итоге я буду платить 8,5% налога от дохода, но больничные, отпуска и другие социальные услуги могут быть только по договоренности с работодателем. Я же работаю как фрилансер», – объясняет девушка.

Анастасия признается, что из-за переезда она потеряла в деньгах. В Беларуси она не платила за квартиру и продукты, мало тратила на проезд. Но поэтому и удалось накопить серьезную подушку безопасности.

«Переезд обошелся мне в серьезную копеечку – с перелетом, с квартирой, с вещами для дома, монитором для работы, едой и одеждой – 2300 евро», – говорит она.

В целом впечатления от Польши у девушки очень позитивные.

«Здесь лучше относятся к архитектурному наследию, приятно смотреть на улицы городов. Транспорт в тысячи раз лучше. Я даже могу купить билет через телефон! Веганская еда продается в любом магазине за обычные деньги. Удобно жить!»

Денис Брек живет в Варшаве. «Здесь чувствуется свобода»

Денис Брек программирует на iOS для белорусской компании. Занимается разработкой приложения для общественного транспорта. Но уже четвертый месяц он живет в Варшаве. Его задержали 10 августа, три дня он провел в тюрьме – даже успел побывать в Слуцком концлагере. Там Денис прошел через различные виды пыток.

Как только он освободился, то сразу написал заявление в Следственный комитет на тех, кто его задерживал. Но уголовного дела так и не завели.

Опубликованы фото лагеря для протестующих. Под Слуцком собирались принять 2000 человек

Как только границу открыли, Денис уехал в Варшаву по туристической визе. Но скоро должен был вернуться домой –заканчивался срок действия визы.

«Когда проходили паспортный контроль, то возникли вопросы ко мне. Мол, на мне компьютер завис. Пограничники в большом количестве собирались, делали полный досмотр. Задавали странные вопросы. Два раза с собаками обыскивали автобус», – вспоминает он.

В Беларуси Денис быстро сделал визу с помощью программы Poland Business Harbour и вернулся в Варшаву. PBH – это виза для IT-специалистов. Нужно иметь техническое образование или год работы в сфере. Чтобы приехать с такой визой в Польшу, не нужен контракт с местной компанией. Достаточно показать свой диплом или опыт в работе.

Пока что Денис продолжает сотрудничать со своей белорусской компанией. Налоги также платит в Беларуси.

«Сказали, что через полгода я стану налоговым резидентом. Ну, и надеюсь, что за это время ситуация изменится, и я смогу вернуться домой», – говорит наш герой.

Варшаву Денис выбрал скорее по субъективным причинам. Еще ему понравился Гданьск. Но пока что решил жить в столице.

Денис Брек на фоне Дворца культуры и науки – одного из символов столицы Польши. Фото: архив героя

«Первое, что бросилось в глаза по приезду, — коронавирусные ограничения. В Беларуси не было никаких мер для пресечения пандемии. А тут все не так, причем ограничения постепенно вводились. Интересно, что здесь открытая информация, и люди поддерживают локдаун», – говорит он.

Признается, что только в Польше ему удалось вернуться в обычное психологическое состояние.

«У меня по приезду было тяжелое моральное состояние, но здесь чувствуется свобода, отпустила тревожность. В Беларуси было тяжело работать, так как не отпускали мысли, что в любой момент могут забрать. Здесь такого нет. В Польше я ходил на марши Strajku Kobiet и заметил большую разницу: полиция следит, чтобы не было никаких инцидентов. Занимается поддержкой, а не разгонами. Это, конечно, большая разница. Интересно следить, как отличается подход к мелкому бизнесу. Здесь в каждом доме по несколько пекарен, кафе, ресторанчиков».

Денис не исключает, что вернется в Беларусь.

«Все зависит от времени, которое потребуется на победу. Если год-два, то я вернусь. Я только в Минске успел квартиру построить и начал ремонт делать. А тут все резко изменилось. Если победа затянется, то нужно будет другое думать. Я не уверен, что останусь в Варшаве, рассматриваю и другие города и страны. Мне по состоянию здоровья больше морской климат подходит. Поэтому как все откроется, то я посмотрю, какие еще есть варианты».

Франтишек Дедов, живет во Вроцлаве. «То, что сейчас происходит, – это уничтожение IT-сектора»

В отличие от наших других героев, Франтишек Дедов решил уехать еще до выборов. Парень работал программистом в аутсорсинговой компании в Минске, параллельно занимался политическим активизмом – был членом Объединенной гражданской партии.

«Решение переехать возникло от ощущения безысходности, ощущения, что ты борешься с ветряными мельницами, и словно это никому не нужно, кроме тебя. Летом 2019 года я решил уехать, как только закончится мое распределение», – говорит Франтишек.

Франтишек Дедов. Фото: архив героя

Выбрать страну для переезда было просто: у парня была карта поляка. Распределение закончилось в августе 2020 года, а в середине июля 2020 года он поехал в Варшаву «на разведку».

«Я снял квартиру на две недели, и пока сидел в карантине, активно искал работу. В итоге в течение двух недель я уже имел несколько предложений. А во вторую неделю августа я начал работать. Компания была из Вроцлава. Хотя работа дистанционная, но я решил переехать в этот город».

Франциск говорит, что особо не замечает разницы между польским и белорусским IT. Мол, слишком мало опыта, чтобы сравнивать. Главная разница – возможность выбирать контракт.

«Здесь есть umowa o pracę – аналог обычного белорусского контракта. Мне же предложили договор B2B, пришлось открыть хозяйственную деятельность. Я больше получаю на руки, но имею соцпакет, гарантированный не законом, а работодателем. Но с этим все хорошо, ведь так работает рынок».

Франтишек Дедов на акции солидарности с Беларусью. Фото: архив героя

Франтишек считает, что работы для программистов в Польше столько же, как и в Беларуси. Также много компаний работают на западный рынок, преимущественно на Штаты, Англию, Австралию, Германию. Заработок тоже одинаковый. Но цены в магазинах меньше, поэтому не особо ты и теряешь в деньгах.

«Если айтишник переезжает, то вопрос не денежной выгоды, а среды. Но средний поляк лучше зарабатывает, чем средний белорус», – говорит парень.

Признается, что уже почти привык во Вроцлаве. Говорит, что как только приехал, было ощущение отдыха. Потом – словно почва начала из-под ног уходить, возникло чувство неприкаянности. А потом наоборот – ощущение родства. Теперь же все смешалось.

«Я думаю, что белорусские айтишники поедут в Польшу. Неясно, что с ПВТ. Но и нестабильная ситуация может очень сильно ударить по сфере, компании будут уезжать, вакансий будет меньше. И самим компаниям трудно нанимать сотрудников, так как могут забрать человека вместе с компьютером, на котором важная информация. Гораздо проще жить стабильно за границей. Если то, что происходит сейчас, надолго затянется, то это будет уничтожение сферы в Беларуси. Хотя айтишникам было лучше работать. Но долго это не могло тянуться. За диктатуру приходится расплачиваться».

Ксения Тарасевич/ИР belsat.eu

Новости