Юрий Равовой, руководитель стачкома ОАО «Гродно Азот»: Звонят пьяницам и приглашают на работу

В прошлом году после объявления забастовок на белорусских предприятиях начали повышать зарплаты. Юрий Равовой, бывший работник «Гродно Азота», уволился еще в августе прошлого года, но и сейчас следит за событиями на предприятии. Равовой говорит, что зарплата там выросла на 34%.

С Юрием Равовым разговаривала Арина Малиновская.

Юрий Равовой. 19 августа 2020 года. Фото: Белсат

– Все бастующие предприятия имеют сейчас повышенные зарплаты. Предприятие, на котором работал я, на 34 % зарабатывает больше с того момента, как я уехал. И, конечно, это вынуждает людей сомневаться: надо ли мне бастовать, а может и нет? Худшая ситуация у остальных предприятий, которые ежегодно дотировались из бюджета, держались как-то. А сейчас почти двести таких предприятий в ближайшие годы будут ликвидированы. Это тысячи людей без работы. Вот тогда появляется у людей настроение бастовать, и проходит страх, ведь терять уже нечего. А если сейчас все ждут забастовок от предприятий, что сильно звучали год назад, – не стоит надеяться, что это будет. И проблемы будут с другой стороны вылезать, из регионов, а не из крупных гигантов, которые мы видели осенью и летом 2020 года.

– Чем недовольны трудящиеся?

– Давление на рабочих местах. Затыкают рот всем, кто требует даже того, что им должны дать по закону. И это касается средств, одежды. Люди даже не хотят подходить, если рукавицы не те дали, работать в них неудобно, они для других работ предназначены. Даже не могут подойти поговорить, так как запуганы, запуганы, что потеряют работу. Сейчас никаким предзабастовочным положением не пахнет. Это если поднимется общенациональное движение, опять те же самые заводы и рабочие увидят в глазах остальных, что вот пришло время. Тогда они поднимутся.

17 августа 2020 года было первое повышение, когда был создан стачком, когда люди ходили маршами в город ежедневно. Второе повышение – 2 ноября 2020 года. Насчет событий с ультиматумом и всего, что происходило на «Гродно Азоте», когда люди отказывались от работы и людей увольняли по политическим мотивам. Если мы говорим о массах людей, то следует учитывать, что власть имеет влиятельные рычаги – деньги. На «Гродно Азоте» до сих пор платят зарплаты повышенные.

Увольнения на предприятии

– Увольняют именно таким образом: не продлевают контрактов. Ведь эта кабала, которая висит на рабочих Беларуси, с краткосрочными контрактами, она дает работодателю волю такую, что трудно представить. Люди потому и боятся – боятся потерять работу. Увольняют тех, кто в прошлом году высказывался. А если это кто-то с более высоких должностей, люди из администрации, то они тоже делают тихо. Они в газете корпоративной с цветами, почестями проводят человека, но до этого могли его пугать, что ему грозит уголовное наказание, если он не уйдет сам. Они с ними красиво прощаются. И это напрягает. Напрягает менеджеров среднего уровня. Если ты начальник цеха и видишь, что рабочие уезжают, или что увольняют тех, кто хочет остаться, ты теряешь специалистов, ты не можешь вовремя сделать ремонт в своем цеху, а потом за это отвечаешь, – это напрягает всех. Ведь на таких предприятиях люди работают с не самой плохой квалификацией. Они себя найдут где-то, они не принимают этого давления. И что останется, если люди трудоустроятся, устроят жизнь за границей – вот это большой вопрос.

– Может ли произойти забастовка?

– Есть подполье, и есть люди на заводах, которые сидят там, хотят перемен, понимают, что не стоит сейчас высказываться на эту тему и говорить всем: пойдем пикетировать к заводоуправлению. Но они там остаются, только готовятся к определенному моменту. Не буду вам объяснять, каким образом они готовятся. Люди ждут какого-то триггера.

Рабочие ОАО «Гродно Азот» бастуют. Гродно, Беларусь. 19 августа 2020 года. Руководитель стачкома уверяет, что из-за нехватки квалифицированных кадров на предприятии есть проблемы с ремонтом оборудования. Фото: Белсат

– Не хватает специалистов. Даже сейчас ремонт в третьем цеху. Была установка, связанная с тем, что такая же труба, только в другом месте, порвалась, и нужно вырезать кусок, поставить, сварить это все и пустить в работу. Но таких труб двенадцать. И людей нет, чтобы это сделать. Нет специалистов, чтобы сделать за короткий срок, который ставит концерн «Белнефтехим». И это свидетельствует о том, что люди просто не хотят, уезжают, уходят с таких предприятий, где на них давят.

– Кого берут на работу?

– Есть люди, которые раньше работали на этих заводах, но были уволены за алкоголь или по другим обстоятельствам. Их номера имеют в отделах кадров. И если ты вынужден найти специалиста, то будешь пользоваться контактами, которые имеешь. Звонят пенсионерам, которые еще немножко могут поработать. Имели большие надежды на выпускников, которые могли бы трудоустроиться после технологического колледжа в Гродно или после БГТЭУ. Но эти люди не пришли. И когда ты видишь список людей уволенных – и по собственному желанию, и после завершения контракта, и пенсионеров, – ты смотришь: ушло более 600 человек. Видишь, сколько они лет работали, с каких они должностей уходят, и не только простые рабочие, но и рабочие высокого разряда, которые хорошо зарабатывают и имеют многолетний опыт в этой работе, он тоже стоит дорого. Когда ты видишь, как эти люди просто уходят оттуда, и кого вы берете на работу на «Гродно Азот» сейчас, – ну, это небо и земля. И даже в таких обстоятельствах, когда звонят пьяницам и приглашают их на работу, вот висят эти 300 вакансий, это о чем-то да свидетельствует. Сейчас уже никто не может позволить себе на заводе говорить о том, что вот там очередь стоит до Скиделя.

Речь о миллиардах долларов. Сколько может потерять Беларусь от закрытия границы с Польшей

– Какие меры сейчас предпринимаются на предприятии, чтобы предотвратить диверсии, о которых говорил Лукашенко?

– На других предприятиях кагэбэшные штучки, разговоры с людьми, попытки с кем-то выйти на контакт, свои люди в цехах. И охрана на предприятии усилилась. Но ищут наверно не бомбы, а агитки, листовки. И зависит от охранника, который найдет что-то у кого-то. Пропустить или нет. Закрыть глаза или начнутся какие-то проблемы. Давление огромное на людей. Контролируют каждый шаг. Но интересна им больше всего именно политическая активность, объединение людей, которые друг с другом из разных цехов держат связь. Как-то стараются попрессовать.

Давление на рабочих

Активисты – часть из них была вынуждена уехать. И на них давили подобным образом, как давили на вас [Арину Малиновскую, журналистку телеканала «Белсат»]. И вынуждают их близких звонить с угрозами, что поедут их жены в тюрьму вместо них. Ну как это людям пережить? Я считаю, что никто не может спокойно пережить, чтобы не потерять нервов и части своей жизни вот на такие страдания от режима.

– Когда будет забастовка?

– Забастовка может произойти тогда, когда люди поймут, что другого пути у них нет. Если мы будем колбаситься в таких обстоятельствах, жить на кредиты от России, а потом, похоже, оплачивать их потерей своего суверенитета, то это может еще продолжаться долго. Всегда людей поднимали на забастовки экономические причины. Когда люди понимали, что так больше нельзя. Другого оружия у рабочих нет, только забастовка.

Читайте также:

АМ/АА belsat.eu

Падпісвайся на telegram Белсату

Новости