Шесть часов и фамильное серебро

Александр
Федута
политконсультант

Переговорщики прокатились на лыжах. О том, что Александр Лукашенко и Владимир Путин после переговоров не выйдут к журналистам, было известно заранее. То есть, обе стороны договорились о безрезультатности переговоров.

Путин и Лукашенко в Сочи. Фото: t.me/pul_1

Нет, конечно, результат какой-никакой мог бы быть достигнут. Например, ускорить производство на территории Беларуси очередной российской противоковидной вакцины. Но об этом могли договориться и господа Мишустин с Головченко. Или опять-таки – об увеличении числа бюджетных мест для белорусов в российских государственных университетах. Здесь и вовсе хватило бы подписи – от Беларуси – министра Карпенко.

Но тут – шесть часов говорили! Без Коли, без шпица, и даже без любительницы массандры – хотя какие без них вообще переговоры могут быть? Так, про жизнь говорили…

Вот это, с моей точки зрения, весьма субъективной и предвзятой, – первый вывод, который напрашивается. Шесть часов могли говорить про жизнь.

– Как дела, Александр Григорьевич?

Лучше гор могут быть только золотые горы. Получит ли Лукашенко очередной кредит?

Вопрос простой. Отвечать надо. Следует информация о затухших уличных протестах со ссылкой на перехваченное Ником и Майком интервью Светланы Тихановской.

–То есть, Вас можно поздравить с победой?

– Да Вы, Владимир Владимирович, как бы… Того… Уже один раз поздравили.

– Ничего страшного. Я и Януковича дважды поздравлял в свое время. Становится, так сказать, доброй традицией.

На это уходит минут двадцать-тридцать.

– Что теперь делать намерены, Александр Григорьевич?

Вопрос сложный. Теперь уже – совсем сложный. Но отвечать и на него надо. Шпица рядом нет, подсказать некому. Приходится импровизировать. Путин, меланхолически кивая головой, выслушивает аргументы о том, почему конституционную реформу следует перенести на 2022 год. Его спокойствие не сулит собеседнику ничего хорошего.

Потом воцаряется пауза.

Тишину нужно разрывать. Длится пауза слишком долго. Подозрительно долго. Но разрывает тишину Путин легким покашливанием.

– Понятно. А как жить собираетесь, Александр Григорьевич?

И тут напрашивается второй вывод: реформа – она, конечно, реформа, и руки господину Лукашенко и в прошлый раз никто не выкручивал. Сам пообещал (возможно), что прореформирует Конституцию по полной программе и уйдет (улетит?) на покой. Возможно, в ту же Россию. А вот как он там жить собирается?

Накануне встречи в Сочи – когда оба собеседника были уже там, просто не афишировали свое знание о местонахождении друг друга – телеграм-канал «Незыгарь» разместил перечень предприятий, о продаже которых может идти речь во время встречи. Предприятия из числа того самого «фамильного серебра», которое так любил оценивать покойный Леонид Федорович Заико, один из ведущих белорусских экспертов. БМЗ, МЗКТ, МАЗ, Гомсельмаш, ГродноАзот, Нафтан – ну и, наконец, Белорусская железная дорога. Цены названы.

Вместо газа АЭС, новые интеграционные карты. О чем Лукашенко и Путин разговаривали в Сочи

Такая утечка допускается в тот момент, когда обе стороны этого не хотят – одна сторона не хочет продавать, а вторая, как это ни странно, не спешит покупать. То есть они бы, возможно, и поторговались, но торг становится все менее уместным. Токсичность потенциального продавца все очевиднее; того и гляди, она может переброситься на покупателей, у которых – в связи с собственными «новичками» и Навальными – и без того хватает проблем. И продажа «фамильного серебра» в обход законного владельца – белорусского народа, явно отказывающего продавцу в легитимности, – может привести к одновременной потере денег и репутации. Просто потому, что это «серебро» – не луганский какой-нибудь приватизированный заводишко, который вывезти с территории Украины – раз плюнуть. БЖД и МЗКТ не вывезешь. Придется считаться с мнением новых владельцев контрольного пакета акций ЗАО «РБ»: они еще не сняли с должности генерального директора, но дело идет к этому.

Кремль и его олигархи могут подождать. У них есть выбор, с кем вести переговоры. Подождут. А вы тем временем покатайтесь на лыжах. Или шпица покормите. Где он у вас там? Не захлебнулся в массандре? Ну и славно. Хорошая собачка, хорошая… Славный товарищ путинской лабрадорше.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Другие материалы