Результаты поиска:

«Это Освенцим». После 20 дней на Окрестина у лидера «Молодого фронта» начались проблемы со здоровьем

Камеры переполнены, побои постоянные, «политическим» – особенно жесткие условия.

Денис Урбанович возле ресторана в Куропатах, 8 июня 2018 года. Фото: belsat.eu

Председатель «Молодого фронта» Денис Урбанович днем 23 июля вышел на свободу после 20 суток ареста в Центре изоляции правонарушителей на переулке Окрестина в Минске. Его задержали 3 июля в Минске, причины задержания неизвестны. Должны были освободить в половине 15-го, но освободили на полчаса раньше и вывели из ЦИП со стороны частного сектора, чтобы его не могли встретить те, кто ждал у главного входа.

Он рассказал «Белсату» о том, кто сейчас сидит на Окрестина, за что и в каких условиях – его много раз переводили из камеры в камеру, он видел отношение к простым преступникам и к «политическим».

«Я надеюсь, что хоть кто-то обратит внимание на то, что репрессии в Беларуси не прекратились, они продолжаются, и каждый белорус может сесть в тюрьму даже за простой репост, и его там будут бить, ломать, а те врачи, которые в ЦИП находятся, помощи оказывать не будут, – говорит Урбанович. – ЦИП – это Освенцим XXI века. В центре Минска, в центре Европы в 2021 году есть Освенцим, который убивает белорусскую нацию. Нет слов, надо побывать там, чтобы все понять».

Условия содержания – «уничтожают физически и морально»

Урбанович говорит об условиях на Окрестина как о геноциде: любого человека, который туда попадает, «просто уничтожают». Силовики там уверены, что наказаний за их действия не будет никогда. Многих избивают. Камеры переполнены: в четырехместной сидит по 18-20 человек.

Иллюстрационное фото. Кошка на заборе изолятора на улице Окрестина во время освобождения журналистов, которые провели за решеткой трое суток. Минск, Беларусь. 4 сентября 2020 года. Фото: Алиса Гончар / Белсат

Средств гигиены нет, зубные щетки запрещены, в душ не водят. Еду дают такую, что заключенные почти не ходят в туалет – «каша и супы непонятны». Урбанович говорит, что сам он не ел около 8 дней, так как не было аппетита.

При поступлении в ЦИП у людей отбирают деньги «на оплату продовольствия». Урбанович говорит, был случай, когда у его знакомого забрали банковскую карточку и рассчитались ей в магазине на сумму, которую тот должен был выплатить за питание под арестом.

Проверки проводят ночью и днем. Выводят из камеры, ставят на растяжку, выкручивают руки. Урбанович говорит, во время этого его били руками и ногами по пояснице и ногам, дубинкой били по почкам. Милиционер Тишечкин, говорит он, однажды избил его за то, что он засмеялся. Иногда он просто не спрашивал, за что его били – просто ждал, когда перестанут бить.

Иллюстративный снимок. Фото: ТК / Белсат

Некоторые теряли сознание от жары – в камерах очень душно и жарко, Урбанович сравнивает это с парником. Всех «политических» держат на 3 этаже, где наиболее печет солнце.

Многие болеют коронавирусом – Урбанович говорит, видел по крайней мере десяток больных с явными симптомами. Тех, у кого была температура в 38-39 градусов, забирала «скорая». Если же человек просто не испытывает запахов и вкусов, тесты не проводят, разве переводят в камеру к людям с теми же симптомами. Сам он просил помощи у окрестинских врачей – ему дали только аналгин.

Во время проверки полковнику из ГУВД Мингорисполкома рассказывали обо всех этих проблемах. После этого узников вывели на прогулку, но условия содержания существенно не изменились.

«Каждый хотел ударить – получали от этого наслаждение». История №21 проекта «Мне еще повезло»

Задерживают за репосты «Nexta», имеют список «экстремистских» каналов

На Окрестина Урбанович увидел самых разных людей: и «обычных уголовников», и белорусскоязычного преподавателя химии из БГУ, и молодого журналиста.

Иллюстрационное фото. На Окрестина люди пытаются узнать, где их задержаны родственники и друзья. Минск, Беларусь. 12 августа 2020 г. Фото: ТК / Belsat.eu

В одной из камер он видел мужчину с татуировкой – «свастика с орлом на подмывало». Урбанович спрашивал, не трогают ли его за это – тот сказал, никто ничего с ним не делал. У обычных воров в камерах есть матрасы, книги, сигареты. Однако Урбановичу сами заключенные запретили ложиться на матрас, так как «политическим» нельзя, заберут все.

Телефон Урбановича вскрывали какие – то специалисты-как он предполагает, из ГУБОПиК. Силовики (по слухам, которые слышал Урбанович, это рядовые милиционеры из РУВД) перечислили ему записанные на бумажке названия Telegram-каналов, за подписку на которые автоматически дают 15 суток ареста (среди таких «Nexta», «Мая краіна Беларусь», «ОСГП» и другие). На каждого задержанного, говорит Урбанович, заводится такая бумажка, где ставят птички напротив названий каналов, на которые человек подписан. Спрашивают, делал ли задержанный репосты, высылал ли этим каналам фото.

Самому Урбановичу угрожали уголовной ответственностью за повторное нарушение законодательства о массовых мероприятиях (по статье 342 УК РБ). Следователь говорил ему, что против него якобы уже есть уголовное дело. Неизвестные «люди в штатском» говорили ему, что «Молодой фронт» будет запрещен, поэтому ему дали 20 дней, чтобы подумал, как распускать организацию – якобы против него могут применить уголовную статью за «участие в незарегистрированной организации» (которую отменили в 2019 году), а также согласно какому-то новому закону против «организаций, связанных с экстремизмом», который якобы примут через 2-3 месяца.

«Система разрушается изнутри». Разговор с мужчиной, который выходит на марши, несмотря на аресты

От побоев случилось внутреннее кровотечение, нужно ложиться в больницу

Урбановича забирали в больницу скорой медицинской помощи на Кижеватова, оттуда направили в 9-ю больницу на Семашко. Врачи сказали ему, что у него было внутреннее кровотечение, повреждены внутренние органы. Он рассказал о побоях – врачи ответили, что должны вызвать милицию, чтобы зафиксировать травмы. Урбанович отказался: мол, если милиционеры приедут, могут сделать еще хуже – окажется, что «ругался матом в РУВД», и присудят еще 15 суток. Но результаты побоев зафиксировали, справку Урбанович имеет.

Иллюстрационное фото. Машина «скорой» выезжает из изолятора на Окрестина. Минск, Беларусь. 13 августа 2020 года. Фото: АВ / Vot Tak TV / Белсат

Он вспоминает, что в конце марта и начале апреля отбывал 15 суток ареста в Жодинском СИЗО – тогда по освобождению он тоже говорил о пытках. И тогда, говорит он, еще обошлось, там силовики вели себя далеко не так жестко. В ЦИП на Окрестина настолько выработаны пытки, что теперь ему кажется, что где-то есть «школа, в которой учат, как издеваться над белорусами: как их бить, как выводить, как не давать спать».

Теперь он мочится с кровью, чувствует боль. Говорит, у многих из заключенных были подобные проблемы. Кроме того, за 20 дней заключения он похудел на 4 кг. Врачи выписали ему лекарства, обезболивание и специальную диету, но сейчас он собирается ложиться в больницу.

АА/АК belsat.eu

Падпісвайся на telegram Белсату

Новости