Директор «Белсата» об атаке силовиков на журналистов в Минске

Агнешка Ромашевская-Гузы директор телеканала «Белсат» прокомментировала атаку белорусских силовиков на журналистов в Беларуси. Видеоверсия разговора выйдет в вечернем информационном выпуске «Белсата».

В этой ситуации мы должны только сказать, во-первых, – работаем дальше; это принципиальная позиция, так как нужно поставить вопрос, какова цель произошедшего. А цель такова, чтобы лишить граждан доступа к информации, окончательно и полностью. В Беларуси есть такое представление, что это возможно. Я считаю, что это не является возможным, а также не возможно прекратить деятельность «Белсата». Это исключительно представление властей Беларуси, что такое можно сделать. В этой ситуации нашим ответом должна быть активность – но соответствующая активность. Мы впредь готовы работать и принимаем это все как еще одно проявление диктатуры и еще одно проявление террора, с которым имеем дело в этот момент, а практически – ежедневно.

По всей стране прошла атака силовиков на журналистов «Белсата». Главное

Тут нечего делать вид, что ничего не случилось. Безусловно, это будет очень трудно, так как у нас есть противник. Надо уже сейчас сказать откровенно: это противник. Если кто-то старается полностью уничтожать какое-либо свободное слово, то он противник, а с противником ведется борьба. Это будет нелегкая борьба, но это можно сделать. Безусловно, нужно будет еще вести себя абсолютно иначе, чем мы это делали до этого момента. И как – я этого не буду рассказывать в деталях. Но, полагаю, что это получится, по крайней мере в определенной степени. И полное прекращение передачи информации в сегодняшнее время – ну, не знаю, возможно ли вообще. Ведь, может, все на этом свете возможно (посмотрим на Северную Корею), но, полагаю, что в Европе все же не возможно. В любом случае это безгранично сложно. И, полагаю, мы используем все эти возможности, которые будут. Но ведь тоже это добрая воля наших журналистов, как бы они хотели работать. И, считаю, что, к счастью, не обо всех власти знают.

Белорусские журналисты, которые находятся за решеткой. Фото: Юлии Шабловской / Белсат

Как будет выглядеть работа дальше?

Я считаю, что мы должны за этим понаблюдать в течение ближайшего месяца, двух. Увидим, как будет выглядеть работа. Мы всегда действовали согласно принципу проб и ошибок, то есть практическим путем. Ну и увидим, что у нас выходит. Будем стараться делать как можно больше – как можно больше получится. Если будет такая необходимость, то будет меньше информации, а больше комментирования, но так или иначе мы в любом случае дойдем до той информации. Я абсолютно убеждена. Это у нас точно получится. Для меня принципиально то, что я хотела бы сейчас сказать нашим зрителям: что они тоже часть нашей работы. То есть очень много информации мы имеем от них. И я надеюсь, что впредь эту информацию мы будем получать.

Мне кажется, что это еще не разошлось в достаточной степени. Режим в каком-то смысле уже приучил людей к определенной информации. Недавно мы видели удар по неправительственным организациям, арест Алеся Беляцкого. Просто люди не в Беларуси уже не успевают за этими новостями. Но я уверена, что это повлечет реакции. Но ведь важнейшая реакция – это реакция внутри. Ведь должны себе задать вопрос: какая тут цель, зачем это все делается? Базовой целью все же не есть полное стирание, так как это не возможно. То есть уничтожение информационного поля, очищение не представляется возможным. Оно, как только вычищается, то заново заполняется. Единственное, что возможно, – это устрашение тех, кто его могут заполнять.

Четвертый день суда над журналистками Белсата. Екатерине Андреевой и Дарье Чульцовой вынесли приговор. Им присудили два года в колонии общего режима. Минск, Беларусь. 18 февраля 2021 года. Фото: Белсат

Я считаю, что каждый из тех людей, кто действуют в этом поле, должен задать себе вопрос, особенно в Беларуси: как я хочу действовать? Если я хочу работать дальше, могу выехать, и тогда это даст мне возможность работать там, так как, возможно, различительный для властей уже не смогу ничего сделать в Беларуси, а может, останусь в Беларуси, что же трудно, пусть меня арестуют, пусть сделают, что хотят, я буду делать свое дело или буду делать чуть-чуть что-то другое, чем делал до этого момента, впредь буду там, на месте. Это выбор каждого. Также имеются люди, которых власти не знают, и также это их выбор, или они захотят впредь присылать информацию, пытаться как-то пробиться, или тоже позволят себя запугать. Это базовый принцип в этот момент: посеять панику, паника в Варшаве, повсюду, бьют, конец, уже нам конец. Это не конец! Надо себе ясно сказать: это никакой не конец!

Будет ли помощь журналистам?

Это абсолютно существует и это будет. Это необходимость. Всеми доступными средствами будем стараться им помогать. У нас очень много журналистов, а потому это не так легко. Но точно их не оставим. Они и в Беларуси, и в Польше, и в Украине, наши журналисты в разных местах. Были вынуждены уехать по разным причинам. Собственно, выбрали выезд как возможность работы и потому, что не смогут работать в Беларуси. Цели самые разные. Но в целом эта поддержка, без всяких сомнений, будет. Я лично могу сказать, что приложу все усилия, а также я уверена, что в этом деле нас поддержит польское правительство, – чтобы мы были в состоянии это выполнить. Это наш базовый долг, взаимная солидарность.

Я считаю, что не удастся заменить независимые медиа на государственные медиа. На их передачу информации. Я думаю, что причина всех этих действий в том, что в какой-то момент Александр Лукашенко пришел к тому, что – как же так может быть, что в обществе такое большое количество людей не любит такого прекрасного диктатора, такого прекрасного человека. Должна быть какая-то причина этого, а она не в нем, как он считает, она где-то вне его. Ну и, наконец, дошел до того, что причина – эти медиа, несущие неправильную, несоответствующую картинку. Ну и решил по ним ударить. По моему мнению, более глубокого смысла в этом нет.

Не потеряют ли СМИ аудиторию?

Часть людей продолжает оставаться с теми медиа, часть людей погружается в себя, перестает интересоваться, потому что это очень неприятно все вместе. И поэтому это, конечно, единственный результат, на который можно рассчитывать. Часть людей просто перестанет интересоваться политикой, а та часть, прогосударственная, остается этакой самой, а может, даже и чуть меньшей, потому что чем дальше это идет, тем больше людей видит, что это все неправда. А потому они могут вложить невесть сколько денег в свои «Славянские базары» и что-то еще, но большинство белорусов им все равно не поверит».

belsat.eu

Падпісвайся на telegram Белсату

Новости