Бывшая сотрудница райисполкома о причинах увольнения: коллектив поделился, мы перестали разговаривать

В течение последних месяцев с государственных предприятий по всей стране массово увольняют тех, кто каким-то образом проявил свою нелояльность к действующей власти. Не обошла волна увольнений и райисполкомы. Собеседница «Белсата», бывшая работница одного из райисполкомов, рассказывает об условиях работы после последних выборов и почему приняла решение уйти с работы.

Мы не называем имя собеседника, исходя из вопроса безопасности.

Голосование в Гродно. 9 августа 2020 г. Фото: Белсат

– Как события августа 2020-го отразились на вашей работе?

– У нас коллектив поделился, мы перестали разговаривать. В принципе, я потому и уволилась. Постоянно ждала предательства от людей, с которыми вместе работала столько лет. Стало тяжело. Я хотела еще год назад уйти и подала заявление на увольнение перед самыми выборами. Приехало областное начальство, и меня попросили еще год поработать. В итоге я уволилась в августе 2021-го. Коллеги, участвовавшие в выборах, – они были замкнутыми. Сотрудница, которая собирала подписи за кандидата № 1, приходя на работу буквально вся тряслась. У нее ничего не выходило, люди обругали. От нее требовали, чтобы за день собрала, например, 25 подписей, а на выходе было только одна-две.

Перед выборами говорили, какой процент голосов нужен. Вызвали всех председателей комиссий и озвучивали. Перед Новым годом у нас было собрание, награждали всех председателей и секретарей комиссий, всем давали премию, благодарность президента вручали. И было озвучено уполномоченным лицом: ну вот видите, все хорошо закончилось, а вы боялись!

Ольга, госслужащая: У руководства лежат списки тех, кто подписывался за альтернативных кандидатов

Когда я увольнялась с работы, мой руководитель предложил: мы вам зарплату увеличим, премию дадим, но только не уходите. Я ответила, что согласна отказаться от половины зарплаты, но чтобы нам дали еще одного человека. Работы стало в разы больше от нехватки специалистов. Люди сами отказываются от движения по карьерной лестнице.

– Вы следили за высказываниями Лукашенко?

– Я слушала высказывания Лукашенко, что-то нравилось, что-то нет. Но начиная с того времени, когда началась пандемия и он начал говорить о тракторе, чесноке и хоккее, я поняла, что человек просто не в себе. Я решила, что ни за что не буду его продвигать и не буду за него голосовать.

– Вас заставляли участвовать в митингах в поддержку Лукашенко?

– Это было 16 августа. Мне поступил звонок из райисполкома, и говорят: Вы где? Я сказала, что уехала. Через неделю я поговорила с теми, кто ездил на митинг. Говорили, что было стыдно и страшно. Их везли на автобусе, они шли колонной, будто по дороге позора. Люди освистывали.

– А усилился ли идеологический контроль за работниками?

– Несомненно. Включали выступление Лукашенко на Народном собрании, и мы должны были сидеть и слушать все это бред. Но опять же отдел загружен очень, поэтому я позволяла себе не ходить на какие-то совещания. Выступления в Доме культуры были, в культурном центре. Нам звонили и говорили, что явка должна быть хотя бы 50 %. Я говорила «хорошо», клала трубку, и никто никуда не шел. На идеологические мероприятия ходил тот, кто боялся.

И еще мы подписывали большое количество различных запретов: не можем ни давать интервью, ничего писать нельзя. Для нас это уже уголовная ответственность. Шаг влево, вправо – расстрел. Дополнения к контракту добавляются раз в год. И с каждым разом они жестче. К августу 2020-го у нас были пункты, где нам уже ничего нельзя было.

Я слышала такое, что мы потерпели поражение. Мы не потерпели поражения, так как в душе у каждого человека не помер это сопротивление, не умерло ощущение, что нас обманывают.

Новая должность для зачистки? Как КГБ увольняет людей на «Белоруснефти»

Читайте также:

АМ/МВ belsat.eu

Падпісвайся на telegram Белсату

Новости