Отец политзаключенного Дмитрия Фурманова: «Мы гордимся, что у нас такой сын»

Блогер Сергей Тихановский и его соратники первыми почувствовали на себе удар репрессий со стороны властей: активистов начали задерживать еще в мае 2020 года. Сегодня над ними проходят суды по делу Тихановского, по которому проходят как минимум 19 фигурантов.

Политический заключенный Дмитрий Фурманов был координатором инициативной группы Светланы Тихановской по Гродненской области. Его задержали во время сбора подписей в Гродно 29 мая прошедшего года: шесть силовиков в штатском вытащили гродненца вместе со стулом из-за стола. Все это произошло на глазах его родителей. В тот же день задержали Сергея Тихановского и некоторых других его соратников.

Александр Фурманов, отец политзаключенного Дмитрия Фурманова возле тюрьмы в Гродно. Фото: МК / Белсат

«Мы разговаривали с Димой о том, что его могут задержать. Он нас к этому даже готовил. Но то, как это произошло 29 мая, стало для нас неожиданностью», – рассказывает «Белсату» Александр Фурманов, отец политического заключенного.

Мы встретились с ним на следующий день после очередного судебного заседания. Вместе с женой они не пропустили ни одного суда: приходят, чтобы хоть несколько часов посмотреть на сына.

«Глаза веселые. Жестами показывает, что все хорошо. Для нас такой маленький праздник – увидеть его», – говорит Александр.

Александр Фурманов, отец политзаключенного Дмитрия Фурманова возле тюрьмы в Гродно. Фото: МК / Белсат

«С детства у него очень обостренное чувство справедливости»

Александр Фурманов – сын военного летчика, сам военный разведчик на пенсии. Долгое время жил и учился в Казахстане, где познакомился с будущей женой Ольгой. После военного училища в Алматы по распределению поехали на Дальний Восток, в Амурскую область. Там родился старший сын Алексей. После этого была служба в Чехословакии, в Праге, где родился второй сын – Дима.

«Он у нас маленький чех», – тепло улыбаясь, говорит Александр.

Письмо Дмитрия Фурманова родным из гродненской тюрьмы. Фото: МК / Белсат

Всего Фурмановы сменили 12 гарнизонов, последним местом службы стало Гродно. Здесь Дима пошел в первый класс, окончил школу, поступил в университет на инженера-механика. Вместе с братом воспитывались строго, на уважении к старшим.

«Дима, в отличие от старшего сына, всегда был очень спокойным парнем. Любил порядок. В его столе, например, всегда все было очень аккуратно сложено: пеналы, тетради, карандаши… Мы никогда не заставляли его делать домашних заданий, с первого класса он был полностью самостоятельным и ответственным. Когда повзрослел, заинтересовался велосипедным движением. В «ВелоГродно» познакомился со своей девушкой волей», – рассказывает отец политического узника.

Александр Фурманов. Фото: МК / Белсат

После обучения Дмитрий сменил несколько мест работы, последние 10 лет работал ведущим инженером в «Облавтотрансе».

«Ездил по области, контролировал процессы. Говорил, что уже перерос эту должность, но никаких перспектив для себя не видел, поэтому решил пойти на курсы айтишников, чтобы поменять сферу деятельности», – вспоминает Александр.

Дмитрию предложили новую работу, он даже успел сходить на собеседование, но майские события все перечеркнули.

«Дима раньше не особо интересовался политикой, но с самого детства у него очень обостренное чувство справедливости. Он не переносит бесхозяйственности, неуважения к людям. Сын неоднократно обращался с письмами и заявлениями в местные органы власти: например, из-за ям на дорогах. Он не мог промолчать, пытался влиять на ситуацию. Но ему если и отвечали, то отписками», – отмечает отец.

Дмитрий Фурманов с девушкой волей. Фото из семейного архива

По словам Александра, когда Сергей Тихановский начал ездить по регионам и показывать на своем канале жизнь обычных людей, это очень понравилось Диме. Он связался с блогером, а когда Тихановский приезжал в Гродно, Дмитрий водил его по городу и показывал, какие проблемы здесь есть. За это на него составили первый в жизни протокол.

Когда началась предвыборная кампания, Дмитрий стал гродненским координатором инициативной группы по сбору подписей за выдвижение Светланы Тихановской кандидатом в президенты. Ездил с пикетами по области, встречался с людьми.

Александр с женой поначалу не воспринимали такой деятельности всерьез.

«Соберемся всей семьей – и как начнется разговор о политике! Спор был страшный. Раньше я двумя руками был за Лукашенко. Дима сначала говорил: вы ошибаетесь, не смотрите телевизора, то, что там показывают, – ложь. Со временем моя уверенная позиция «за Лукашенко» пошатнулась. Действительно, в телевизоре показывают одно, а в реальности ты видишь совсем другое. Сергей Тихановский показывал, что происходит в разных районах Беларуси, и мы увидели, что существует масса проблем», – говорит Александр.

Дмитрий Фурманов во время сбора подписей на разрешенном пикете в Гродно. Фото из семейного архива

«С первой минуты мы начали за его борьбу»

В очередной приезд Сергея Тихановского в Гродно 29 мая 2020 года случился инцидент: к блогеру подошли две женщины и стали задавать ему провокационные вопросы. Сергей отходил от них, но они все равно цеплялись. Вскоре подошли два милиционера, и люди стали заслонять блогера от них. Затем один из милиционеров внезапно упал на землю.

В результате 15 человек были задержаны ОМОНом: вместе с Тихановским арестовали и Дмитрия Фурманова.

«Одно дело, как они говорят: мол, подошли милиционеры в форме, попросили пройти с ними. А Диму же просто похитили: шесть человек в штатском подбежали сзади, схватили его и поволокли к машине, в это время били, забросили в темно-синий бус на минских номерах и там еще били», – отмечает отец Дмитрия.

Родители долго пытались узнать, где их сын и почему его забрали.

«С первой минуты мы начали за его борьбу. Что я только ни делал. Написал открытое письмо Лукашенко, писал в Генеральную прокуратуру, Следственный комитет, Администрацию президента. Повсюду как об стенку лбом стучался», – отмечает Александр Фурманов.

Светлана Тихановская и мать Дмитрия Фурманова Ольга возле СИЗО на ул. Володарского. Володарского в Минске. Фото: ТК / «Белсат»

После всех тщетных попыток достучаться до властей родители пошли на отчаянный шаг: объявили голодовку у стен Володарки, где в то время удерживали их сына. Они не рассчитывали на то, что Диму после этого отпустят, но хотели таким образом привлечь внимание к ситуации. Они написали о начале голодовки во все инстанции: в администрацию президента, министру здравоохранения, министру внутренних дел, в Следственный комитет, Генпрокуратуру. Но никто на эти письма не отреагировал. Даже начальник тюрьмы на Володарке, которого также уведомили о голодовке, не проявил к этому никакого интереса.

«Я сам не голодал по состоянию здоровья, а моя жена и девушка Димы голодали. Нас тогда поддержали столько людей! И нам с такой поддержкой было уже стыдно бросать голодовку», – признается Александр.

Родные Дмитрия Фурманова и Светлана Тихановская возле СИЗО на ул. Володарского. Володарского в Минске. Фото: ТК / «Белсат»

Отец Дмитрия отмечает, что они у тюрьмы были как бельмо на глазу. Чтобы от них избавиться, парня перевели в Жодино.

«Думали, мы поедем за ним. Но мы решили, что в Жодино не будет такой поддержки как в Минске, поэтому остались голодать возле Володарки. Тогда они начали ремонтировать площадку, где мы сидели: клали асфальт, красили, обнесли все лентами. Волонтеры привезли нам стулья, столик, одеяла, и мы расположились рядом: ремонтируйте вы свою площадку. Вокруг нас ходили омоновцы, спрашивали, почему мы там сидим. Мы объясняли, что у нас такая акция, нам никто не запретил», – вспоминает Александр Фурманов.

После недели голодовки у матери Дмитрия Фурманова начались проблемы со здоровьем. Ей стало плохо, врачи сказали, что надо прекращать голодовку. В тот вечер родители Дмитрия уехали домой, в Гродно. Ольга осталась.

Девушка Дмитрия Фурманова Ольга во время митинга на площади Ленина в Гродно, август 2020. Фото из семейного архива

В последний день их голодовки в Минске состоялся масштабный митинг Светланы Тихановской. Александра пригласили выступить там:

«Я, безусловно, пошел. Со сцены снова почувствовал мощную поддержку людей и летел оттуда как на крыльях».

После того как родители уехали из Минска, Дмитрия Фурманова снова перевели на Володарку. Каждую неделю родители выбирались в Минск с передачами для сына. Раз в две недели с передачами помогали также волонтеры «Страны для жизни» Марина и Юля.

«Я им очень благодарен, у меня хоть и военная, но пенсия, это не зарплата. У жены вообще пенсия очень маленькая. А еще ведь дорога. Особенно тяжело было, когда Дима был в Жодино, иногда до пенсии уже считали копейки. Нам помогали волонтеры, неравнодушные люди. Когда Диму перевели в Гродно, стало легче», – отмечает Александр.

«Дима пишет, что своим поведением завоевал авторитет у сокамерников»

Александр Фурманов отмечает огромную поддержку со стороны даже незнакомых людей, которые подходят прямо на улице и благодарят за сына. Поддерживают и самого Дмитрия: за решеткой он получает очень много писем не только из Беларуси, но и из России, Казахстана, США, Венгрии, Чехии, Италии, Мексики…

«Дима пишет, что одновременно может прийти 40 писем, и большая часть его времени идет на то, чтобы на них ответить. Благодаря такой переписке у нас появилось много новых друзей. Диму в письмах спрашивают, как помочь, как связаться с родителями, и он пишет мой телефон. Мы иногда запечалимся, а получим от него письмо – и радуемся. У Димы всегда веселые, бодрые, оптимистичные письма, он рисует нам смайлики. Сын не очень разговорчивый парень, но письма пишет великолепные», – говорит отец узника.

Александр Фурманов показывает фото сына. Фото: МК / Белсат

За решеткой Дмитрий начал интересоваться физкультурой, попросил отца передать ему специальную книжку, Как заниматься физическими упражнениями в закрытом помещении.

«Дима начал заниматься, и это уже видно. Там не только о том речь, как развиваться физически, но и как укреплять силу духа. И Дима оказался сильным духом. В письмах благодарит нас, родителей. Пишет, что он своим поведением завоевал авторитет у сокамерников, и политических там вообще уважают. Это нас успокаивает», – отмечает Александр.

«Он не остановится в своей борьбе»

Дмитрий Фурманов остается за решеткой уже восемь месяцев. Суды над ним и еще двумя гродненцами тянутся с января. Их обвиняют по ст. 342 Уголовного кодекса («Организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них»).

«Жена очень тяжело все переживает. На нервной почве ухудшилось здоровье, давление скачет. Когда на одном из судебных заседаний зачитали медицинскую справку сына после избиения, она едва не потеряла сознание. Я это знал, но ей не говорил. После этого, как приехали домой, она весь вечер проплакала», – вспоминает Александр.

Александр Фурманов, отец политзаключенного Дмитрия Фурманова. Фото: МК / Белсат

Вся семья сегодня живет надеждой, хотя, наблюдая за судами и приговорами, которые уже состоялись, веры остается все меньше.

«Хотя мы сначала не поддерживали активности Димы, теперь, когда окунулись в эти события, осмыслили, почему он на это пошел… Мы увидели со стороны сына и его соратников правду, что они борются с ложью, беззаконием, а правда всегда побеждает. Я убежден, что он не остановится в своей борьбе. Мы все всей душой поддерживаем Диму. Мы гордимся, что у нас такой сын», – подытожил отец политического узника.

Невероятная Мария Колесникова: «Я иду до конца и я всегда буду в Беларуси»

«Могли запомнить, потому что был в майке с надписью «Жыве Беларусь!»: что известно о гродненце, которого судили за насилие над 6 силовиками

Саша Правдина/АА, фото МК belsat.eu

Новости