Что с дорожными картами? Объясняем, на какой стадии сейчас интеграционные переговоры

Первый вице-премьер Николай Снопков на этой неделе заявил, что Беларусь и Россия практически полностью согласовали пакет интеграционных документов. Belsat.eu напоминает, какие документы уже 2,5 года готовятся подписать Минск и Москва, вокруг чего ведутся споры и когда в переговорах может быть поставлена точка.

Откуда взялись интеграционные дорожные карты?

Их разработка стала результатом кризиса в белорусско-российских отношениях, начавшегося в конце 2018 года. Александр Лукашенко хотел получить от России компенсацию за налоговый маневр, скидку на газ и снятие всех ограничений на доступ белорусских предприятий на российский рынок. Кремль в ответ заявил, что это возможно только после углубления интеграции в рамках Союзного государства.

Снимок имеет иллюстративный характер. Фото: АК / Белсат

В декабре 2018 года тогдашний российский премьер-министр Дмитрий Медведев заявил, что на экономические дотации Беларусь может рассчитывать только в случае реализации Договора о Союзном государстве от 8 декабря 1999 года. Он отметил, что Россия готова пойти на создание единого эмиссионного центра, единой таможни, суда и счетной палаты. Заявление Медведева вошло в историю как «ультиматум Кремля». Лукашенко обвинил Москву в шантаже и заявил, что Беларусь никогда не войдет в состав России. Но и от дальнейшей интеграции он не отказался, выставив свои условия: сначала должен быть решен вопрос энергоресурсов и доступа на российский рынок.

Была создана специальная рабочая группа. По итогам ее работы правительства Беларуси и России утвердили проект программы действий по углублению интеграции и список из 31 дорожной карты. Ожидали, что к декабрю 2019 года правительства согласуют все документы, чтобы передать их на подпись главам государства. Большинство карт действительно было согласовано, но ряд принципиальных вопросов остался нерешенным. Путин и Лукашенко так и не договорились – по итогам подписание интеграционных документов, запланированное на декабрь 2019 года, сорвалось.

Кто кого перехитрил? Все, что нужно знать о результатах года в интеграционных переговорах Беларуси и России

Почему вопрос интеграционных карт завис?

С конца 2018 года и до начала 2020-го Кремль проявлял большую заинтересованность в углубленной интеграции с Беларусью и подписании дорожных карт. На официальный Минск демонстративно давили: в качестве мести за неуступчивость Лукашенко на переговорах Россия в начале 2020 года почти на два месяца прекратила поставки нефти в Беларусь.

Ряд экспертов и СМИ объясняли активность Кремля в этом вопросе намерением Путина решить проблему сохранения личной власти путем поглощения Беларуси. Якобы российский руководитель планировал обойти запрет быть на посту президента более двух сроков подряд, создав новое государство с новой Конституцией. Однако еще в начале 2020 года Путин пошел другим путем: он решил обнулить свой президентский срок, просто изменив Конституцию РФ. Актуальность белорусского вопроса после этого снизилась.

Снимок имеет иллюстративный характер. Женщина голосует на избирательном участке в следственном изоляторе № 1 во время конституционного референдума. Рязань, Россия. 1 июля 2020 года. Фото: Александр Румин / TASS / Forum

Кроме того, 2020 год принес новые вызовы, которые отодвинули вопрос интеграционных карт на второй план: пандемия коронавируса, обвал цен на нефть и выборы в Беларуси. К концу лета 2020 года переговоры были полностью заморожены. Потом они восстановились, но шли очень медленно.

Не исключают, что Кремль не стал форсировать вопроса дорожных карт из-за нестабильной внутриполитической ситуации в Беларуси. По крайней мере, об этом говорил министр иностранных дел РФ Сергей Лавров в сентябре 2020 года:

«Я убежден, что, как только ситуация нормализуется, работа по продвижению интеграционных процессов возобновится».

Михаил Мишустин: Я глубоко верю в потенциал Союзного договора

О чем речь в этих интеграционных документах?

Конкретное содержание и даже полный перечень дорожных карт (приложений) остается неизвестным. Парадоксально, но до сих пор одним из главных источников информации о дорожных картах остается статья российской газеты «Коммерсантъ», опубликованная еще в сентябре 2019 года. Издание писало, что интеграционная программа предусматривает «частичное объединение двух экономических систем с января 2021 года». Речь якобы идет о единой налоговой системе, едином внешнеторговом режиме и гражданском кодексе, почти объединенном банковском секторе, общем государственном регулировании отраслей экономики и едином регуляторе рынка энергоресурсов. Таможенная политика будет унифицирована вплоть до общей таможенной службы.

Романчук: При такой интеграции Беларусь не будет отличаться от Татарстана

«Речь о довольно радикальном проекте: это частичная экономическая интеграция на уровне не менее чем в Евросоюзе, а по ряду вопросов – аналогичная конфедеративным или даже федеративным государствам», – отмечало издание.

Позже официальные лица России и Беларуси в своих заявлениях частично подтверждали данные «Коммерсанта», хотя громких слов типа «федерация» или «конфедерация», естественно, избегали. Более того, выяснилось, что существовала еще 31-я карта, которая затрагивает вопросы наднациональных органов, единой валюты и единого эмиссионного центра.

«Есть так называемая 31-я дорожная карта, это план строительства наднациональных органов. Парламент, возможно, президент будет и так далее», – рассказывал Лукашенко еще в декабре 2019 года. Но подчеркивал: они с Путиным решили пока отложить эту тему.

В августе 2021 года Лукашенко подтвердил, что от 31-й карты стороны отказались.

По каким вопросам Москва и Минск не могут договориться?

С самого начала официальный Минск требовал от Москвы скидки на газ до уровня Смоленской области, компенсации потерь от налогового маневра и равные условия доступа на российский рынок. Именно с решением этих принципиальных вопросов белорусская сторона увязывает дальнейшую интеграцию. Лукашенко ранее обещал, что в противном случае он дорожных карт не подпишет. «Извините, на хрена нужен кому такой союз?» – сетовал он в ноябре 2019-го. Но Москва, в свою очередь, хочет сначала решить вопросы союзного строительства, а потом рассматривать вопросы нефти и газа. Это принципиальное расхождение в подходах определило характер всех переговоров.

Снимок имеет иллюстративный характер. Фото: Белсат

«В процессе переговоров довольно быстро проявилось ядро интересов с каждой стороны. Для россиян это вопросы налогового и таможенного регулирования, то есть прозрачности, отслеживания товаров по их территории. Для нас – условия сотрудничества в энергетике и доступ на российский рынок. Во всем пакете экономических интеграционных договоренностей главная сложность в наших переговорных вопросах проявилась во взаимном увязывании этих встречных интересов», – заявил 17 августа первый вице-премьер Николай Снопков.

В результате с декабря 2019 года главные споры шли вокруг интеграционных карт, посвященных энергоносителям (газ и нефть) и общему налоговому кодексу. По крайней мере, до лета 2021-го стороны в этих вопросах топтались на месте.

Продвинулись ли стороны в решении спорных вопросов?

Интеграционные переговоры ведутся абсолютно непрозрачно, а публичные заявления официальных лиц часто бывают противоречивыми. Однако, судя по всему, за последние несколько месяцев некоторый прогресс в переговорах все же был достигнут.

Посол Беларуси в РФ: Союзный договор мы должны полностью выполнить

В апреле 2021 года Лукашенко во время визита в Москву говорил, что осталось согласовать 2-3 карты, включая налогообложение. А уже в июне российский посол в Минске Евгений Лукьянов заявил, что работа по согласованию 27 из 28 интеграционных программ фактически завершена (31-ю карту переформатировали в 28-ю программу). По словам дипломата, программа по налоговой политике «в целом принята», а об энергоносителях стороны пока совсем не договорились.

Лукашенко фактически подтвердил слова посла во время «Большого разговора» 9 августа, отметив, что нерешенным остался только один вопрос – газовый.

«Если мы в союзе, если видим перспективу, надо выравнивать цены и там, и здесь. Или, как у вас принято говорить, в свободное плавание отпустить. Захотели – мы купили там природный газ, допустим, у „Газпрома“. Нет у „Газпрома“? В другой компании, у вас их много, добывающих природный газ. То есть, торговля этим товаром должна быть свободна. Отсюда будут цены. Мы не просим низких цен. Мы равных цен хотим», – подчеркнул он.

Снимок имеет иллюстративный характер. Александр Лукашенко на встрече с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым. Минск, Беларусь. 26 ноября 2020 года. Фото: Валерий Шарифулин / TASS / Forum

Интересно, что вопроса о нефти Лукашенко не упомянул: вероятно, он получил определенные гарантии на этот счет. Ранее, по итогам встречи с Путиным 13 июля, в Кремле заявили, что политики договорились об объемах кредитной поддержки Минску в связи с налоговым маневром в нефтяной отрасли. Условия такой поддержки, правда, не уточнялись.

Когда могут быть подписаны интеграционные документы?

«Существенный прогресс достигнут. Фактически речь идет уже о согласовании технических моментов. <…> Есть большая уверенность в том, что в оставшиеся месяцы весь пакет союзных программ будет сформирован», – заявил премьер Роман Головченко в июле.

Первый вице-премьер Николай Снопков на этой неделе сообщил, что Москва и Минск сейчас вышли на практически полностью согласованный пакет интеграционных документов, включающий основные направления и 28 отраслевых союзных программ, а также проекты решений союзного Совета Министров и Высшего госсовета Союзного государства об их одобрении.

Ранее заявляли, что заседание Высшего Государственного совета планируется на сентябрь–октябрь. Однако это вовсе не означает, что следует ожидать подписания документов осенью 2021 года. Пока нет никаких гарантий, что вопрос о газе решат, тем более в ближайшие месяцы. Опыт прошлых двух с половиной лет показывает, что переговоры Москвы и Минска идут все же очень медленно.

Снимок имеет иллюстративный характер. Фото: АК / Белсат

Лукашенко пока не демонстрирует готовности идти на существенные уступки Кремлю, а Кремль в последнее время избегает открыто давить на Лукашенко по вопросам интеграции, ожидая более удобного момента для атаки. Поэтому вполне возможно, что интеграционные программы в ближайшие месяцы останутся в переговорном болоте.

Лукашенко рассказал о подробностях переговоров с Путиным. Главное

ИИ/ИР belsat.eu

Падпісвайся на telegram Белсату

Новости