Результаты поиска:

«В наших тюрьмах пытают людей, как когда-то в лагерях». О чем новая книга Светланы Алексиевич

Белорусская писательница, нобелевский лауреат рассказала в интервью польской Gazeta Wyborcza, что ее новое произведение посвящено белорусским протестам. Приводим некоторые высказывания Алексиевич о возможности возвращения в Беларусь, событиях августа 2020 года, о новой книге.

Светлана Алексиевич. Фото: facebook.com

«Если бы вернулась, меня бы ждала судьба Навального»

– Не могу сейчас вернуться на родину, пока там правит Лукашенко и его люди. Если бы я вернулась, меня бы ждала судьба Алексея Навального. Ожидание новой встречи с Минском я проведу в написании книги о том, как так стало, что люди сказали: хватит, и что сосед выступил против соседа. О том, что в наших тюрьмах пытают сегодня людей, как когда-то в лагерях. Хотела написать книгу о любви и старости. Но придется эту затею отложить, теперь самое важное, чтобы наша революция как можно быстрее закончилась победой.

«В этой стране я хотела бы жить»

– У меня часто спрашивают – почему народ на протяжении 26 лет спал и вдруг поднялся? Я думаю, что здесь сложилось много факторов, которые собирались в нас, откладывались, мы должны были дозреть. Когда в 2010 году дошло до протестов против Лукашенко, и вышли в основном молодые люди, их быстро разогнали. Но спустя следующие десять лет пришло новое поколение, которое знает современный мир, путешествует, пользуется социальными сетями. Они видят и знают больше нас. Эта сегодняшняя молодежь очень хорошо образована, она знает, как живут в неавторитарных государствах.

Огромную роль в процессе изменений сыграли также институты гражданского общества, которые работали в Беларуси. Я сама создала клуб «Светлана Алексиевич приглашает», и во время встреч мы говорили не только о политике, но и о том, что мы можем сделать друг для друга.

Эта работа с людьми, а также осознание зла, с которым мы ежедневно сталкивались, привели к тому, что люди поняли – хватит, невозможно больше молчать. Как будто бы вдруг вернули себе достоинство, решились на сопротивление. Вышли на улицы сознательно, в них были радость и красота. Я помню, как тогда сказала своей подруге: в этой стране я хотела бы жить.

«Мы поверили Лукашенко, дали себя обмануть, это наша вина»

– А потом началась реакция властей, брутальность, которую трудно описать. Я смотрела в окно и видела толпы людей, а напротив них – колонны военных. Мне стали присылать фотографии тех, кто попадал в больницы. Я была бессильна против этого насилия, хотя и всю жизнь занимаюсь именно такими повестями, такими историями, но я не могла осознать, что это делают мои земляки.

Я не могла найти себе места, потому что поняла, что сталинская машина все еще работает и хорошо себя чувствует. В деревнях, в разных регионах страны действуют представители КГБ, люди доносят друг на друга, учителя осуждают своих учеников.

Стало понятно, что режим давно работал над тем, чтобы разделить людей, поссорить между собой.

Еще Варлам Шаламов сказал, что не может быть свободным человек, который внезапно покинул лагерь, который еще минуту назад был полностью зависим от власти. Он ничего не знает о свободе, не знает, какая она хрупкая. Мы в 90-е годы думали, что мы – свободны, но это было иллюзией. Мы не умели обращаться со свободой и очень легко ее отдали – в руки коммунистов, людей, которые избежали люстрации. Поверили Лукашенко, потому что он, как и мы, происходил из народа. Мы позволили себя обмануть. Это наша вина.

Свобода – это очень длинная дорога. А мы слишком быстро забыли про ад коммунизма, а он объявился внезапно спустя годы на улицах городов моей страны в своей самой агрессивной форме.

Светлана Алексиевич. Фото: Gazeta Wyborcza

«Боюсь, что новая волна протестов может закончиться трагедией»

– Очень существенно, что революцией в Беларуси руководили женщины. Я думаю, что благодаря этому удалось не довести до еще большей трагедии. Возможно, если бы на месте женщин появились мужчины, они бы победили, но какой ценой?

Нам казалось тогда, что Лукашенко что-то поймет, что диалог будет возможным. Увы, он решил не останавливаться ни перед чем. До меня вдруг дошло, что в Минске было возможно повторение площади Тяньаньмэнь в Пекине в 1989 году, что он готов раздавить, переехать этих молодых людей, лишь бы только не отдать власть.

А мы выбрали совсем другой способ борьбы, сопротивление без насилия. Белорусские женщины одевались в белое, носили цветы. На фоне трагедии, которая началась в августе прошлого года, это было на самом деле красиво.

Многие критикуют сторонников сопротивления без насилия, так как, мол, в противном случае, возможно, с Лукашенко можно было быстро покончить. Но я не хочу, чтобы пролилась кровь, для меня самое ценное – жизнь человека, каждого человека. Поэтому мне кажется, что мы должны работать над новым стратегиями сопротивления, традиционные не приносят результатов. С ужасом читаю в интернете призывы к вооруженной борьбе с режимом, и что некоторые убеждены, что крови не надо бояться. Я боюсь, что если бы сейчас дошло до новой волны протестов, это могло бы закончиться огромной трагедией.

О книге о белорусских протестах: «Не могу сдержать слез»

– Я не знаю, когда мы победим. Какое поколение обретет вольность? Но знаю, что люди снова найдут способ, чтобы реагировать на то, как сильно Лукашенко за последние месяцы нас всех унизил, заново развернул эту сталинскую машину ненависти, известную нам из прошлого. Мы долго будем выходить из этой травмы.

В Берлине я сейчас работаю над книгой о белорусской революции и, наверное, ни одна из прежних не стоила мне столько. Я не могу сдержать слез, когда слушаю рассказы молодых людей, их последние слова во время судебных процессов. Они такие молодые, но уже такие смелые. Хотя прекрасно знают, что на несколько лет пойдут в тюрьму, но ни от чего не отказываются, остаются в правде, держатся собственных убеждений.

Я недавно описывала историю двух женщин старше меня, которые пешком целую неделю шли лесами в сторону Литвы. Они должны были бежать из Беларуси, так как были активистками из небольшой местности под Минском и их жизнь была под угрозой. Они убеждали меня, что ни о чем не жалеют, что согласились с ценой, которую им пришлось заплатить за свою деятельность.

А молодая девушка, которая написала на асфальте «Жыве Беларусь» и получила за это два года тюрьмы? Как над этим не плакать?

ГГ/ИР, belsat.eu

Падпісвайся на telegram Белсату

Новости