Результаты поиска:

Стив Розенберг об интервью с Лукашенко: «Мы с господином Лукашенко говорили о двух разных странах»

Русская служба BBC записала подкаст с британским журналистом Стивом Розенбергом об интервью с Александром Лукашенко. Belsat сделал подборку самых интересных моментов из разговора.

О впечатлениях от интервью с Лукашенко

Первый раз я сделал запрос на интервью с Лукашенко в 1999 году, то есть 22 года назад я сделал первый запрос, и пришлось ждать два десятилетия. И вот получилось. Он зашел в этот зал, мы сели, легкого разговора перед началом не было, и мы начали. Какие впечатления? Понятно, что он пытался меня сбить с толку. В самом начале, когда я перебил его в первый раз, он сказал «Я об этом поговорю, не волнуйтесь, не волнуйтесь». Я сказал, что не волнуюсь, но просто хочу знать, почему позвали мигрантов в Беларусь. Потом он время от времени переходил с «вы» на «ты», обращался ко мне на «ты», что было довольно странно для меня. Я не знаю, это знак неуважения, или он просто такой человек.

Александр Лукашенко дает интервью для BBC. 19 ноября 2021 года. Фото: president.gov.by

О поведении Лукашенко

Он, как я думаю, работал на внутреннюю аудиторию, хотел, чтобы белорусские телезрители видели «настоящее лицо Запада» во мне, что я такой плохой, что я запустил эти водометы на границе, что я на границе угрожаю национальной безопасности Беларуси и так далее. Это было ожидаемо. Я просто пытался в этом интервью как-то спокойно реагировать на это. Такое ощущение, что он пытался постоянно отвлечь внимание на то, что происходит в Беларуси и создать такую картину, что Беларусь окружена врагами: Литва, Эстония, Латвия, НАТО. Он хотел показать, что я олицетворение этого коллективного Запада. Я пытался спокойно как-то реагировать.

О белорусских государственных СМИ

Я согласился ответить на один вопрос белорусского государственного телевидения о впечатлениях от интервью. Меня повели в другую точку в этом здании, я думал, что там будет один корреспондент, а там целый пресс-подход подготовили.

Но, конечно, белорусские государственные СМИ пытались использовать каждое слово, чтобы показать, что он такой сильный, он такой великий, и я такой молчаливый. Я видел то, что они показали из интервью: я там сижу в основном, молчу, киваю головой или слушаю. То есть, такого диалога нет. Они смонтировали, они разделили по темам: беженцы, политическая ситуация в Беларуси, отношения с ЕС. И они смонтировали все мои вопросы, которые я задавал, вместе, а потом включили его очень длинный ответ. То есть получился монолог Лукашенко, а не диалог. Жалко, но ожидаемо.

Совместная пресс-конференция Путина и Лукашенко по итогам российско-белорусских переговоров 9 сентября 2021 года в Москве. Фото: kremlin.ru

Об отношениях с Россией

Когда я задавал вопросы о России, он немножко раздражался. Я сказал, что хочу его спросить о Путине – «Спросите меня про меня». Явно эта тема – отношения с Россией – довольно щепетильная для него. Он очень быстро развернул разговор к Западу, к западным угрозам, начал говорить о Второй мировой войне, очень эмоционально себя вел, и я не очень понимал, при чем тут Вторая мировая война, когда речь идет о политической ситуации в Беларуси. Это было эмоционально, но не по теме.

О ситуации на границе

Мы пришли и увидели, что группа мигрантов-мужчин бросает камни, кирпичи, палки, элементы пограничного заграждения в сторону польских силовиков, видели, как мигранты пытались ломать пограничные заборы. То есть такое ощущение, что это была попытка спровоцировать ответ со стороны Польши. Стояли белорусские солдаты и ничего не сделали для того, чтобы остановить этих мигрантов, которые штурмовали границу. Я подошел к одному офицеру, и спросил, почему они не вмешиваются, он ответил: «Я не командир».

Снимок имеет иллюстративный характер. Мигранты собираются во время снегопада в транспортно-логистическом центре 23 ноября 2021 года. Фото: KACPER PEMPEL / Reuters / Forum

Женщины и дети сидели сзади, но, естественно, поскольку использовался слезоточивый газ, это повлияло на всех. Но явно было, что этот ответ со стороны Польши был спровоцирован действиями мигрантов. И я спросил у господина Лукашенко: это нормально – штурмовать границу? Он сказал, что это нормально, но он сказал, что я взял это все из контекста, и начал рассказывать, что это Польша виновата, потому что какой-то польский офицер дал понять мигрантам, что если они пройдут прямо до этого КПП, то они смогут подать заявление, что хотят в Европу. Но никто из мигрантов мне такое не говорил. Такое ощущение, что это все было запланировано.

На пресс-подходе после интервью меня спросили журналисты: «А вы считаете себя жертвой польских силовиков?» Я сказал, что нет. Я там находился, я видел, мне тогда показалось, что это было срежиссированно, и это была провокация.

О Беларуси через год после выборов

Надо сказать, что одно дело – быть британским журналистом в Беларуси, и совершенно другое дело – быть белорусским журналистом, критикующим власть в Беларуси. Это разные вещи. Но я помню, что было в прошлом году, и видел, что было в этом году. В прошлом году все, с кем мы говорили, легко общались, хотели общаться с нами, не боялись говорить. После выборов 2020 года чувствовалась свобода. В этот раз жизнь шла, магазины работали, рестораны работали, люди ходили по улицам, но такое ощущение, что люди не хотят или немножко боятся с нами общаться. Мы работали свободно на границе, у нас не было проблем, мы общались, с кем хотели, но чувствовалось, что обстановка и атмосфера совершенно другие. Хотя в интервью господин Лукашенко говорил, что уровень его поддержки уже не 80%, как он утверждал в прошлом году, а 87% или даже 90%. Это как-то не сочетается с той картинкой, которую мы видели. Люди не так охотно с нами общались на камеру, как в прошлом году. Оппоненты власти боятся.

Снимок из проекта «Невидимая травма». Фото: ЛП / Белсат

Прогноз дальнейших событий в Беларуси

Я уже давно пришел к выводу, что делать прогнозы о том, что будет происходить в России, Беларуси, в Украине – это очень сложно. Все, что я могу сказать, мне показалось, что в этом интервью мы с господином Лукашенко говорили о двух разных странах. В его представлении Беларусь – это такая страна, где его любят, все нормально, и все враги и предатели уже убежали или сидят. У меня немножко другое представление о том, что происходит. Если он так верит, что в стане его все любят, мне кажется, что это не очень сочетается с реальностью. И я не знаю, к чему это приведет в итоге. Посмотрим.

ВК belsat.eu

Падпісвайся на telegram Белсату

Новости