Результаты поиска:

«Делают все, чтобы ты не хотел туда вернуться». Что говорят «политические» об условиях на Окрестина

«Белсат» поговорил с ребятами, которые сидели вместе в 23-й камере ЦИПа о том, что происходит там сейчас: как заключенных «травят» хлоркой, содержат в переполненных камерах без матрасов и вентиляции, и о том, как отбирают книги и ручки, а из передач – еду.

Нечем дышать

Информация о переполненных камерах изолятора появилась давно, однако ситуация все хуже. Если раньше, осенью, в камере было на 2-3 человека больше нормы, то сейчас количество людей в камерах превышает норму в несколько раз. Так, например, в двухместную камеру могут заселить до 10 человек. И делают это не из-за нехватки свободных мест, а как особая «пытка» и создание максимально некомфортных условий существования.

Руслан был задержан и сидел на Окрестина в марте 2021. Минск, Беларусь. 13 апреля 2021. Фото: ТК / Белсат

«Первое, о чем я подумал, когда зашел в камеру, – почему так душно?» –вспоминает Руслан, когда его только привели в 23-ю камеру. В ней было много людей, все потные, с мокрыми волосами из-за жары и отсутствия вентиляции. На окне собирался конденсат и появился грибок. Камера никак не проветривалась, единственное – редкие продольные могли согласиться открыть «кормушку» для еды, чтобы зашел хоть какой-то воздух. Но и это не особенно помогало.

В четырехместной камере размером 2,5 на 5 метров пребывали 12 человек. По расчетам ребят, которые сидели там, в среднем на человека приходилось по одному квадратному метру. И это вместе с кроватями, столом со скамейками и туалетом.

«Система разрушается изнутри». Разговор с мужчиной, который выходит на марши, несмотря на аресты

В переполненной камере почти все спали на полу, под кроватью. Из-за отсутствия матрасов на железных решетках кроватей спать было невозможно. Ночью свет чаще всего не выключали.

Также для ухудшения жизни «политических» на сутках в камеру подселяют бездомных. Делается это целенаправленно и в определенный период идет «поиск» такого контингента. Таких людей заселяют специально для того, чтобы создать худшие условия ареста.

«Когда меня везли на ЦИП, я слышал, как дежурным поступал приказ, что на сегодня нужно найти еще пять бомжей», – вспоминает мужчина из 23-й камеры.

Однако в камерах таким людям стараются помочь привести себя в порядок, умыться. Благодаря волонтерам находятся какие-то вещи и моющие средства для них.

«Они делают все, чтобы ты не хотел туда вернуться», – говорят сокамерники.

В целом отношение работников ЦИПа к «политическим» заключенным особое. Их могут ударить, оскорбить, назвать «борцами» и прямо говорят: «Вы политические, вы должны страдать».

«Травление» хлоркой

С 18 марта в ЦИП ко всему вышеперечисленному добавилось еще и издевательство с хлоркой.

Осужденные рассказали, как тем днем в камере открылась дверь, зашел продольный со словами «К вам пришел мистер Пропер» и вылил на пол из металлического 12-литрового ведра раствор с хлоркой.

Сокамерники, которые сидели вместе на Окрестина в марте 2021. Минск, Беларусь. 13 апреля 2021. Фото: ТК / Белсат

«У нас начали течь слезы, раздражалась слизистая, и мы понимали: чем дольше будет хлорка, тем хуже здесь будет оставаться. Начали как-то собирать ее», –вспоминают сокамерники.

Такая практика с хлоркой стала регулярной.

«Но тут большее давление психологическое – из-за того, что люди вообще на это идут, – чем физическое», – вспоминает Алексей из 23-й камеры.

Забрали все, на чем можно было писать

Также в 23-й камере отбывали свои сутки двое бывших работников МВД: один из Следственного комитета, второй – из отдела незаконного оборота наркотиков. Следователь каждое утро записывал все замечания на имя начальника ЦИПа и отдавал на обходе. Это были жалобы на незаконное задержание и невыносимые условия содержания. Вскоре после таких жалоб из камеры изъяли все ручки и карандаши, бумагу, сканворды и книги – все, на чем только можно было писать. У одного парня забрали даже молитвенник. Из передач это все также изымали: в пункте пропуска могли принять, но в камеру не передавали.

К тому же были проблемы с письмами. Если до начала марта что-то и доходило, то потом их начали полностью блокировать, в обе стороны. Даже писем с поздравлениями на день рождения не пропускали.

Обыски в камерах

«Шмоны были каждое утро, и именно шмоны, а не осмотры, потому что сумка с твоими вещами просто бралась и вываливалась на пол», – рассказывают сокамерники.

Во время «шмонов» проверяющие могли забрать личные вещи задержанных. Так, однажды работники ЦИПа тайно вынесли из камеры итальянскую колбасу в вакуумной упаковке, ничего не сказав.

Виталий был задержан и сидел на Окрестина в марте 2021. Минск, Беларусь. 13 апреля 2021. Фото: ТК / Белсат

«Вообще это называется кражей. Когда близкие, родные покупают это за свои деньги, а у тебя это просто забирают», – говорят ребята.

Еще на одной проверке после получения передач у осужденных забрали орехи, курагу, изюм. Работники объяснили это тем, что заключенным передают слишком много и они не справляются. Сигареты, которые передают родственники, тоже никогда не доходят.

Прогулку надо выпрашивать

Прогулки для «политических» заключенных в ЦИПе – редкое явление. Есть и те, кто за 25 суток административного ареста вообще не выходил на улицу. А на вопрос о прогулке отвечают: «Сегодня вечером узнаете, была ли у вас прогулка».

В один день ребята из 23-й камеры начали просить о прогулке. На это дежурный предложил квест: научить бездомного петь гимн, после чего пообещал прогулку.

Костя был задержан и сидел на Окрестина в марте 2021. Минск, Беларусь. 13 апреля 2021. Фото: ТК / Белсат

«Мы рьяно начали его учить гимну, но он одолел только полукуплета. А в итоге еле спел первые две строчки». За старания ребят все равно вывели на улицу, но тоже при условии: их прогулка продлится ровно столько, сколько они будут петь гимн.

«Мы пели его по очереди. Там же в конце есть строка «Вечно живи и цвети Беларусь», и мы на словах «живи» и «Беларусь» начинали кричать громче, так что, возможно, с улицы со стен Окрестина слышалось «Жыве Беларусь», – вспоминают сокамерники.

«Быт наладить можно»

Сейчас на сутки попадают люди совершенно разных судеб и профессий, от врачей до музыкантов, но находят между собой общий язык и поддерживают друг друга, особенно в таких условиях содержания.

Случайные знакомства в камерах изолятора могут перерасти в настоящую дружбу, когда люди после выхода продолжают общение, устраивают совместные встречи. Именно так и произошло с ребятами из 23-й камеры.

Сокамерники, которые сидели вместе на Окрестина в марте 2021. Минск, Беларусь. 13 апреля 2021. Фото: ТК / Белсат

«Там все люди с каким-то образованием, каждый интеллектуально развит. Никто друг другу ничего не жалеет, если что-то у кого-то есть, он обязательно поделится. Когда я заехал, у меня вообще ничего не было. Люди меня сразу накормили, выделили место, положили, чтобы я поспал. Там ощущается поддержка друг друга. А если есть хитрость и смекалка – то и быт можно везде наладить», – говорит один из арестантов Окрестина.

В начале апреля глава ЦИП Евгений Шепетько в комментарии пресс-службе МВД заявил, что никаких нарушений, связанных с содержанием заключенных, на территории объекта нет, а плохие условия – это только выдумки. Однако реальность изолятора, по словам тем, кто вышел оттуда после заключения, другая.

АД/ИР belsat.eu

Падпісвайся на telegram Белсату

Новости