«Мечтаем вернуться домой». Муж политзаключенной Ирины Счастной – о бегстве с сыном из Беларуси и жизни в Киеве

Александр Счастный с сыном Германом. Фото: Света Фар / Белсат

Минчанин Александр Счастный вместе с 10-летним Германом был вынужден уехать из Беларуси через несколько дней после задержания жены, которую обвиняют в участии в массовых беспорядках. За Ириной пришли 18 ноября. Силовики были одеты как работники ЖЭСа. А в воскресенье, 21 ноября, к Александру собралась заглянуть газовая служба. Мужчина не стал дожидаться повторения сценария, собрал самое необходимое, взял старую машину и вместе с сыном поехал в Украину.

Александр рассказал «Белсату» про адаптацию на новом месте и о том, как ребенок переживает разлуку с мамой.

Бежали после звонка «газовиков»

33-летняя Ирина Счастная с 18 ноября остается в СИЗО на Володарского. Ей предъявили обвинение по ч. 2.ст. 293 Уголовного кодекса Беларуси: участие в массовых беспорядках, якобы выражавшихся в ведении «деструктивных» телеграм-каналов, среди которых «Моя страна Беларусь» и другие. Женщине грозит от трех до восьми лет тюрьмы.

По словам Александра Счастного, после задержания жены он понимал: скоро могут прийти и за ним, тем более Ирине угрожали посадить и мужа, а сына отправить в приют. Поэтому, когда в воскресенье после ареста Ирины позвонили якобы газовики и сказали, что приедут проверить оборудование, у минчанина не осталось вариантов, кроме как бежать. Так же приходили за женой: «работники ЖЭСа» интересовались, хорошо ли в квартире с отоплением, а когда 64-летняя мама Ирины пустила этих «жэсовцев» в квартиру, те устроили обыск и задержали Ирину. Александр перезвонил в газовую службу, там сообщили, что о звонке и якобы запланированном визите ничего не знают.

Александр Счастный показывает снимок жены. Фото: Света Фар / Белсат

Тогда минчанин собрал сына и уехал, взяв с собой минимум вещей. Всю дорогу до границы он думал, пройдет ли ее и не задержат ли его прямо там.

Проблем не возникло, и Александр с 10-летним Германом выехали в Украину. Других вариантов для эмиграции не было, говорит мужчина: Украина – единственное государство, куда он мог въехать с сыном без разрешения матери.

Ночевали у друга, в гостинице и хостеле

Куда выехать, что делать в Украине, Александр Счастный не представлял до последнего момента. Поехал в Киев, потому что там был друг, у которого и переночевали сразу после приезда. Следующую ночь провели в гостинице, потом неделю – в хостеле. После этого удалось найти квартиру. Приятной неожиданностью для Александра стала волна поддержки, с которой он столкнулся:

– В Украине я второй раз в жизни, ничего здесь не знал. Мы приехали просто в никуда. У нас здесь никого и ничего нет. Я не резервировал заранее квартиры, знал, что еду в Киев, а все остальное было как в тумане, пришлось решать на месте. И мы сразу встретили столько людей, готовых помочь. Я очень им благодарен.

Сын уже немного разговаривает по-украински

Следующим вопросом после аренды квартиры было устройство Германа в школу, что тоже удалось довольно сделать быстро.

Герман Счастный. Фото: Света Фар / Белсат

– Сын адаптировался в новой школе, у него там все хорошо, учиться нравится, даже больше, чем в Минске, – рассказывает Александр. – Подход к образованию здесь намного более основательный и современный, чем у нас. В четвертом классе у них здесь информатика. Также изучают английский, русский, украинский языки, есть и белорусский.

По словам Александра, сыну нравится в Киеве, он воспринимает переезд как приключение.

– У него здесь развлечения, которых не было в Минске: огромные торговые центры, повсюду VR, различные компьютерные игры, катки, даже керлинг есть, и это все в спальном районе, – отмечает минчанин, подчеркивая, что был поражен гораздо более высоким уровнем технического развития Украины по сравнению с Беларусью.

Проще Герману и с украинским языком:

– Он быстрее усваивает все, может уже и разговаривать немного, комиксы читает по-украински. А мне пока тяжеловато. Возникают сложности, так как все документы, заявления должны быть по-украински. Но, слава богу, есть люди, которые помогают.

Найти работу и сделать вид на жительство

Александр с сыном в Киеве уже три месяца и могут пробыть без легализации еще столько же. По словам мужчины, это самая актуальная проблема на сегодня вместе с работой и решением финансовых проблем.

Фото: Света Фар / Белсат

В Минске муж политзаключенной работал на себя, занимался строительным бизнесом. Когда уезжал, не взял с собой никаких инструментов, ничего, с чем можно было бы начать работу в Киеве. Сейчас мужчина выясняет, как может открыть в Украине что-то вроде ИП, тем более уже и напарники нашлись. Работа очень нужна: нужно платить и за квартиру, и за услуги адвоката Ирины. Минчанин благодарен друзьям и знакомым, которые помогли ему с переездом и первое время в Киеве, но отмечает, что постоянно жить на помощь не будешь.

Полностью посвятить себя поискам работы Александр не может, так как много времени уходит на бытовые дела:

– Я же тут один с сыном – должен стирать, убирать, готовить, вопросы со школой решал, сейчас с заданиями надо помогать.

Если не удастся в течение трех месяцев найти работу, есть еще один вариант, который Александр рассматривает как путь легализоваться: волонтерство, дающее в Украине право получить вид на жительство.

– Это, наверное, один из самых простых путей. Здесь много волонтерских организаций, включая те, что помогают переселенцам из Беларуси, – отмечает Александр.

«Хочу, чтобы было, как в Украине»

Александру, как и Герману, Киев нравится. Уровень демократии показался мужчине даже выше, чем в Польше:

– Хороший красивый город. Очень развит технически. Здесь настоящая цивилизация, дружелюбные люди. И свободные. В 23:00 улицы заполнены, люди играют, а у нас в это время уже пусто. Теперь в ответ на пугалку «вы что, хотите, чтобы было, как в Украине» я с уверенностью отвечу «да». Конечно, я не про войну, а про то, как здесь люди любят и развивают свою страну.

Фото: Света Фар / Белсат

«Если так дальше пойдет, в Беларуси некому будет революцию делать»

В тоже время Александр хочет вернуться вместе с сыном на родину:

– Здесь хорошо, но что может быть лучше дома? Мы мечтаем однажды вернуться в Беларусь. Я очень скучаю. Особенно по своему домику в деревне, постоянно думаю, что с ним будет, если я не смогу вернуться.

Александр добавляет, что жена тоже очень любит Беларусь, и вспоминает, как друзья и родственники еще летом просили ее не возвращаться, когда она поехала в Украину:

– Но в какой-то момент она сказала, что невыносимо скучает по родине и едет домой. Я понимал, что ее тогда было уже не остановить.

Ирина Счастная уехала в Украину в начале августа перед выборами. Планировали, что позже и Александр с сыном приедут к ней. Но в сентябре Ирина вернулась в Беларусь.

Ирина Счастная. Фото: Ирина Счастная / Facebook

Главное, что поразило Александра в течение трех месяцев в Киеве, – то, как много людей уезжают из Беларуси, они не остаются в Украине, а едут дальше, на Запад.

– Смотрю на эту волну миграции и думаю: если дальше так пойдет, то некому будет в Беларуси революцию делать, – с печалью говорит Александр. – Я бы сам вряд ли уехал, если бы не сын.

Физически – в Украине, мыслями и сердцем – в Беларуси

Александр Счастный до сих пор полностью не почувствовал себя эмигрантом.

– Хотя физически я в Украине, но чувствую, словно до сих пор в Беларуси: ежедневно отслеживаю новости, мыслями в Минске, с Ирой, постоянно думаю, что еще могу сделать, – говорит минчанин. – Понимаю, что нужно готовить себя к возможно самому худшему развитию событий, но одновременно надеюсь на лучшее.

Фото: Света Фар / Белсат

Герман очень скучает по маме и избегает разговоров о произошедшем.

– Очевидно, ему тяжело, – говорит Александр. – Я вижу, что у него внутри огромная обида на белорусский режим, потому что все было на его глазах: обыск, забирали технику, чудом не тронули его телефона. Я тогда был на работе, но знаю, что Герман сильно перепугался, так как видел, в каком состоянии мама, бабушка.

«Готовь сына, что увидимся не скоро»

Герман пишет в письмах маме о своих надеждах, что лето они проведут все вместе. Поскольку письма из Украины вряд ли передадут в СИЗО, Александр фотографирует написанное сыном, а также и свои письма, пересылает адвокату, и она уже показывает Ирине.

– Ира в ответ пишет, что я должен морально готовить Германа, что с мамой он еще не скоро увидится. Вообще в последнее время грустные письма, она решила для себя, что будет большой срок. Это невыносимо читать, – говорит Александр.

Адвокат, которая ходит к Ирине еженедельно, – теперь единственная связь для Александра и Германа с женой и мамой. Родители и родственники из Беларуси могут писать ей письма, но с корреспонденцией периодически возникают проблемы, доходит с опозданием.

Фото: Света Фар / Белсат

У родителей Ирины тоже непростая ситуация: отец политзаключенной болен раком. Пока Ирина находится в СИЗО, ему сделали операцию. Вместе с женой они переболели ковидом. Сейчас чувствуют себя уже лучше.

«Крестная» Ирины Счастной из Европарламента

Ирина старается держаться, насколько это возможно. Пишет, что условия в СИЗО приемлемые, намного лучше, чем на Окрестина. В камере собралась хорошая компания: женщина сидит с бывшей журналисткой БТ Ксенией Луцкиной и студенткой, внучкой белорусского поэта Яной Арабейкай. Они много читают, особенно ночами, так как «свет все равно не выключают», говорит Александр. Из местной библиотеки заказывают книги по философии, произведения белорусских писателей.

Швейцарско-немецкая правозащитная организация «Libereco» организовала кампанию солидарности с белорусскими политическими заключенными #WeStandBYyou. Депутаты парламентов европейских стран и представители Европарламента становятся «крестными» белорусских узников – поддерживают и заступаются за них. «Крестной» Ирины Счастной стала депутат Европарламента Моника Хольмайер.

Фото: Света Фар / Белсат

– Я глубоко уважаю мужество этой молодой матери в отстаивании свободы демонстраций и будущего своей страны через работу в телеграм-каналах, несмотря на всю опасность. Как «крестная» Ирины Счастной, я требую ее немедленного и безусловного освобождения. Насилие против мирных демонстрантов, подавление свободы слова и собраний и заключение невиновных граждан в Беларуси должны немедленно прекратиться, – приводит слова депутата правозащитная организация «Вясна».

Анна Гончар/АА, belsat.eu

Новости