«На предприятии моя фамилия – как черная метка». История железнодорожника, которого задерживали на рабочей смене

Фото, из-за которого задержали Александра. Представлено редакции

Александр Новак – гомельчанин, работавший по распределению на железной дороге в Витебске. Именно его жестко задержали прямо на рабочем месте за участие в митинге 16 августа 2020 года. Доказательством участия в массовой акции стал снимок, на котором даже не видно лица Александра.

– А за два дня до этого сразу после собрания идеолог предприятия вызвала всех моих коллег, показывала им эту фотографию и просила подтвердить, что это я. Я это услышал, пошел к ней и сказал: «Да, это я, не надо больше никого вызывать», – вспоминает события того времени Александр.

Молодой человек рассказывает, что идеолог предприятия невзлюбила его давно, так как у него была активная гражданская позиция, он боролся за права рабочих.

Александр Новак. Фото: личный архив героя

– Я считаю, что меня задержали по наводке этой идеологини. Ее муж – транспортный прокурор Минска, а задерживали меня сотрудники транспортной милиции Витебска, подчиненные транспортной прокуратуре Минска. Я был на так называемом технологическом окне, когда проводятся ремонтные работы на какой-то станции или железнодорожном перегоне. И в это время каждый отвечает за свой участок работы. У меня была ответственность за двустороннюю связь с местом работы и дежурными переездов: на переездах стоят путейные, они должны пропускать машины, так как не работает поездная сигнализация. Они связываются через эту связь с дежурным и должны пропускать машины тогда, когда нет поездов поблизости. В момент, когда я выполнял свои трудовые обязанности, приехали трое сотрудников и задержали меня.

Александр вспоминает, что сразу стал просить разрешения уведомить начальство, чтобы то дало какую-то замену на время отсутствия молодого человека на работе. На что услышал ответ: «Мы сами свяжемся, приедут твои начальники вместо тебя работать».

– Когда я вышел на свободу через двое суток, то узнал, что они официально будто бы никого не предупреждали. Я начал узнавать, была ли какая-то замена, но никакой замены не было. Это нарушение безопасности движения поездов, причем целенаправленное. Я написал жалобу на это. На что пришли отписки: прокуратура говорит, что они уведомили мое руководство, а железная дорога говорит, что никаких официальных сообщений не было. То есть никого наказывать не надо. По итогу все свелось к тому, что мне ответили: уведомили неофициально, а поскольку никаких происшествий не было, то и наказывать никого не надо.

Момент задержания Александра. Видео представлено героем материала

После задержания отношение к парню со стороны начальства стало невыносимым: начали давить и давать работу, которая не входила в должностные обязанности Александра. С такими мерами парень был категорически не согласен:

– Я отказался и написал заявление на увольнение. Потому что мне намекнули напрямую, что будут добиваться моего увольнения из-за выговора, если я сам не уйду.

На предприятии, как и в Витебском отделении Белорусской железной дороги, фамилия Александра Новака – как черная метка. Коллегам грозят увольнением, когда узнают, что те поддерживают связь с Александром.

– Один из начальников лично вызвал нескольких человек, которых подозревал в коммуникации со мной и в том, что они мне сливают информацию. Угрожал: если выяснится, что мы как-то общались, то с ними будет то же, что и со мной. Вообще большая часть коллег, с которыми я поддерживал связь после увольнения и которые меня поддерживали, уже уволились. Кто-то по собственному желанию, потому что им надоедала атмосфера террора, а некоторых заставили. Вот таких людей было как минимум трое.

Александр Новак. Фото: личный архив героя

Александр Новак после увольнения уехал домой в Гомель и начал искать другую работу. Но через несколько месяцев к нему пришли с обыском по заявлению того идеолога с прошлого места работы.

– Приехали два милиционера из Витебска и один из Гомеля. Они показали документ, подписанный заместителем прокурора Витебской области, в котором он санкционировал осмотр с одновременным изъятием, что незаконно, так как тогда это уже обыск. При этом не возбудили никакого уголовного дела, все это только на основании заявления идеологини, в котором она жалуется на то, что ее данные были опубликованы в «Черной книге Витебской области», а также ей разрисовали подъезд обидными надписями. Но я в Витебске уже два месяца на тот момент не жил.

Александру не дали никаких документов об обыске и списке изъятого. А после осмотра-обыска забрали в РОВД, чтобы парень дал объяснения о раскрашенном подъезде.

– В итоге через четыре дня я уже уехал из Беларуси и не собираюсь возвращаться, пока не сменится власть. Но я вернусь в любом случае, чтобы те, кто организовывал травлю меня – на работе, сотрудники прокуратуры, милиционеры Гомельщины и Витебщины, Следственного комитета, – ответили перед законом. Я уехал еще и потому, что писал очень много обращений: я понимал, что рано или поздно это мне вспомнят и придут за мной.

Фонд белорусской солидарности. Что за год сделал BYSOL

Во время переезда в Украину Александру очень помогли родственники, а также фонды BySol и ByChange: как финансово, так и дав возможность получить профессию в IT.

– Сейчас я уже фактически легализовался в Украине. Поскольку мой отец отсюда, то я имею право на постоянный вид на жительство. Для его получения остались небольшие формальности. Я доучиваюсь на программиста и скоро уже буду, надеюсь, устраиваться на работу. А на мои обращения по поводу незаконного обыска и изъятия моего имущества мне приходят стандартные отписки, что я не имею права подавать таких жалоб в электронном виде. В ответ на это я написал жалобу о принятии прокурорских мер на нарушение законодательства по поводу того, что незаконно выписали решение на освидетельствование без оснований на то, что осмотр был проведен без свидетелей, что у меня незаконно изъяли мобильный телефон. Но при этом был ответ, что эти обстоятельства не могут быть причиной для проведения прокурорской проверки, поскольку, как они выражаются, это всего лишь мое мнение, что такие нарушения были.

«Криптовалюты будут популярны в Беларуси, как и VPN». Большой разговор с Андреем Стрижаком

Анна Ващенко/МВ belsat.eu

Падпісвайся на telegram Белсату

Новости