20 тысяч умерших и 640 тысяч заболеваний. Эксперты огласили статистику по COVID, которую могли скрыть власти

Кладбище в Столбцах. Фото: «Белсат»

Официально Беларусь очень неплохо справляется с эпидемией коронавируса. Мы несколько раз уже побеждали психоз, которого нет, и теперь вышли на «волнообразное плато». Но эксперты говорят, что это совсем не так.

Презентацию исследования «COVID-19 в Беларуси», которое в январе 2021 года провела компания SATIO, провели 17 февраля. Детали презентации сообщает корреспондент «Белсата».

Официальным цифрам доверять нельзя

Филипп Биконов, руководитель исследовательских проектов SATIO, отметил, что официально эпидемия коронавируса в Беларуси проходит так же, как и в других странах, рост числа заболеваний равномерный. Но, по его словам, есть много оснований официальным данным не доверять.

«Есть целый ряд причин, на основании которых эти сведения можно считать недостоверными. Прежде всего, это аномальный прирост смертности во втором квартале 2020 года, который выявился в ООН. Кроме того, есть существенная разница, когда мы сопоставляем смертность от COVID-19 с соседними странами. А как мы знаем, вирус национальностей не разбирает», – отметил исследователь.

Заместитель министра здравоохранения Елена Богдан. Скриншот с видео Минздрава

Также результаты опроса, проведенного в ноябре 2020 года среди белорусских горожан в возрасте от 18 до 64 лет, свидетельствуют, что примерно от 9% до 13% из них могли переболеть COVID. Это около 640 тысяч человек. Официально в ноябре переболели коронавирусом лишь около 99 тысяч белорусов.

При этом Министерство здравоохранения не очень охотно идет на контакт с журналистами, а в марте–апреле 2020 года COVID-19 в Беларуси фактически вообще отрицался. А власти к нему обращались зачастую только тогда, когда нужно было ограничить присутствие наблюдателей на выборах, закрыть границу и так далее.

«То есть если он нужен, он есть, А если не нужен – его нет», – отметил Биконов.

Могли умереть более 20 тысяч человек

Андрей Елисеев, директор исследований в исследовательском центре «Центр EAST», заявил, что занижение статистики в Беларуси было чрезвычайным, одним из крупнейших в мире. По его словам, наша страна может оказаться «одной из наиболее неудачных в Европе, а возможно, что и в мире» стран в борьбе с эпидемией коронавируса.

Александр Лукашенко на совещании с главой Администрации Президента Игорем Сергеенко, председателем Совета Республики Натальей Кочановой, госсекретарем Совета Безопасности Андреем Равковым и министром здравоохранения Владимиром Караником 13 апреля. Фото – president.gov.by

Эксперт отметил, что показатель смертности мог быть занижен даже в 15 раз, а количество умерших в результате пандемии в 2020 году может превышать 20 тысяч человек. Это, по его мнению, соответствует прогнозу, сделанному еще в марте на основании формулы Лондонского имперского форума. Тогда смертность для Беларуси предсказывалась в пределах 16-32 тысяч случаев.

«Так что власти Беларуси в самом начале эпидемии имели научно обоснованные сведения, какие могут быть последствия в зависимости от различных действий, и поэтому они несут полную ответственность за последствия пандемии в Беларуси», – подчеркнул Елисеев.

Официально с начала пандемии в Беларуси по состоянию на 17 февраля было зарегистрировано 272 273 человека с положительным тестом на COVID-19. Выздоровели 261 568 пациентов, у которых ранее был подтвержден коронавирус. За весь период распространения инфекции на территории страны умерли 1876 пациентов с COVID-19.

Зачем скрывать цифры?

Филипп Биконов считает, что власти скрывали цифры смертности от коронавируса по той же причине, по какой доказывали победу Александра Лукашенко на выборах с поддержкой 80% избирателей – из-за «абсолютно иррационального страха выглядеть слабыми».

Медик в маске от коронавируса. Фото: t.me/minzdravbelarus

В свою очередь Андрей Елисеев считает, что власти недооценили продолжительность эпидемии и рассчитывали скрыть смертность за несколько месяцев. Но поскольку эпидемия продолжается до сих пор, власти оказались в очень неприятной ситуации, и не нашли ничего лучшего, как продолжать скрывать сведения, отметил эксперт.

А Геннадий Коршунов, аналитик Европейского гуманитарного университета и бывший директор Института социологии НАН Беларуси, подчеркнул, что белорусская статистика и информационная политика государства десятилетиями создавали параллельную действительность, но COVID оказался настолько жизненно значимым для каждого, что каждому стало интересно, как оно на самом деле.

«Это противоречие между картиной мира, которую рисовало государство, и жизнью сорвалось», – заявил социолог.

Чего хотели белорусы

Филипп Биконов подчеркнул, что белорусы не хотели карантина и закрытия предприятий.

«Может быть, хотели большего закрытия учебных заведений и запрета необязательных массовых событий, как, например, парад. И если бы государство просто объясняло свои действия лучше, а не просто отрицало коронавирус, то вопрос доверия к выборной кампании не стоял бы так сильно», – считает он.

В результате граждане были вынуждены сами заботиться о себе. Так, множество людей стало самостоятельно сохранять социальную дистанцию, носить маски, минимизировать поездки на транспорте, не ходить в рестораны, хотя не было никаких официальных ограничений.

Белорусские медики получают помощь от инициативы ByCovid19. Фото: ByCovid19 / Facebook

Из-за «неготовности государственных систем принимать быстрые решения» началась самоорганизация и возникновение горизонтальных связей, подчеркнул Биконов. Как результат, большинство опрошенных считает, что гражданские инициативы, например, ByCovid19, помогли медицинским учреждениям больше, чем государство.

«И это исключительно вопрос коммуникации. Пока представители властей отрицали проблему, отказывались помогать, гражданские инициативы проблему полностью признавали, общались с медиками и обществом, помогали врачам, бизнесу. И у людей сложилось впечатление, что гражданское общество сделало для помощи самому себе больше государства. Это серьезно определило низовую организацию общества впредь», – заявил Биконов.

Важнейший триггер

Андрей Елисеев считает, что реакция властей Беларуси на эпидемию коронавируса стала одним из важнейших триггеров для протестной мобилизации. По его мнению, коммуникация властей с обществом была «в худших советских традициях» – «множество пропаганды, манипуляции, цензуры, формальности».

Участники Общегражданского марша за Свободу. 16 августа, 2020 года. Минск, Беларусь. Фото: АВ/ Vot Tak TV/ Belsat.eu

По мнению Геннадия Коршунова, «люди на психологическом уровне почувствовали себя брошенными, вне поля ответственности государства, а с другой стороны оказалось, что люди могут решать проблемы сами».

В результате пандемия ускорила все процессы социальной динамики, «которые зачинались годами и десятилетиями до того».

«Финальный литр бензина, который на тлеющее угли был вылит, – это COVID. Все могло бы быть мягче, если бы не было непомерного отторжения проблемы в первые месяцы», – считает Биконов.

А выборная кампания и последующие события еще больше подорвали доверие к властям, подчеркнул эксперт.

МГ/ИР belsat.eu

Новости