Сколько стоит политический заключенный?

Павел
Усов
Белорусский политолог и аналитик, доктор политических наук

Громкую инициативу о выкупе политических заключенных я бы охарактеризовал как «инфантильный авантюризм». С целью привлечения внимания, а не для достижения каких-либо конкретных и реальных задач.

Снимок носит иллюстративный характер. Анна Кановалава (в центре), мать политзаключенной Антонины Кановалавой, с внуками Настей и Ваней принимает участие в воскресном митинге беларусов в Варшаве, посвященном дню политзаключенного и годовщине гибели Витольда Ашурка. Варшава, Польша. 22 мая 2022 года. Фото: Вера Оковицкая / Белсат

Эффект от инициативы уже есть. Как и широкая дискуссия на эту тему. Однако через пару дней она исчезнет из новостных лент.

В оппозиционном пространстве не раз появлялись взрывные идеи: собрать деньги на снайпера, или для тех, кто арестует Лукашенко, на билет ему в космос. Вместе с тем между этими идеями прослеживаются разительные психологические отличия. Если говорить о гонораре за арест Лукашенко, в этом проекте очевиден прежде всего вызов системе, уверенность в победе. В вопросе выкупа отчётливо звучит мотив капитуляции, подавленности и бессилия. Вчера «мы» были готовы вязать Лукашенко по рукам и ногам, призывали международное сообщество признать его режим террористическим, а сегодня «мы» предлагаем с ним торговаться, ожидаем предложений с его стороны.

Но допустим на минутку, что власти пойдут на такой торг. Во сколько они могут оценить жизнь и свободу беларуского политического заключенного?

К примеру, родители Софьи Сапеги вынуждены были заплатить компенсацию (выкуп) государству в размере 146 тыс. рулей, ок. 60 тыс. евро. В 2021 году, родные задержанных сотрудников «Пресс-клуба» перечислили на счет СК 110 тысяч рублей ($42,6 тысячи) в качестве погашения якобы нанесенного ущерба. Трудно сказать, шла ли в данном случае речь о 4-х задержанных сотрудниках организации, или, главным образом, о руководителе Юлии Слуцкой.

Снимок носит иллюстративный характер. Церемония награждения «Пресс-клуба Польши» и Международной ассоциации пресс-клубов, на которой журналистки «Белсата» Екатерина Андреева и Дарья Чульцова стали обладательницами специальной награды Пресс-клуба Польши. Основатель «Пресс-клуба» Беларуси Юлия Слуцкая удостоена премии Международной ассоциации «Пресс-клубов» за свободу слова. Варшава, Польша. 22 июня 2021 года. Фото: Саша Альтер/ Белсат

В период конца 2020, начала 2021 года Лукашенко намекал, что свободу Эдуарда и Виктора Бабарико он оценивает в 8 млн долларов. В итоге после вынесения «приговора» Виктору Бабарико, судебный штраф составил 11 млн. Фактически столько, сколько оппозиционные активисты собрались заплатить за поимку Лукашенко.

На сегодняшней день в Беларуси более тысячи человек, которых считают политическими заключенными. Многие из них уже приговорены к показательно суровым срокам заключения, которые можно приравнять к пожизненным, а некоторых могут приговорить и к казни. Если допустить, что ставка за заключенного может колебаться в границах от 15 до 50 тыс., то в итоге получается сумма от 15 до 50 млн. евро. Безусловно за тех, кого приговорили к долгим тюремным срокам могут требовать больше, как и в отношении тех, кому грозит пожизненное заключение или смертная казнь.

Но этот безумный торг возможен только в том случае, если власти готовы пойти на это, что крайне сомнительно. В целом, говоря о таких инициативах, мы имеем дело с поверхностным пониманием ситуации в стране.

Лукашенко деньги не нужны. Что такое 50 млн., или даже 100 млн., когда экономика страны, приближенные к власти олигархи теряют от санкций и изоляции миллиарды?

Еще в 2020-2021 году диктатор и его окружение определили условия «освобождения» и снижения террора в стране:

1. отмена всех санкций (экономических и политических);

2. признание Лукашенко легитимным правителем страны и прекращение зарубежной поддержки для оппозиции;

3. прошение о помиловании на имя президента со стороны заключенных (т.е., признание вины и покаяние).

Есть ли готовность демократического сообщества удовлетворить требования тирана после двухлетнего террора? Это означало бы абсолютную победу авторитарной власти во главе с Лукашенко, моральное и психологическое превосходство той черни, которая ему служит и унижение тех, кто бросил вызов режиму вызов в 2020-2022. Итог будет очевиден. Мерзавцы будут торжествовать, ездить по заграницам, высылать туда своих детей и насмехаться над своими жертвами, говоря в голос «можем повторить».

Снимок носит иллюстративный характер. Беларус держит в руках плакат с имёнами политзаключённых. В польской столице прошла акция протеста возле посольства Беларуси в Польше. Варшава, Польша. 21 ноября 2021 года. Фото: Белсат

Хочу отметить, что вопрос выкупа заключенных является обратной стороной дискуссией о том, стоит ли выдавать шенгенские визы членам семей (детям) для учебы и путешествий функционерам карательно-фальсификационного аппарата. Ведь дети за отцов не отвечают, даже если отцы со всем усердием участвуют в уничтожение беларуского общества, разрушает жизни других детей. Эти отцы будут получать гонорары из выкупов за заключенных и отправлять своих детей в Варшаву, Берлин, Париж. Для меня ответ очевиден. Никаких исключений. Подобные дискуссии об избирательных санкциях неприемлемы до окончания войны в Украине и падения режима Лукашенко.

Вернемся к выкупам. Полагаю, что сегодня никто не готов пойти на выполнение того ультиматума, который выставил Лукашенко. Соответственно об освобождении политических заключенных речи не идет. Слишком высоки ставки для Лукашенко. Пойти на торг с Лукашенко, начать выплачивать ему дань за жертвы террора в нынешних условиях это полная капитуляция и потеря всего.

Более того, выплата дани, признание превосходства преступника совершенно никак не повлияет на политику внутреннего террора. Появятся новые тысячи заключенных. Как это было после 2006 и 2010 годов. Лукашенко нужна абсолютная, выразительная победа и признание и предложение торга с ним дает ему эту победу.

Павел Усов belsat.eu

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Падпісвайся на telegram Белсату

Другие материалы