«Люди удивляются, что я хожу и улыбаюсь». Учительнице дали 2,5 года «домашней химии» за репосты

Елена Пуцикович сделала репост в телеграмм-чате своего города Иваново «заведомо ложных сведений» о работнике внутренних дел. Это стало поводом для уголовного дела за клевету. Следствие добавило в обвинение еще один репост, существование которого учительница оспаривает, и потерпевших стало двое. В результате судья Ивановского района Геннадий Кудласевич дал женщине 2,5 года «домашней химии», также она должна выплатить пострадавшим по Br 1,5 тыс. за моральный ущерб. Ирония в том, что один из пострадавших – Александр Задорожный – дважды свидетельствовал против Елены на судах по статьям 23.34 и 23.4. По словам женщины, ложно.

Елену знает чуть ли не каждый белорус. В октябре прошлого года в Сети разошлось видео из Иваново, где около 15 милиционеров пытаются на пустой улице задержать 5 женщин. «Нарушительницы» были одеты в белый и красный цвета, а одна из них держала бело-красный зонтик.

Среди тех женщин была Елена Пуцикович, учительница русского языка и литературы с почти 30-летним стажем, мать двоих детей: «После прогулки с зонтиками мы просто шли на кофе. Когда миновали РОВД, как черти из табакерки начали выскакивать милиционеры и требовать, чтобы мы прошли с ними в отделение. На вопрос, по какому поводу, нам сказали: «Статья найдется».

Статья действительно нашлась: 23.4, то есть неповиновение требованиям должностного лица. Свидетелем со стороны обвинения на суде выступил старший оперуполномоченный группы по борьбе с экономическими преступлениями ОВД Ивановского района Александр Задорожный. На тот момент с оперуполномоченным Елена уже была знакома, так как позади у нее было два суда по статье 23.34, на одном из которых свидетельствовал тот самый силовик:

«Считаю, что он свидетельствовал против меня ложно. Меня судили за то, что я стояла с велосипедом в центре города и разговаривала с мамой моего ученика. На вопрос, почему свидетель посчитал это несанкционированным массовым мероприятием, он сказал: »Я так решил«. Его субъективный взгляд представлялся как некая действительность».

12 ноября Елена Пуцикович сделала в телеграмм-чате «Иванова для жизни» репост из «Черной книги Бреста», где говорилось, что Александр Задорожный «снимал на камеру женщин, протестующих с белыми и красными шариками и цветами, а потом лжесвидетельствовал в суде против них». Только в феврале учительнице задним числом сообщили о возбуждении уголовного дела по статье 188 Уголовного кодекса за тот репост. Нашли и второго потерпевшего – начальника Дрогичинского РОВД Юрия Котыша.

«Я понимала, что этим должно закончиться. Муж еще в сентябре говорил, что мое активное выражение гражданской позиции постараются прервать. Я не хотела давать поводов для уголовных дел: я законопослушный человек и ничего незаконного не делала и не собираюсь делать. Есть у меня такое право – ходить по улицам города, в котором я живу, без разрешения кого бы ни было».

Елена Пуцикович с подругами. Фото из личного архива

Тем не менее в конце сентября Елене поступил звонок от работника уголовного розыска: мужчина предложил встретиться, но после просьбы вызвать ее официально коммуникация закончилась. В декабре внезапно появились три силовика из Бреста с намерением провести у учительницы обыск, в результате которого были конфискованы два телефона и ноутбук.

«Я понимала, что все идет к реальному обвинению, но продолжала нормально жить и работать, потому что знаю, что все будет хорошо. Прокурор еще в сентябре мне сказал: «Когда вы уже остановитесь?» Я ответила, что когда в нашей стране все наладится».

Елена Пуцикович предполагала, что «сверху отдали команду наказать по всей строгости». Вся строгость включила в себя также компенсацию за моральные страдания пострадавшим.

«Я не знаю, как эти страдания замеряются. Может, есть какое-то приспособление? Я спросила об этом на суде, но меня только упрекнули в некорректности вопроса. Считаю, чтобы доказать свои моральные страдания, нужно подать документы, которые покажут, как ты страдал, за какой помощью медиков обращался, как ухудшилось состояние здоровья. Здесь же все было только на словах, поэтому я считаю, что никаких страданий у пострадавших не было и близко. Наверное, они просто решили поправить свое материальное положение за мой счет. Видимо, думают, что учителя в Беларуси хорошо зарабатывают».

К обвинению и приговору Елена относится с иронией: «Паники у меня абсолютно нет. Наверное, закалилась в борьбе. Я чувствую себя очень хорошо, так как сила в правде. Мне сказали, что за мной весь народ, и я с этим согласна».

Сейчас адвокаты работают над обжалованием приговора, а Алена Пуцикович работает в школе. «С детьми мне, безусловно, пришлось обсудить эту тему, так как я их учу и не могу не отвечать на их вопросы. Я рассказала все как есть и объяснила, что стыда за свою учительницу у них быть не должно, так как я остаюсь искренним и честным человеком, проста кому-то это не нравится. Про мой суд знает каждый житель Иваново, люди недоумевают, что я продолжаю ходить и улыбаться. Но я делаю это не через силу – такая реакция не единична и может стать хорошим примером для остальных, чтобы не боялись».

По словам Елены, в свое время город был шокирован тем, что в нем есть жители, способные открыто выражать свою позицию. Вместе с соратницами женщина подверглась большой поддержке, в том числе финансовой – на погашение штрафов: «Но хоть в Иваново и хватает неравнодушных, многие боятся за последствия. Впрочем, хватает и смелых, которые несмотря на наличие кредитов, детей и так далее, не могут сидеть под веником».

Елена Пуцикович вместе с подругами. Фото из личного архива

Давления от дирекции школы учительница не почувствовала, хотя беседы, когда туда приходили соответствующие письма сверху, проводились: «Я отвечала, что ни в чем не виновата, что моя страна жила и будет жить, что добро всегда побеждает. Разговоры о моем увольнении велись разве что между коллегами: такие слухи разошлись еще перед новым годом, у меня интересовались, правда это или нет. В целом большинство коллег меня поддерживает, правда, они не могут делать этого открыто. Есть и те, кто высказывает отличное мнение, но их действительно три процента, не больше».

Менять позицию из-за давления Елена Пуцикович не собирается, а упоминания в МВД или провластных телеграмм-каналах воспринимает как попадание на Доску почета: «Если в результате обжалования приговор будет подтвержден, я должна буду выполнять навязанные мне правила. Ну что же, значит, это будет время, чтобы отдохнуть, заняться своими делами и подготовиться к будущему. Мы все прекрасно знаем, что никто из тех смелых и честных людей, лишенных свободы на годы, полный срок отбывать не будет».

Женщину приговорили к году «домашней химии» за комментарий «усатый таракан»

Четыре года «домашней химии» и принудительное лечение за комментарий о Караеве

Ирена Котелович/ОГ, belsat.eu

Падпісвайся на telegram Белсату

Новости