Результаты поиска:

«Людей можно запугать, сажать в тюрьмы, но идею не уничтожить». Белорусский художник в Японии – о творчестве и протесте

За событиями в Беларуси активно следят белорусы из разных стран. Следят и, насколько возможно, реагируют. Молодой художник, белорус Илья Ерошевич на днях устроил в Японии, где живет и учится, художественный перформанс. В центре Токио, стоя на коленях с мешком на голове, обвязывал вокруг шеи веревку и зачитывал имена белорусских политических узников, на тот момент их было 476 человек.

В беседе с «Белсатом» Илья рассказывает, что хотел сказать своей акцией и как в Японии поддерживают белорусов, жаждущих перемен.

Илья Ерошевич устроил в Японии художественный перформанс. Фото: личный архив

Путь из Щучина в Японию

Сам Илья из Щучина. Учился в школе искусств, занимался музыкой и вообще был очень активным парнем. Несмотря на увлечение рисованием, после школы поступил на программиста в Белорусский государственный университет информатики и радиоэлектроники. Однако быстро понял, что техническая специальность – это не его. Не доучившись, поехал по стипендии в Чехию, учиться в университет в Брно и Остраве, где получил свое первое художественное образование. Здесь же окончил магистратуру.

«Чехию мне многие рекомендовали как страну, где очень сильные творческие вузы. Кроме этого, это легкая для адаптации страна – своей культурой и менталитетом. Также там очень красиво, большой простор для вдохновения благодаря архитектуре, природе», – говорит Илья.

Первые его авторские выставки в Чехии связаны с восточной культурой. Увлечение Востоком началось с Китая:

«Я поехал в эту страну автостопом, когда еще жил в Беларуси. До этого особо не интересовался восточной культурой, были только какие-то общие представления. Устроил себе челлендж. Во время этого путешествия восточная культура очень меня поразила и в итоге повлияла на меня и мое творчество. Я поехал по обмену в Тайвань, Южную Корею, делал работы и выставки, посвященные Востоку. Впоследствии начал углубленно изучать историю восточного искусства, интересоваться корейским и японским. Японское сильно повлияло на современное искусство – всех модернистов, от импрессионистов и далее. Оно повлияло на моих любимых авторов – европейских художников. Я решил на себе испытать японское влияние, и когда появилась возможность поехать в Японию, я, естественно, ее не упустил».

Илья Ерошевич. Фото: личный архив

Последние два года художник живет и учится в Японии. Отмечает, что раньше там плохо знали, что такое Беларусь:

«Во всех восточных странах, куда я приезжал учиться, когда говорил, что из Беларуси, 90% моих собеседников отвечали, мол, о, ты мой первый белорусский знакомый. Мало кто знал, что это за страна и где она».

Но все начало меняться после событий прошлого лета в Беларуси: о нашей стране начали все больше рассказывать в японских СМИ. Пик информационной волны пришелся на прошлый месяц, когда власти Беларуси посадили в Минске самолет «Ryanair».

«В национальных новостях, ориентированных на внутреннего потребителя, начала регулярно появляться информация о Беларуси, журналисты делали большие репортажи. Японский МИД постоянно выпускает обращения к белорусскому правительству о том, что нужно соблюдать права человека. Повсюду выражается поддержка белорусам и возмущение действиями властей», – отмечает художник.

Протест никуда не делся

В Японии на учете состоит около 300 белорусов, 100 из которых живут в Токио. В диаспоре – 30 человек.

«Момент сплочения в диаспоре произошел после событий августа прошлого года. Мы познакомились, начали обсуждать новости и события в Беларуси и то, что можем сделать со своей стороны», – говорит Илья.

В прошлом году все началось еще до выборов. В Токио решили не открывать для белорусов участок для голосования.

Выставка в Токио. Фото: личный архив

«Наше избирательное право просто проигнорировали, хотя мы собирали подписи, обращались в посольство Беларуси в Японии. Сначала пытались общаться с белорусским посольством в Японии. Когда никакой реакции не дождались, мы начали организовывать пикеты напротив посольства, писали письма японским дипломатам и министрам. Не без помощи нашей диаспоры Олимпийский комитет принял санкции против Беларуси. Собирали средства пострадавшим спортсменам – провели громкую акцию, о которой активно писали японские СМИ», – вспоминает Илья.

Стоит отметить выставку белорусского протестного искусства, которую Илья организовал с подругой, вдохновившись такими выставками в других странах. Эта экспозиция получила широкую огласку в местных СМИ.

«Мы решили показать свой взгляд на события в Беларуси. Визуальное искусство дает очень сильный эмоциональный посыл, оно часто сильнее слов. В первую очередь оно поддерживает и вдохновляет людей, которые стремятся к переменам, так как дает чувство сплоченности, единства. Мы делали выставку с целью распространить информацию о событиях в Беларуси. Вместе с тем выставка сплотила нас самих, имела для нас терапевтический эффект. Это выплеск, который дает силы верить и надеяться на перемены, продолжать дальше что-то делать, лучше понимать, зачем мы это делаем», – говорит художник.

Во время выставки белорусская диаспора писала письма японским дипломатам и послам европейских стран в Японии. Ее посетили посол Литвы, представитель Чехии, Эстонии, белорусы получили письмо поддержки от канадского посольства.

Акция в Токио. Фото: личный архив

Во время выставки Илья устроил перформанс.

«Это была стена, которая рефлексировала события, происходившие в Беларуси, до и во время выставки. Там были отсылки к стене на площади Перемен с граффити диджеев перемен, была отсылка к белорусскому художнику Захару Кудину, который делал проект ЖКХ-арт – рисовал картины, вдохновленный замазанными граффити в Минске. Я таким же образом воссоздал в токийской галерее этот процесс «нарисовал – замазал – нарисовал сверху замазанного»: создавал протестный арт через наслоения протестного граффити и его замазывание как символ борьбы между протестом и властями. Идея была в том, что слои наслаивались, но мысли, протест оставались на стене, никуда не делись, протест остается под слоями этой краски и всегда будет жить в людях. Людей можно запугать, можно сажать в тюрьмы, забрать у них голос, чтобы их не было слышно, но внутри они будут нести свои идеи, которые просто так не уничтожить, и рано или поздно эта краска облупится, эти мысли выйдут на свободу», – рассказывает Илья.

Белорусы как жертва террориста

Перформанс «с петлею на шее» он устроил в июне, на центральной улице Сибуи. Это место – в десятке известнейших в Токио, рядом самый многолюдный в мире пешеходный переход и памятник Хатико.

«Моя акция стала реакцией на ряд событий в Беларуси: в колонии умер Витольд Ашурок, покончил жизнь самоубийством 18-летний Дмитрий Стаховский, был задержан Роман Протасевич, Степан Латыпов порезал себе горло в суде. Все произошло одно за другим, я не знал, что мне с этим всем делать, будто попал в какой-то вакуум. В нашей диаспоре тогда решили сделать перформанс в поддержку политических заключенных. Многие говорят, что после принудительной посадки самолета Беларусь становится государством-террористом. Тогда у меня возник образ для перформанса на основе видео с казнью, которые отправляют террористы. В моем представлении это очень точно отражает суть происходящего в Беларуси», – отмечает Илья.

Молодой художник Илья Ерошевич. Фото: личный архив

Акция для художника началась за день до перформанса: дома он вслух зачитал имена 476 политических заключенных.

«После прочтения этих имен я немного по-другому на это посмотрел, переосмыслил. Я сначала хотел просто заматывать себе горло, а после понял, что их надо освобождать. Поэтому в конце перформанса я перерезал веревку как символ того, что эти путы можно разрезать. На видео видно: да, это нелегкое дело, занимает время, иногда удается срезать по одной только петле, понемногу, что это опасно, горло близко и можно навредить себе, могут быть жертвы, но вместе с тем мы можем это делать, и это надо делать. Этот перформанс был важен для меня как терапия, так как я не мог ничего сказать, на голове был мешок, в ушах звучали имена узников, и вся концентрация ушла внутрь. Потом мне говорили, что люди рядом останавливались, были шокированы, никто не ожидал увидеть на центральной улице подобное. Эту акцию освещали японские журналисты, и нам удалось заново напомнить о том, что происходит в Беларуси», – говорит художник.

В Японии есть понимание того, что каждый человек имеет право выражать свою позицию, имеет право на протест, манифестацию. Если ты обращаешься, чтобы сделать акцию, тебе должны разрешить и дать какое-то место для этого. Здесь все намного проще, чем в Беларуси.

«У нашей диаспоре никогда не возникало проблем с этим, всегда давали место для наших акций. Если это было не то место, которое мы хотели, то альтернатива всегда была нисколько не хуже. В случае с моим перформансом мы сначала обращались, чтобы сделать акцию в парке. Там не удалось, нам предложили места в Сибуе, которое оказалось еще лучшим», –отмечает Илья.

Акция белорусов в Токио. Фото: личный архив

Надежда и вера в возвращение

Раньше политика не прослеживалась в творчество художника, хотя он и не может сказать, что вообще ею не интересовался:

«Политика – это та вещь, которая присутствует в любой точке нашей жизни. Поэтому она была в моей жизни, но не отражалась в творчестве. События прошлого года были настолько интенсивны и сильны, что как плотину прорвало, это течение ворвалось в мою повседневность. Большую часть моих мыслей занимали именно события в Беларуси. Поэтому я решил это все переживать и выражать через творчество, иллюстрацию. Когда я создал работу «Голый король» и она пошла жить самостоятельно по соцсетям и улицам Минска, тогда почувствовал очень сильные переживания. Эта работа стала моей визиткой».

По мнению Ильи, искусство частично эгоистично. Люди, создающие искусство, во многом создают его для себя, ведь они не могут этого не делать. Это их способ самовыражения. Но творческие люди также могут уставать от определенных тем.

«Я, например, не чувствую в себе больше сил создавать работы на протестную тему. Но нашел выражение в перформансах и инсталляциях, теперь мне это ближе. Искусство становится личной терапией для художника, и если эти переживания и эмоции, которые он выражает, совпадают с переживаниями зрителя, это имеет наибольший эффект», – убежден Илья.

Ранее художник приезжал в Беларусь раз или два в год. Из-за пандемии с самого своего приезда в Японию он еще не был дома, и когда окажется – неизвестно.

«Очень хочется в Беларусь. У меня была тоска по дому, очень порывался, особенно после августовских событий, прилететь в Беларусь. Очень хочется вернуться. Когда я только переехал за границу, я, наверное, как и многие, думал о том, что вот теперь буду жить свободно в свободной стране. Было мало веры, что в Беларуси могут скоро произойти перемены. Чем дольше я жил за границей, тем больше понимал, что Беларусь – это то, к чему лежит мое сердце. И я не встретил здесь еще ни одного белоруса, который не сказал бы, что в случае победы – да, обязательно возвращаемся в Беларусь. Есть большая надежда и вера в возвращение», – отмечает Илья.

Саша Правдина/АА, belsat.eu

Падпісвайся на telegram Белсату

Новости