Будет ли Польша жечь мосты?

Руслан
Шошин
Журналист польской газеты «Rzeczpospolita»

У медали только две стороны, а в международной политике их намного больше, и красные границы страны ЕС не готовы переступать.

Казалось, что после ареста Анджея Почобута и Анжелики Борис, которых знает вся Польша, и других деятелей польского меньшинства в Беларуси режим Лукашенко переступил уже все красные линии в отношениях с Варшавой. Многие польские политики, общественные деятели, журналисты и публицисты ожидали, что польское правительство сделает сильные ответные шаги. Однако похоже на то, что стандартный набор дипломатических реакций, не несущих непредсказуемого риска и которые можно было бы применить в таком случае, в Польше уже иссяк.

Консульский отдел посольства Польши в Гродно. Фото: Белсат

Теоретически Варшава могла бы выслать из страны очередных белорусских дипломатов, но после дипломатической войны последних месяцев высылать уже почти некого. В Беларуси же остались чуть более 10 польских консулов, и это уже критично. Очередной шаг – полное замораживание отношений и огромный организационный коллапс. Ведь в Польше хорошо понимают: для Лукашенко сотни тысяч белорусов, которые работают, учатся или приезжают ежегодно в туристических целях в Польшу, не аргумент. И тем более для него не аргумент тысячи желающих получить карту поляка. Если вопрос станет ребром, диктатор не дрогнет – вышлет всех польских дипломатов, оставляя одного или двух для коммуникации. А это означает, что белорусам в таком случае придется ездить за визами в Киев, Львов, Луцк или Москву. Очередным шагом было бы только полное приостановление дипломатических отношений, но для Варшавы это тоже не вариант, так как общаться с Минском пришлось бы через третью страну, и не сложно догадаться какую.

Что же остается? Экономика. Ведь страны торгуют, даже если не имеют дипломатических отношений. Как в случае России и Грузии или России и Украины, которые де-факто уже семь лет остаются в состоянии войны. Но торгуют. Поэтому внимание многих привлекли слова главы польского правительства Матеуша Моравецкого, который 25 марта после задержания деятелей польского меньшинства сказал, что Польша предложит Литве и Латвии ввести ограничения на перемещение товаров из Беларуси. Подобное прозвучало и во время видеосамита ЕС 26 марта: мол, ограничения будут, если власти в Минске не остановят репрессий. Власти репрессий не остановили, но ограничений на границе до сих пор нет. Польша, как и вся Европа, живет третьей волной пандемии, и белорусская тема отошла уже на второй или даже на третий план.

Возле МИД Польши журналисты ждут выхода советника-посланника посольства Беларуси в Польше Александра Чесновского. Варшава, Польша. 23 марта 2021 года. Фото: Белсат

Про экономические санкции легко говорить, но очень не легко их вводить. Именно поэтому ЕС пока ограничил доступ на свой рынок только для тех белорусских предприятий, что почти не присутствуют на европейском рынке. В Беларуси же сегодня действует 345 фирм с польским капиталом, а товарооборот в прошлом году составил $ 2,49 миллиарда. Прямых польских инвестиций там не много, но они есть, их стоимость составляет более $ 140 миллионов. Обычно эти фирмы действуют в Беларуси на лучших условиях, чем белорусские фирмы: такую политику Лукашенко проводил много лет. Именно поэтому у него есть свои лоббисты в европейских странах, в частности, в Польше. И уже сегодня здесь звучат осторожные голоса, что Беларусь привлекает инвесторов.

Польское правительство не может частному бизнесмену запретить торговать или инвестировать в Беларуси. Ведь это демократия, и любые действия властей, ограничивающие права или экономические свободы, кончаются в судах – не только польских, но и европейских.

Кто будет оплачивать потери польских предпринимателей или инвесторов, сотрудничающих с РБ? Тем более, европейских секторальных санкций, которые бы ограничивали сотрудничество в конкретных областях, нет.

Однако болезненные санкции наступают из США в конце апреля и затронут в частности нефтеперерабатывающий сектор РБ. Будут проблемы с расчетами в долларах, но не только. Сегодня в европейских столицах есть филиалы белорусских государственных предприятий, такая фирма есть и в Варшаве. Как повлияют на ее деятельность американские санкции, остается большим вопросом. Как и то, в таких условиях белорусское топливо будут покупать украинцы. «Не забывайте, что есть еще оффшоры», – объяснял мне недавно один украинский банкир.

«У них всегда во всем поляки виноваты». Что говорят гродненцы об антипольской кампании

Она руководствуется принципом «если не я, то кто». Кто такая Анжелика Борис – председатель Союза поляков в Беларуси

Кто такая Ирена Бернацкая, руководитель лидского отделения Союза поляков, которой грозит 12 лет заключения

Руслан Шошин/МВ belsat.eu

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Другие материалы