«Все, как в Минске, только нестрашно»: музыканты из «РСП» – о переезде в Киев

Участники группы «Разбітае сэрца пацана» после суток в Жодино. Фото: rspband / Instagram

После сорванного концерта, суток и отказов Министерства культуры на выступления в Беларуси половина группы Разбітае сэрца пацана» уехала из страны в Киев. Это музыканты Денис Тарасенко и Павел Городницкий, а также менеджер группы Анастасия Доль. Мы поговорили с ними о жодинском опыте и переезде в Киев, о дальнейших творческих планах и выходе новых альбомов.

Сорванный ОМОНом концерт

Последний концерт группы в Беларуси «состоялся» 13 февраля на туристической базе «Огонек» возле Смолевичей. Около 70 молодых людей приехали послушать белорусскую музыку. Сначала выступила певица Lear, а потом на сцену вышли музыканты «Разбітага сэрца пацана». Только они закончили петь первую песню, «Бег», как под аплодисменты в зале выбиваются двери и врывается ОМОН. На этом концерт был закончен.

На участников составили протоколы по статье 23.34 КоАП за участие в массовой акции, хотя договор на проведение концерта был подписан. Причиной стал снимок в фотоаппарате одной из участниц мероприятия во время осмотра: на фото группа людей держит бело-красно-белые флаги во время перерыва. На суде именно этот снимок использовали в качестве доказательств.

«Но если бы и не было этого флага, все равно бы что-то нашли. Сказали бы, что ты что – то думал не так», – считают музыканты.

«Это обязательно должно было случиться»

«Думаю, у нас до последнего была надежда, что отпустят», – говорит Павел Городницкий. В протоколе со слов участкового было написано, что музыканты что-то выкрикивали и принимали участие в несанкционированной акции, но из доказательств был только тот снимок, на котором их даже нет.

Фотография с концерта перед задержанием. Фото: pressmvd / Telegram

«Мне казалось, что судья был адекватен: он слушал, кивал, понимал, что правда на моей стороне. Но эта система настолько прогнила, что он просто дал столько, сколько у него уже было написано, – 15 суток. И что бы ты ни говорил, все твои супердовjды не срабатывают, он просто выполняет приказ. И вот от этого стало паскудно», – вспоминает Павел.

Дениса судили последним из группы, но он уже понимал, что ему тоже дадут 15 суток: «Говори ты или не говори, адвокат или нет адвоката, ты все равно будешь сидеть, права здесь ничего не значат. У меня было только одно желание: чтобы меня оставили в моей камере».

«У меня было ощущение, что это обязательно должно было случиться. Так или иначе, рано или поздно, а я свои сутки отсижу. И вот этот день настал», – говорит Денис.

Музыканты группы «Разбітае сэрца пацана». Киев, Украина. 10 апреля 2021 года. Фото: Ирина Мороз / Белсат

Ребята до конца не понимают, почему этого не произошло раньше: возможностей быть задержанными было довольно много. Они выступали на дворовых концертах, ходили на акции и постоянно им удавалось после них возвращаться. «Рядом людей хватают, а мы дома», – говорят музыканты. Но этот день настал. «Хорошо, что это было более-менее спокойно, без избиения и других неприятных вещей, после которых люди в реанимациях оказывались. Особенно то, что сейчас происходит в Жодино, – это ужас», – вспоминают ребята последние новости из изоляторов о пытках хлоркой и избиении заключенных.

«Это то, о чем говорил Мартинович в последнем интервью об анонимности зла. Они верят, что все это будет безнаказанным, сама система им об этом говорит, что им ничего не будет. Они уже так и делают: идут фактически до конца, а там уже что будет, то будет», – рассуждает Денис.

Денис Тарасенко. Фото: Ирина Мороз / Белсат

Музыканты говорят о своем задержании как об опыте, который, бесспорно, лучше было бы избежать, а если невозможно, то просто надо это принять. «Это ведь тоже часть жизни, и вот такая наша жизнь сейчас. Надо наблюдать, запоминать свои ощущения, как люди себя проявляют там, в таких обстоятельствах, с разных сторон, – говорит Паша. – Зато теперь ты знаешь, что такое камера, прогулка, каково это – стоять лицом к стене, что такое обыск».

«Там никто не звезда»

Отношение сокамерников к музыкантам было обычным: «Не было такого, что ты звезда. Там никто не звезда. Все одинаковые сидельцы». Первый вечер в камере все знакомились, рассказывали о себе 2-3 минуты, и оказалось, что рядом оказались очень интересные люди, с настолько разными судьбами, что даже музыканты выглядели обычными: «Были люди, которые уже не первый раз в Жодино, опытные, у которых по 3-4 ходки, и нам только учиться и учиться у них».

В изоляторах всем не хватает свободы, но ребята отметили, что именно им не хватало возможности курить, так как курить разрешалось только на прогулках, а первая прогулка была на пятый день. И второе, чего не хватало, – сладкого.

Музыканты группы «Разбітае сэрца пацана». Киев, Украина. 10 апреля 2021 года. Фото: Ирина Мороз / Белсат

Кроме жизненного опыта, ребята вынесли из стен жодинского изолятора новый музыкальный альбом. «Шансoff» с восемью треками уже существует в живом исполнении. Теперь музыканты будут искать средства, чтобы его записать и оформить. Выход альбома планируют на май-июнь.

В мае выйдет еще один альбом – «Ощущения», с 10 песнями, которые уже записаны и сводятся в Берлине.

Отъезд из Беларуси

На решение переехать в Киев повлияли несколько факторов. Во-первых, музыканты боялись превентивных задержаний перед Днем Воли: «Тут такая лотерея: возьмут тебя или не возьмут». Во-вторых, полный запрет на выступления. Музыканты трижды пытались получить гастрольное удостоверение, но каждый раз был отказ без каких-либо причин. Ребята поняли, что и четвертая попытка будет неудачной, и пятая. Фактический запрет концертов в основном и спровоцировал отъезд.

«Нам перекрыли кислород, и мы решили попробовать в Киеве. Приехали в разведку, и разведка затянулась», – говорит Денис.

Музыканты группы «Разбітае сэрца пацана». Киев, Украина. 10 апреля 2021 года. Фото: Ирина Мороз / Белсат

Сейчас музыканты налаживают жизнь в другой стране: имеют жилье, развиваются в профессиональной сфере, знакомятся с украинскими музыкантами и продюсерами: «Мне кажется, музыка не должна быть привязана территориально. Можно же жить в Киеве и при этом быть белорусским артистом. Будут лучшие времена – мы приедем. А сейчас даже «Каста» не может выступать. Что уж говорить о нас».

Сейчас музыканты думают, как наводить мосты, ведь «РСП» всегда было именно белорусской группой, а здесь появилась возможность выйти на международную арену, хотя бы в пределах Киева и Варшавы.

Павел Городницкий. Фото: Ирина Мороз / Белсат

Во время Киевского локдауна музыканты сумели устроить один бесплатный концерт для приблизительно 70 белорусов: «Все, как в Минске, только нестрашно. Нам самим хотелось его провести, и мы кайфанули от того, что мы на сцене, а рядом слушатели, которые поют вместе с нами». После локдауна «РСП» планирует начать концертную деятельность.

Кроме музыкальной работы, Паша и Денис пробуют себя в киноиндустрии, записывают видеовизитки для актерских агентов. В Киеве есть возможность заниматься актерской профессией, в Минске же на «Беларусьфильме» они были запрещены с 2010 года.

Сейчас ребята пытаются сниматься в кино и параллельно заниматься «РСП»: пишут музыку, придумывают тексты. И планируют записать песню вместе с Лявоном Вольским: «Мы с ним уже списывались, и он выразил желание посотрудничать, сделать такую коллаборацию».

Денис Тарасенко и Павел Городницкий. Киев, Украина. 10 апреля 2021 года. Фото: Ирина Мороз / Белсат

После возвращения на родину – в новую Беларусь – музыканты мечтают о большом опен-эйре у стелы, фестивале всех народных артистов и всех тех, кто выступал во дворах, чтобы там были 200-300 тысяч человек: «И мы будем там хедлайнерами, обязательно».

АД/АА belsat.eu

Новости