Почему люди поддерживают агрессию России в Украине? Спросили у тех, кто выступает за войну

Тимур, живет в Москве, но родился и вырос на Донбассе. Артем живет в Бобруйске, он член одной из пророссийских общественных организаций. «Белсат» пообщался с мужчинами, которые поддерживают агрессию России в Украине, чтобы узнать, к каким ценностям апеллируют сторонники войны.

Люди с плакатом «Бессмертный полк» и флагами возле монумента на площади Победы. В белорусской столице прошло традиционное шествие по случаю 77-летия Победы в Великой Отечественной войне, после чего начались праздничная гульба горожан. Минск, Беларусь. 9 мая 2022 года. Фото: Белсат

Что вы думаете о вводе российских войск на территорию Украины?

Тимур: По-моему, это логичный результат всех событий, которые происходили на постсоветском пространстве с 1991 года. В Украине произошел фашистский вооруженный мятеж, и был свергнут законно избранный президент (речь идет о Викторе Януковиче). Причем законность его избрания была признана всеми, в том числе и Соединенными Штатами и западноевропейскими странами.
Артем: Я не милитарист, я человек вообще не кровожадный. Дело в том, что тот режим, который сформировался на Украине, его неслучайно назвали нацистским. Конечно, здесь сразу начинаются контраргументы, что вот там демократия, и вообще президент еврей. То, что президент еврей, это не исключает того, что сам он поддерживает режим нацистским. Денацификация, безусловно, требуется. Она понадобилась Германии после 45 года, она была успешно проведена. С того времени попробуй выйти где-нибудь в Берлине и так от сердца к солнцу жест сделай, рискуешь остаться в Германии надолго в местной тюрьмы. Если это сделать где-нибудь в Киеве, там примут за своего. Особенно в таких организациях, как полк «Азов».
Раненые защитники «Азовстали» в Мариуполе, Украина. Фото: kztsky / Instagram

Какую угрозу Украина несла России?

Тимур: Это была скрытая угроза. Создавались в военном ведомстве, в военном министерстве военные центры информационных психологических спецопераций. В них служили офицеры, которые были официально на военной службе. Это открытые сведения.
Артем: Угрозу военного поражения вряд ли. Ведь все-таки Россия – это в военном плане сверхдержава с ядерным оружием. Российская армия априори сильнее. Но вот эти американские бактериологические лаборатории в Украине – это очень серьезно. Мог бы быть второй СOVID-19 или что-то похлеще.

При каком условии могут наладиться отношения Украины и России?

Артем: При смене украинского режима. Закрывать глаза на открытый нацизм в Украине — это в России будет воспринято как военное поражение от противника, уступающего в силах. Будет просто национальная катастрофа, и Россия на это не пойдет. Возможно, какое-то перемирие будет подписано, я не исключаю этого. Но Украина сама по себе не самодостаточное государство, оно во многом остается под контролем со стороны Запада.
Тимур: Я придерживаюсь коммунистических убеждений, поэтому для меня в принципе и российский режим, и белорусский, и украинский – капиталистические режимы. Поэтому для меня идеально было бы восстановление Советского Союза.
Разрушенный фасад жилого дома в районе Северная Салтовка в Харькове, Украина. 28 апреля 2022 года. Фото: Белсат

Комментирует психолог из Эстонии Анжелика Ленсмент:

Такое событие, как война, предполагает как минимум агрессора и жертву. И вот очень интересно, что в таких случаях обычно со стороны агрессора, когда мы берем психотип тех, кто поддерживает войну, есть люди и в позиции агрессора и в позиции жертвы. В позиции агрессора выступают те, кто так сдержанно, полностью отдавая себе отчет, следуя власти, за деньгами, за какими-то, может быть, идеологическими интересами развязывает эту войну. В позиции агрессора, конечно, будут и те, кто поддерживает эту войну, потому что сами люди деспотичны, авторитарны, жестоки, и они хотят присоединиться к силе. Люди в позиции жертвы — это те, кому война дает возможность почувствовать некую причастность к силе. Дает им возможность почувствовать, что, может быть, они в безопасности. Это иллюзия, конечно.

Поддержка войны объясняется тем, что у людей вообще нет опыта, а есть желание вести обычную жизнь. Представьте человека, который, может быть, и не очень успешен, и будущее его не очень определено, социальные лифты в стране не построены. И тут вдруг он поддерживает войну своей страны, чувствует себя сильным, успешным. Но опыта у него нет, сам на войне он не был. Такая поддержка кончается, когда им самим предлагают отправиться на эту войну. Это поддержка на уровне психологическом, чтобы какие-то свои комплексы реализовать, повысить свою самооценку. А когда до реальности доходит, то желающих, именно среди молодежи, реально поддержать на поле битвы делается все меньше и меньше.

Почему россияне поддерживают войну в Украине. Объясняет независимый социолог

АМ belsat.eu

Падпісвайся на telegram Белсату

Новости