Когда закончится миграционный кризис?

Не один раз, а дважды звонил телефон во Дворце Независимости на этой неделе. На той стороне провода –канцлер Германии Ангела Меркель, и разговаривала она с Александром Лукашенко. Белорусская пропаганда немедленно объявила факт переговоров признаком безусловного признания белорусского режима. В Евросоюзе же диалог видят немного иначе. Действительно ли Лукашенко одержал по крайней мере тактическую победу и почему иногда приходится разговаривать даже с диктатором?

Канцлер Германии после двух телефонных разговоров с Владимиром Путиным, похоже, прислушалась к советам хозяина Кремля и набрала номер с кодом + 375. В течение первого разговора с Ангелой Меркель Лукашенко собирался опровергнуть обвинения в жестоком обращении с мигрантами и рассказал, что белорусская сторона обеспечивает мигрантов всем необходимым:

«Мы также договорились, что будем постоянно в контакте до решения этой проблемы. В ближайшее время поговорим еще раз по этому вопросу, ну, и мне хотелось бы услышать ответ на мое предложение госпоже Меркель в решении этого конфликта».

Приведут ли «хаотичные переговоры» Евросоюза к признанию Лукашенко?

Если верить министру иностранных дел Эстонии Эве-Марии Лийметс и источникам немецкой газеты «Bild», Лукашенко предлагал ни много ни мало признать его легитимным президентом, отменить санкции, забрать в Евросоюз по крайней мере половину мигрантов из нашей страны и выделить средства на оборудования лагеря для тех беженцев, которые еще будут прибывать в Беларусь. По версии Натальи Эйсмонт, пресс-секретаря Александра Лукашенко, санкции с Меркель не обсуждались, так как «это было бы ниже достоинства руководителя Беларуси». В Европарламенте на достоинство Лукашенко смотрят иначе.

«То, что мы видели от Лукашенко за последний год, можно описать только как международное преступление. Европейское сообщество должно его наказать. Что еще по моему мнению важно, так это то, что мы имеем избранного и легитимного представителя и президента Беларуси. Это президент Тихановская, а Лукашенко абсолютно таким не является, он всего лишь международный террорист в этой ситуации», – заявила в программе «ПроСвет» шведская евродепутат Карин Карлсбро.

В подтверждение такой позиции, из того немногочисленного, что точно известно о разговоре Меркель и Лукашенко, слово «президент» из уст канцлера не звучало. Так удается ли Минску на данный момент выиграть для себя политические преимущества?

«Евросоюз, особенно восточные страны, Польша и Литва, заняли жесткую, наверное, неожиданно жесткую позицию. С белорусским руководством решили разговаривать на его языке. Это одна сторона проблемы. А с другой стороны, уже и Москва стала теребить, так как к Путину уже апеллировали, и Москва играет здесь в свою игру», – полагает политический обозреватель Александр Класковский.

Означают ли звонки Меркель, что Лукашенко «наклонил» Европу?

Пока все идет действительно так, как бы Кремлю и хотелось. Путин посоветовал Меркель обратиться к Лукашенко, и раз та прислушалась – результат виден почти сразу. Беженцев забрали с границы, часть даже разместили в логистическом центре и накормили без стрельбы. И именно в этом, скорее всего, и была цель звонков в Минск и в Москву.

Андрей Елисеев, аналитик «East Center / ISANS»:

«Это не протянутая рука к диалогу, а, скорее, гуманитарная акция. Евросоюз хотел бы помочь судьбам и здоровью мигрантов, оказавшихся в Беларуси и которых Лукашенко использует в политических целях. И Меркель хотела услышать из первых уст от Лукашенко, чего он собственно хочет».

Разговоры без участия Польши возмутили Варшаву. Президент Анджей Дуда немедленно заявил своему немецкому коллеге о непринятии каких угодно договоренностей без участия Польши. Польский МИД заявил, что ни в коем случае не пойдет на переговоры с Лукашенко. Это и был план Лукашенко – получить хоть какое-то признание и поссорить Евросоюз?

Александр Класковский, политический обозреватель:

«Как минимум – насолить соседям. Ведь именно страны Балтии и Польша занимали наиболее жесткую позицию: после выборов 2020 года выступали за сильные санкции, в Литве кроме всего обосновалась Тихановская со своим штабом. И тут просто чувство мести».

И эта цель в принципе достигнута: все соседи, кроме России, не ждут со стороны наших границ ничего хорошего. Украинская армия и пограничные службы также готовы перенаправить поток мигрантов на юг. Среда – день второго звонка Меркель в Минск – стал самым спокойным днем с начала гибридной атаки на европейские границы. Александр Класковский считает, что это может быть началом завершения миграционного кризиса:

«Ресурс белорусского режима, чтобы поддерживать градус этой эскалации, не бесконечен. С учетом также того, что мигранты создают проблему и внутри Беларуси. Поэтому здесь для Лукашенко вопрос, как уступить без потери лица».

Было бы что терять… Но действительно, если уступать, то сейчас: если можно рассказать внутри страны о возвращении легитимности и уступки европейцев. Со стороны режима это была бы первая уступка с августа прошлого года. Ресурсов действительно все меньше, и, по словам Андрея Елисеева, аналитика «East Center / ISANS», именно поэтому никаких уступок ждать не стоит:

«В чем более финансово сложной ситуации остается Лукашенко, с тем, чтобы выбить ресурс то ли с Запада, то ли с России, то ли с тем, чтобы снять санкции, Лукашенко постоянно поднимает ставки и постоянно делает ситуацию более напряженной. Лукашенко выгодна эта напряженность в течение ближайших месяцев, по крайней мере до референдума».

То есть до февраля следующего года. Раньше – уже в ближайший понедельник – состоится другое политическое событие: международная конференция в Вене. И если бы режим действительно хотел переговоров, то там бы появился.

Людас Мажилис, литовский евродепутат:

«Евросоюз может сколько угодно стараться уговорить его, но если другая сторона не хочет слышать, то ничего из таких переговоров не выйдет».

Официальный Минск уже категорически отказался принимать участие в венской переговорной площадке, так как услышать там пришлось бы все то же: освободить политзаключенных, прекратить репрессии, а потом можно и разговаривать. А значит, если Европа не продемонстрирует желания пойти на настоящие уступки, скорее всего, нужно ждать только новых гибридных атак со стороны режима.

Как далеко готов зайти Лукашенко в конфликте с Западом? «ПроСвет» с Алиной Ковшик

Всеволод Шлыков для программы «ПроСвет»

Коллаж из фото: Mikhail Metzel / TASS / Forum; Zucchi/Euc / Forum, Facebook

Падпісвайся на telegram Белсату

Новости